Как Рамазан Абдулатипов поссорился с Зиявудином Магомедовым

Как Рамазан Абдулатипов поссорился с Зиявудином Магомедовым

Почему руководитель Дагестана в конфликте вокруг Махачкалинского порта не  поддержал председателя совета директоров группы «Сумма».

ziyavudin_magomedov_ramzan_abdelatipov

Роль и интересы Рамазана Абдулатипова в конфликте Сулеймана Керимова и Зиявудина Магомедова за Махачкалинский порт аналитиками озвучивались как-то вскользь. Однако резкое изменение его ставок и последствия этого – важная для нашего понимания тема.

Бездействие властей

О напряженном конфликте дагестанских олигархов за Махачкалинский порт написали практически все федеральные СМИ. Накал борьбы за этот актив вполне объясним. Поскольку, это единственный незамерзающийи глубоководный порт России на Каспии и единственный, который еще остается в собственности государства.

Предприятие уже включено в план приватизации. Именно с предпродажной подготовкой эксперты связывают напряженную борьбу за право контроля над этим активом. Сулейман Керимов шел к этому долго, продвигая своего человека в руководство Росимущества.

А для Зиявудина Магомедова, контролирующего Новороссийский и Таманский порты, включение Махачкалинского порта в логистическую систему портов Юга России в выстраивании надежных транспортных коридоров, является ключевым приоритетом.

Однако, при таком длительном выстраивании конфликта интересов двух ключевых олигархов Дагестана вокруг Махачкалинского порта совершенно непонятно бездействие властей республики, которое не предприняло ничего, чтобы не допустить перехода данного конфликта в открытую фазу.

Коллаж: On Kavkaz
Коллаж: On Kavkaz
Дело дошло до открытых обвинений со стороны Транснефти, что из-за криминальной обстановки на перевалочных терминалах «Дагнефтепродукта» и бездействия властей Дагестана, экспортные потоки нефти Каспия через Махачкалинский порт могут прекратиться.

Для самих олигархических структур, заинтересованных в приватизации порта такой скандальный фон, как раз-таки выгоден. Поскольку, шумиха вокруг Махачкалинского порта приводит к снижению капитализации порта, который можно будет выкупить куда дешевле, чем рассчитывало бы государство.

Однако в рамках данной статьи нас интересует другой сюжет. А именно то, почему Рамазан Абдулатипов, который на протяжении длительного времени выстраивал отношения с Зиявудином Магомедовым, вдруг в конфликте вокруг порта поддержал не его, а Сулеймана Керимова.

Стремительное сближение

Зиявудин Магомедов, который долго присматривался к работе на дагестанском поле, стремительно ворвался в жизнь республики именно при Рамазане Абдулатипове. Сразу же, с приходом Абдулатипова к власти, республика подписала с «Суммой» Магомедова «меморандум о взаимопонимании».

Практически одновременно с этим люди из окружения Зиявудина Магомедова получили ряд знаковых назначений. В частности, бывший топ-менеджер компании «Сумма Телеком» Саид Юсупов стал главой Хунзахского района.

Фото: РИА 'Дагестан'
Фото: РИА ‘Дагестан’
А руководитель близкой к «Сумме» дорожно-строительной компании «Мостоотряд-99» Загид Хучбаров получил пост директора республиканского агентства по транспорту и дорожному хозяйству, — писала еще в прошлом году «Кавказская политика».

Кроме того, Зиявудин Магомедов провел в родном Хунзахском районе масштабные скачки в честь муфтия Дагестана, отстроил к юбилею Дербента «Домик Петра I», запустил в Дагестане образовательный проект «Периметр» по поддержке талантливой молодежи в сфере креативных технологий, социального проектирования и робототехники.

Фото: РИА 'Дагестан'
Фото: РИА ‘Дагестан’
Также глава Дагестана Рамазан Абдулатипов и Зиявудин Магомедов открыли региональный Навигационно-информационный центр, новую мечеть имени Абдулхамида-афанди из Инхо, запланировали строительство самой большой мечети в регионе имени пророка Исы.

Отношения Магомедова и Абдулатипова развивались настолько стремительно и многообещающе для республики, что у многих дагестанцев от масштабности происходящего кружилась голова. «Роскошь республики – это ее руководитель», – даже заявил в адрес Абдулатипова Зиявудин Магомедов на пике развития их отношений.

Резкое охлаждение

Однако столь бурное развитие отношение сменилось не менее резким и необъяснимым охлаждением. Зиявудин Магомедов практически полностью пропал из публичной и медиа-сферы Дагестана. Он перестал посещать созданные им креативные и бизнес-площадки и перестал появляться перед камерами в обнимку с Абдулатиповым.

