Экс-сенатор в роли коллектора

Экс-сенатор в роли коллектора

Какими методами Валерий Шнякин пытается получить деньги со своего бывшего обанкротившегося помощника

valeriy_shnyakinОчередное громкое дело с арестом кировского губернатора Никиты Белых, казалось бы, должно продемонстрировать обществу решимость правоохранительных органов в борьбе с коррупцией. Но общественность снова недовольна. Возникает смутное подозрение, что громкими делами и известными именами часто прикрывается отсутствие системной работы, которая позволяла бы привлекать к ответственности и менее именитых «оборотней» в погонах и без.

История о том, как поссорились Валерий Николаевич Шнякин и Марат Шамильевич Айдагулов, с февраля будоражит Нижегородскую область, Общественную палату Российской Федерации, Генеральную прокуратуру и местные правоохранительные органы. Однако по содержанию она куда ближе к триллеру с участием «черных» коллекторов, чиновников-коррупционеров, следователей-«оборотней», и националистов-террористов, чем к гоголевской истории о ссоре добропорядочных соседей.

«Откуда дровишки?»

На фоне последних грандиозных коррупционных скандалов с участием губернаторов или заместителей министров сумма, с которой начиналась нижегородская тяжба, вроде бы «копеечная»: всего каких-то 10 млн. рублей. Хотя и она вызывает вопросы, но об этом позже.

По одной из версий эта история начиналась в 2008 году, когда в Нижний Новгород на должность заместителя полномочного представителя президента в Приволжском федеральном округе из Ростова-на-Дону прибыл Валерий Шнякин. Как следует из расследования, проведенного нашими нижегородскими коллегами из газеты «Ленинская смена», при посредничестве своего помощника — нижегородского предпринимателя Марата Шамильевича Айдагулова — чиновник решил положить деньги в банк.

Возможно, сенатор и сам бы дошел до отделения банка, если б речь шла об обычном вкладе. Но тут-то и начинаются интересные вопросы, почему-то ускользающие от внимания правоохранительных органов. Имея годовую зарплату в 2,5 млн. рублей, Шнякин якобы попросил Айдагулова разместить в нижегородском филиале банка «Открытие» 10 миллионов под 200 процентов годовых! И если версия нижегородских журналистов верна, то она подтверждает слухи о том, что некоторым «особым» клиентам, банки готовы предлагать индивидуальные условия.

Возможно, статус заместителя полпреда президента и давал г-ну Шнякину подобные привилегии, хотя в Центробанке, наверное, с этим могут и не согласиться. Тем более, что кризис и особые условия работы с избранными клиентами привели к тому, что однажды утром, весной 2013 года, руководитель нижегородского филиала «Открытия» исчез в неизвестном направлении. И теперь его, а главное деньги – миллионы клиентских рублей — ищут правоохранительные органы.

Валерия Шнякина, который к этому времени уже занимал кресло сенатора в Совете Федерации, потеря 10 миллионов расстроила, видимо, чрезвычайно, и потому он потребовал у Айдагулова вернуть и деньги и потерянные проценты, всего – 40 млн рублей. В какой-то момент требуемая сумма вообще вырастет до 80-ти млн, но речь пойдет уже и о вдруг возникшем долге Айдагулова перед родственниками сенатора.

Впрочем, по другой версии все было проще: Айдагулов просто взял у бывшего чиновника, а тогда своего начальника, в долг некую сумму денег, размер которой и обязательства по возвращению, сторонами теперь трактуются по-разному. Вот только в жизни Марата Айдагулова тоже произошли серьезные перемены, но не столь благополучные, как у Шнякина, ставшего сенатором. Еще в 2011 году он объявил себя банкротом.

Кстати, в это время Айдагулов числился официальным помощником Шнякина, и тот вряд ли не знал о том, что ближайший к нему человек проходит процедуру банкротства и распродает свое имущество. Однако в списках официальных кредиторов Айдагулова Валерия Шнякина нет.

Вероятно, будучи чиновником, г-н Шнякин не слишком хотел фигурировать в скандале вокруг столь крупных сумм. Необходимость декларировать доходы, видимо, не позволяла заму полпреда, а потом сенатору, объяснить происхождение миллионов. Да и сейчас, когда он перестал быть сенатором, его требования так и остались бы в тени, если б коллекторские замашки кредитора не вынудили Марата Айдагулова обратиться за защитой в Общественную палату РФ.

