Сергей Пугачев о деле Дмитрия Амунца

Сергей Пугачев о деле Дмитрия Амунца

Письмо экс-сенатора, не опубликованное РБК.

Sergey_Pugachev

Несмотря на то, что я не бываю в России уже на протяжении шести лет и не читаю советских газет, у меня есть некоторые представления об этой фабрике зла.

Долгое время я был акционером газеты «Известия» и владельцем Третьего канала.

Как это ни парадоксально, сегодняшние идеологи и пропагандисты были подрощены именно на Третьем канале. Это и Андрей Писарев (замдиректора по идеологии Первого канала), и «говорящая голова» Петра Толстова, и Глеб Пьяных с его «сенсационными» расследованиями, и многие другие деятели, разогревающие в российском обществе атмосферу тотальной лжи, откровенного ужаса и взаимной вражды.

В силу личного знакомства с этими персонажами хочу поделиться мнением, что их уровень цинизма и жажды обогащения не знает предела.

Вы, несомненно, лучше меня знаете, что в топку пропаганды режима годится все — от церковных ценностей, голых оппозиционеров до малочисленных оставшихся в живых ветеранов ко Дню Победы.

Тем не менее, сказать мне хочется о другом.

29 августа 2014 года был арестован замглавы Ростуризма Дмитрий Амунц.

За него поручились очень известные люди: Никита Михалков, глава Федерального агентства по туризму, четверо его заместителей, глава департамента Счетной палаты и даже заслуженный юрист России, далеко не рядовой член партии «Единая Россия», и, внимание (!) — председатель комитета по конституционному законодательству Владимир Плигин. Согласитесь, далеко не тривиальная история.

Но, судя по всему, не менее известного судью Басманного суда Артура Карпова на такой «мякине» не проведешь. Он точно знает, кто должен сидеть в тюрьме. Не подумайте, что хочу перефразировать известную фразу Глеба Жеглова

В чем же загадка такого жесткого противостояния единомышленников?

Ничего личного. Это большая политика.

К огромному сожалению, никто другой не мог занять место Дмитрия Амунца в следственном изоляторе, так как следователи СК РФ на протяжении четырех лет пытались изобразить уголовное дело по поводу хищения немыслимой даже для сегодняшней России суммы порядка миллиарда долларов.

За это время в рисовании обвинений поучаствовали семь руководителей следственной бригады, включая генералитет Следственного комитета. Но успеха, как я могу судить,  добился только один – незаметный следователь, прикомандированный из провинции, капитан Филипп Иванович Рыжков.

Вполне допускаю, что секрет его успеха заключается в невовлеченности в столичную жизнь и в безоговорочном подчинении не закону, конечно, но линии партии.

А линию партии изменить не может даже Никита Михалков, при всем его обаянии и таланте.

Нет смысла вещать о полном отсутствии правосудия в России, что, на мой взгляд, является первопричиной всего происходящего в Этой Стране.

Я позволяю себе так выражаться в связи с тем, что я не являюсь гражданином России, а остаюсь, как это принято говорить, выходцем из СССР.

На протяжении двадцати лет, с неизменно угасающей верой в становление свободной и демократической России, я трудился на ее благо. Прошу простить за эту пафосную тираду.

Я не участвовал в приватизации чего-либо и когда-либо, не приватизировал даже собственную квартиру, но, тем не менее, мне удалось после тотального развала восстановить судостроительную отрасль, где были построены и разработаны новейшие образцы надводного военного судостроения, составляющие сегодня гордость российского флота, после тридцатипятилетнего перерыва было восстановлено строительство отечественных ледоколов, был построен самый большой в мире атомный ледокол и первая в мире атомная плавучая электростанция. Как минимум порядка двадцати тысяч человек получили работу в этой отрасли на моих судостроительных предприятиях в Санкт-Петербурге, выходцем из которого я являюсь.

Начиная с 1999 года, было разведано и введено в эксплуатацию самое крупное в мире месторождение коксующихся углей в Туве.

Абсолютно знаковым событием явилось строительство пятизвездочного отеля на Красной площади, что, на мой взгляд, невольно стало эмоциональным символом перелома отношений бизнеса и власти, так как находится он ровно напротив Мавзолея и входит в комплекс зданий Московского Кремля в зоне ответственности ФСО.

Уверяю вас, что даже на заре становления капитализма в России и стремления к западным ценностям в это было практически невозможно поверить.

В 2001 году, опьяненный надеждой на свободное политическое будущее России, я осознанно оставил бизнес и стал сенатором. Эта попытка заняться публичной политикой довольно быстро захлебнулась. Достаточно было взглянуть на понурые лица отставленных губернаторов и прочих пенсионеров, которых согнали доживать свой срок в эту штамповочную контору (это расхожее определение российского сената).

Не мне вам рассказывать какие изменения произошли в России за эти годы.

С 2008 по 2014 год произошла беспрецедентно жесткая экспроприация всех моих активов в РФ. Хочу отметить, что за все украденное имущество, которое было построено с нуля, и оценивалось порядка 15 миллиардов долларов, государство не заплатило мне ни одного цента.

