Российские волонтеры ищут поддержки, пока в Сибири бушуют природные пожары

Российские волонтеры ищут поддержки, пока в Сибири бушуют природные пожары

Сотни работников чрезвычайных служб и деревенских жителей добровольно защищают огромную территорию непроходимых вечнозеленых лесов.

Volunteers are fight peat fires in Buryatia

Находясь на огромном расстоянии от природных пожаров, которые свирепствовали этим летом на юго-западе США, Андрей Бородин вел свое собственное сражение со стихиями, руководя группой из десятка волонтеров, заливающих водой тлеющую сибирскую землю.

Сотни работников чрезвычайных служб, пожарных-парашютистов и деревенских жителей добровольно защищают огромную территорию большей частью непроходимых вечнозеленых лесов, легендарную сибирскую тайгу, протянувшуюся вдоль озера Байкал. И так как сезон пожаров здесь становится более длительным, более жарким и более сухим из года в год, Бородин надеется, что это, наконец, убедит власти в необходимости принятия и расширения добровольческого движения, которое они никогда не замечали.

Российское правительство имеет долгую историю неоднозначного отношения к неофициальным добровольческим группам и другим формам самоорганизации, но рекордные пожары и удушающий смог в 2015 году привели к наплыву сотен добровольцев в Бурятию, Иркутск и другие районы Сибири. 29 человек погибли в апреле того года в результате травяного пала в районе Хакасии, после чего последовали несколько визитов российского президента Владимира Путина и запрет на выжигание травы, российская сельскохозяйственная традиция, которая является причиной подавляющего большинства природных пожаров в стране.

Работники лесных хозяйств и чрезвычайных служб сообщают о меньшем количестве пожаров в этом году. Но Гринпис России приводит данные спутников за этот месяц, показывающие, что лесные пожары охватили более 8,5 миллионов акров российской земли, обвиняя правительственных чиновников в занижении количества пожаров ни много ни мало на 80%.

Однако, температуры растут в Бурятии, где более 100,000 гектаров уже сгорели, согласно официальным данным, и регион будет в чрезвычайном положении до конца сезона пожаров в октябре.

На этой неделе парламент Бурятии выпустил официальный призыв для групп быстрого реагирования пожарных-добровольцев. Профессионалы хороши, сказал Бородин, «но они также стоят очень дорого».

В период экономического кризиса и дефицитов бюджета регион задолжал пожарным 3,660,000 долларов за прошлогоднюю работу и попросил Москву покрыть долг.

В прошлом году борьба с пожарами вызвала бюрократическую баталию. В то время как пользующееся надлежащим финансированием и уважением министерство чрезвычайных ситуаций ответственно за защиту населенных центров, защита лесных массивов в регионе ложится на региональное и федеральное агентства лесного хозяйства, которые регулярно обвиняют друг друга в небрежности. Бурятский парламент в прошлом году уволил глав 2 региональных ведомств агентства лесного хозяйства за «неспособность справляться со своими обязанностями».

Агентство лесного хозяйства в четверг обрушило вал критики на регионы. «Иркутск и Бурятия не принимают необходимых мер для организации борьбы с лесными пожарами», заявило оно. «Несмотря на сложную ситуацию, был отмечен чрезвычайно низкий уровень активности и капиталовложений».

Власти, активисты и академики здесь в основном соглашаются с тем, что ухудшение ситуации с пожарами связано с климатом.

«Мы наблюдаем здесь реальное изменение климата и это имело огромное влияние на рост лесных пожаров в последние годы», сказал Олег Аненхонов, ботаник Института общей и экспериментальной биологии Бурятии.

Оригинал публикации: «The Washington Post»

comments powered by HyperComments