Все, что нажито непосильным трудом

Как советовало одно из изданий Валерию Шнякину, «во избежание крупного скандала ему лучше вовсе забыть, что он дал в долг денег своему приятелю». Но экс-сенатор не смог смириться с тем, что его должник не в состоянии вернуть требуемую сумму (кстати, изначальные 10 млн. рублей, как пишет «Ленинская смена», Айдагулов все же вернул). А теперь уже журналисты, раз это не интересует правоохранителей, пытаются ответить на вопрос: откуда вообще у чиновника подобные средства? Он сам ни дня не работал в коммерции, а потому, не может, как иные, похвастаться заработанными в бизнесе миллионами. Да и родственники, на защиту интересов которых он ссылается если и миллионеры, то опять же, скорее, подпольные.

Обе дочери сенатора, как сообщается в Сети, безработные. Бывший супруг младшей — г-н Соболев — одно время работал в Федеральной таможенной службе. Однако крупную карьеру, насколько известно, не сделал. На некоторых сайтах даже утверждается, что был вынужден уволиться «по собственному желанию» после того как стал фигурантом нескольких уголовных дел. Старшая дочь сенатора замужем за неким Олегом Смирновым, который несколько лет проработал в известном столичном журнале «Эксперт», насколько известно, миллионером тоже не стал, уволился из издания еще 5 лет назад.

Можно было бы предположить, что вся семья сенатора отказывала себе в последнем и откладывала 40 миллионов на кредит Айдагулову. Но ведь остались еще деньги на квартиры в Москве и Нижнем Новгороде, где, кстати, даже скромная однушка стоит более годового дохода чиновника. А вот как описывают некоторые СМИ жизнь «обиженных родственников» экс-сенатора: «чета Смирновых продолжает жить на широкую ногу. Досуг коротают в шикарном коттедже в подмосковных Ватутинках, возле базы футбольного ЦСКА. На громадной территории, где расположены эти особняки, также находится гараж с элитными авто, а еще разные раритетные автомобили, оформленные на родных и близких Шнякина. Причем рядышком расположены апартаменты самого экс-сенатора Валерия Шнякина. Живет с размахом. Это настоящая барская усадьба, с садом и прудом, где разводят карпов. Там даже прислуга имеется: уборщицы, горничные, повара, садовники, водители, нянечки для внуков… Все они прибыли из Молдавии либо из Чимкента (Казахстан), откуда родом и сам бывший нижегородский сенатор. Обслуги у отставного члена Совфеда так много, что для нее построен отдельный дом (чтобы не смущали чиновника на покое)».

Впрочем, всего этого «бывшему сенатору, боевому офицеру… и наконец, просто заслуженному пенсионеру», кажется мало. Как пишет Марат Айдагулов, теперь кредиторы решили «отжать единственную квартиру у моих детей и бывшей жены. Хотя мы с ней разведены уже как 6 лет назад. Но они считают, что она была приобретена на денежные средства Шнякина».

Выбивание долгов по-нижегородски

Дело о долге, действительно, уже перешагнуло грань гражданского разбирательства. Неизвестно, насколько Марат Айдагулов прав в своих подозрениях, но его бывшая супруга Ольга Айдагулова действительно обратилась с официальным заявлением в Генеральную прокуратуру и МВД Нижегородской области с жалобой на давление со стороны Шнякина, который якобы угрожал ей и ее двум несовершеннолетним дочерям.

«В период с 21 по 24 сентября 2015 года он встретил меня на ул. Большой Печерской и сказал, что пока муж не передаст ему деньги, то у него (Марата), его родителей, меня и наших общих детей будут различные проблемы и ему безразлично, законными или не законными методами все это будет происходить». Также она описывает эпизод нападения неустановленных лиц на нее и двух дочерей на проспекте Гагарина в Нижнем Новгороде: «Из автомобиля «Жигули» вышел пассажир и подошел к моей машине, стал дергать за дверные ручки, пытался открыть двери и попасть в салон автомобиля, а также стучал в стекло. Также данный неизвестный мне мужчина вел себя агрессивно и кричал, что если мой бывший муж не отдаст деньги Шнякину, то они убьют меня и навредят моим детям».