А после 2012 года, после моего первого обращения в международный арбитраж в Гааге с целью восстановить справедливость, уже в 2013 году, неимоверными усилиями сотрудников Фемиды мне было предъявлено уголовное обвинение, несомненно с целью «защиты национальных интересов государства», что подразумевает под собой защиту расхитителей капиталистической собственности.

Тут-то и пригодились талантливые медиа-менеджеры, как я уже говорил, подрощенные на моем телевизионном канале.

Состоялась совершенно бездарная раздача моей собственности в руки людей, неспособных даже осознать ее ценность.

Не секрет, что после экспроприации начался беспрецедентный распил имущества между кремлевскими группировками, сопровождающийся настоящей войной. Несомненно, в такой войне не бывает победителей. Несмотря на энтузиазм, с которым захватывались миллиардные денежные потоки, огромное количество людей, представляющих интересы сечинских, мантуровских и других, оказалось либо под следствием, либо в тюрьме, в том числе, и незаконно назначенный директор моих бывших судостроительных верфей, наверняка поклявшийся в верности тогдашнему вице-премьеру Сечину.

За эти годы не было построено не то что ни одного корабля, но даже ни одной моторной лодки на предприятиях, которые еще совсем недавно напряженно работали в три смены, а рабочие заслуженно получали трудовые ордена.

Самое большое в мире месторождение коксующихся углей, оцениваемое в пять миллиардов долларов, переданное в дар Владимиром Путиным главе Чечни Рамзану Кадырову, поросло травой и стало памятником тотальному безумию.

А что касается пятизвездочного отеля на Красной площади, то любой из москвичей может ознакомиться с этим лично, прогуливаясь по Красной площади (если это еще разрешено). По сообщениям из Кремля, на его месте возводится многофункциональный бизнес-центр под эгидой музеев Московского Кремля. Это звучит обреченно в отсутствие бизнеса, а вот что касается многофункциональности – это что-то далекое из девяностых, напоминающее торговые палатки. Если не забыли, так называли имущественные комплексы, в которых процветали воровство и рэкет.

Возвращаясь к Дмитрию Амунцу.

Говоря откровенно, я практически не был с ним знаком. Мы встречались с ним несколько раз на различных мероприятиях типа торжественного приема, организованного Валерием Гергиевым.

Вполне допускаю, что ни один из руководителей следственной бригады, креативно рисующий данное уголовное дело, даже не предполагал, что неизвестным директором девелоперской компании очень короткое время являлся карьерный чиновник, добившийся достаточных успехов на этом поприще. Расхожее понятие «своих не сдаем» не сработало, так как в сотнях томов уголовного дела, несистемно набитых всевозможными банковскими выписками и прочей нечитаемой макулатурой, он занимал ключевое место директора компании, которая взяла кредит ВТБ в 2007 году и добросовестно вернула его.

В деле вырисовывалась совершенно сенсационная деталь — деньги со счета компании, в которой он был директором, Амунц перевел на счет той же компании в Швейцарии. Еще раз хочу заметить, что переводились деньги той же компании на ее же собственный счет. Это и есть фабула обвинения. Несомненно, что Швейцарский банк в 2013 году звучит зловеще и вызывающе.

Но не сомневаюсь, что фабула была бы неизменной, даже если бы он перевел деньги в Сбербанк.

Перевод за его подписью, произведенный в 2008 году, является ответом на вопрос, почему никто, кроме Амунца. Не меняет ситуацию и тот факт, что большая часть этих средств вернулась в Россию для развития бизнеса, а после экспроприации моих активов была цинично разворована.

Я не тешу себя надеждой, что этот пост способен изменить трагическую судьбу Дмитрия Амунца, безвинно находящегося на протяжении уже двух лет в Матросской Тишине под постоянным давлением с целью выбить из него фантастические показания, что он все-таки украл эти 700 миллионов, несомненно, по моей просьбе.

Этот пост является попыткой привлечь внимание к судебному процессу над абсолютно невиновным человеком.

Я осознаю всю сложность этой задачи в силу некоторых совпадений, тотального беззакония и репрессивного судопроизводства, пристального внимания правозащитников к делам болотных узников и Надежды Савченко, а также устоявшегося мнения, что чиновник не может быть невиновен.

Дмитрий Амунц – жертва режима. Он не политический оппонент власти, но из-за фатального недоразумения, по которому он оказался в тюрьме два года назад, он превратился в расходный материал для поддержания путинского режима. Вместо «своих не сдаем» сегодня звучит: «если что, мы и своих на вилы».

Стенограмма судебного заседания по делу Дмитрия Амунца 16 мая 2016 г. в Тверском районном суде Москвы.

Следующее заседание суда над Дмитрием Амунцем запланировано на 31 мая 2016 г.

Сергей Пугачев, экс-сенатор

Источник: Официальный сайт Сергея Пугачева

comments powered by HyperComments