По мнению дагестанских журналистов, причиной такому охлаждению могло послужить сближение Абдулатипова  с депутатом Госдумы Магомедом Гаджиевым, чей брат Ахмед Гаджиев при содействии Сулеймана Керимова с 2010 года и возглавляет Махачкалинский порт, — написал по этому поводу блогер под ником Джамал Кубатов.

«К сближению с Гаджиевым главу республики мог подтолкнуть его зять Магомед Мусаев, в 2013 году возглавивший Стратегический совет по развитию Дагестана. Известно, что выходцы из Чародинского района Дагестана Мусаев и Гаджиев сблизились вскоре после назначения Абдулатипова главой республики.

Рамазан Абдулатипов, Зиявудин Магомедов, Магомед Мусаев, Магомед Гаджиев и Сулейман Керимов
Рамазан Абдулатипов, Зиявудин Магомедов, Магомед Мусаев, Магомед Гаджиев и Сулейман Керимов
Их сближение, вероятно, и привело к охлаждению отношений Рамазана Абдулатипова с Зиявутдином Магомедовым. Столкнувшись с непониманием со стороны главы Дагестана, Зиявутдин Магомедов очевидно стал лоббировать свои интересы через Москву, обыграв Сулеймана Керимова в ситуации вокруг махачкалинского аэропорта», — пишет блогер.

Как бы то ни было, резкое охлаждение отношений Абдулатипова и Магомедова, дошедшее, практически, до полного разрыва, отмечают все аналитики и обозреватели в Дагестане. Итогом данного разрыва стало то, что Абдулатипов в конфликте двух дагестанских олигархов за порт, поддержал, хоть и не сразу, Сулеймана Керимова.

Осторожность подвела Абдулатипова

Вмешательства Абдулатипова в конфликт вокруг порта, чтобы не допустить прямого вооруженного столкновения между сторонниками Керимова и Магомедова, ждала вся республика. Однако Абдулатипов вмешиваться не спешил. Свое слово он сказал только тогда, когда стало очевидным, что атака Магомедова на порт может захлебнуться.

И то, свою позицию Абдулатипов обозначил не публично, а кулуарно, направив в правительство России письменное ходатайство с просьбой сохранить на посту гендиректора Махачкалинского порта Ахмеда Гаджиева.

При этом, дагестанский обозреватель Эдуард Уразаев отмечает, что этим Абдулатипов пошел на большие политические риски для себя «пойдя вразрез с решением федерального ведомства». Возможно, в этом решении «у него есть какой-то интерес» – отметил журналист Максим Шевченко.

Рамазан Абдулатипов и Ахмед Гаджиев (справа). Фото: РИА 'Дагестан'
Рамазан Абдулатипов и Ахмед Гаджиев (справа). Фото: РИА ‘Дагестан’
Конечно, в скорейшем разрешении конфликта вокруг порта Рамазан Абдулатипов заинтересован лично. Поскольку, как пишет «Новая газета», приходя на должность, президент Дагестана обещал, что не допустит в регионе войны кланов за ресурсы.

«Но, похоже, что в ситуации с портом ему пришлось столкнуться с интересантами, коррупционные связи которых уходят далеко за границы республики», — пишет газета, фактически указывая на то, какого уровня силы столкнулись за порт, а также стоят за резким обострением политической ситуации в республике.

Поскольку неожиданное появление на политической арене Дагестана новой высокомобилизованной политической силы в лице, так называемой, «партии муфтия», которая идет на выборы в пику Абдулатипову случилось именно в момент резкого разрыва отношений самого Абдулатипова с Зиявудином Магомедовым.

P.S.

Очевидно, что предельно осторожный муфтий Дагестана Ахмад Абдуллаев не дал бы сигнала своим сторонникам на формирование оппозиционной партийной силы без прямых политических гарантий и щедрой финансовой поддержки из Москвы. Именно этот факт и заставляет так нервничать самого Абдулатипова.

Зиявудин Магомедов и муфтий Дагестана Ахмад Абдуллаев. Фото: РИА 'Дагестан'
Зиявудин Магомедов и муфтий Дагестана Ахмад Абдуллаев. Фото: РИА ‘Дагестан’
То, что Зиявудина Магомедова до сих пор в Дагестане считали предельно аккуратным и осторожным игроком, избегающим прямых столкновений, оказалось заблуждением. Тот напор и решимость, которую он продемонстрировал в битве за порт, изменили представление Дагестана о методах его работы.

А резкая политическая активизация на протяжении четверти века державшегося как можно дальше от политики муфтията, имеющего, как и сам Зиявудин Магомедов большие претензии к Рамазану Абдулатипову, показала, насколько далеко он может пойти в своей решимости взять Дагестан под контроль не только в финансовом, но и в политическом отношении.

По материалам СМИ

Магомед Шамхалов
comments powered by HyperComments