На угрозы со стороны экс-сенатора жалуются уже и общественники. Поначалу они вынуждены были даже оправдываться, разъясняя, что поступившую от Айдагулова жалобу обязаны объективно рассмотреть, не принимая ничью из сторон: «В данном деле для нас важно, чтобы финальную точку в разбирательстве поставил суд», — заявил член ОП РФ Муфтий Москвы, Центрального региона и Чувашии Альбир Крганов.

Однако объективность экс-сенатору, вероятно, не нужна, и через некоторое время члены Общественной палаты стали жаловаться на давление и угрозы в их адрес. И вскоре Георгий Федоров, член ОП РФ, после личной встречи со Шнякиным заявил, что тот «пытался оказать на меня давление, запугать, высказывал обвинения, носящие клеветнический характер. Он неоднократно ссылался на свое влияние на руководство аппарата Общественной палаты РФ, на связи с известными высокопоставленными чиновниками». А позже в своем блоге Федоров написал, что ему вновь звонил бывший член Совета Федерации, в монологе которого опять «звучали невнятные намеки и признаки угроз».

Видимо, играя на опережение, Шнякин старается заранее оправдаться, заявляя: «Я думаю, что мусульманское сообщество Приволжского округа помнит, как я, еще будучи в должности заместителя полпреда в ПФО, всегда отстаивал принципы добрососедских отношений между различными народами и религиями, и никогда бы не унизил себя такими грязными угрозами». Дело в том, что спор о долге начинает переходить на национальную почву, и рассказывают, что экс-сенатор уже пригрозил своим оппонентам разыграть национальную карту.

Примечательно, что если сначала Шнякин готов был привлечь за клевету лишь Айдагулова, то теперь готов жаловаться и на общественников, которые, оказывается, теперь тоже «порочат честь и репутацию» бывшего чиновника. Вот ведь какая странная история: чем больше людей общаются со Шнякиным, тем больше желающих «порочить его честь», даже если раньше они его вообще не знали и пытались разобраться в ситуации объективно.

А затем дело и вовсе дошло до писем зятя Валерия Шнякина, которые тот направил шейху Равилю Гайнутдинову, имаму Соборной мечети Умяру Идрисову, председателю Духовного управления мусульман Нижегородской области Гаязу Закирову и члену президиума ДУМНО Дамиру Мухетдинову. В них тот просит духовных лидеров мусульман «побудить совесть должника Айдагулова Марата Шамилевича по погашению задолженности перед Смирновым Олегом Вячеславовичем и официально сообщить о результатах проведенных мероприятий по содействию в данном вопросе по следующему адресу: г. Москва, ул. Сретенка…». И опять же говорят, что только письмами Шнякин и Смирнов не ограничились.

Как правило, когда прокуратура требует ареста того или иного подозреваемого, она аргументирует это тем, что он может оказать давление на следствие и свидетелей. Но, пожалуй, еще не было в практике, чтобы за подобное давление задерживали истца, хотя заявлений об угрозах со стороны экс-чиновника, на наш, может и непрофессиональный взгляд, наберется на отдельное уголовное дело. Но пока уголовное дело по вроде бы гражданскому разбирательству возбудили против Марата Айдагулова. И это опять же трудно объяснить, если исключить влияние заявителя.

Действительно, почему бы это следователь, который поначалу трижды выносил постановления об отказе уголовного дела, теперь вдруг активно взялся за уголовное преследование Айдагулова?

Напомним, что в 2011 году Марат Айдагулов объявляет себя банкротом, после чего составляется список его кредиторов. В 2013 году суд официально признает Айдагулова банкротом. Маловероятно, что Шнякин этого не знал. Но до определенного момента никаких претензий не подавал, по крайней мере, в список кредиторов разорившегося предпринимателя он не попал. Теперь же следователь, до того трижды отказывавший в возбуждении дела, вдруг его возбуждает, считая, что в период с 2010 по 2012 годы Айдагулов якобы обманул Шнякина: получил от него денежные средства и не вернул.

Примечательно, что после того, как в Нижнем Новгороде разразился скандал, прокуратура вынесла представление о прекращении уголовного дела. Но вместо этого дело забрали в Москву, куда поехал и нижегородский следователь, будто в столице нет своих опытных специалистов. Или Шнякину удобней иметь следователя под рукой? Так или иначе, в этой истории вопросов больше чем ответов. И Генеральной прокуратуре, наверное, уже давно пора вмешаться в ситуацию.

На фото: Валерий Шнякин

Игорь Чернышов
comments powered by HyperComments