Встреча нефтепроизводителей в Дохе: истинные причины провала переговоров

Встреча нефтепроизводителей в Дохе: истинные причины провала переговоров

Нефть становится все менее важным двигателем мировой экономики: ее потребление стало более умеренным и бережливым.

Встреча в Дохе

Таким образом, страны-производители нефти теряют то влияние, которое они имели, когда другие страны от них зависели. Именно эта потеря влияния стала причиной провала переговоров ОПЕК и России, состоявшихся на этих выходных в Дохе. Если бы существовал дефицит нефти, то эти производители смогли бы достичь соглашения о том, как ограничить добычу и таким образом поднять цены. Задача картеля усложняется тем фактом, что в мире сейчас имеется переизбыток нефти. Так бывает всегда: в условиях переизбытка интересы расходятся и достичь соглашения становится труднее. Ведь кто хочет урезать добычу, а вместе с ней и прибыль? Значительная часть преимуществ от этого придется на других членов картеля, так зачем терпеть убытки ради других?

Это лишь частный случай более общей проблемы. Цитируем Reuters:

«Воскресная встреча в Катаре, по сути, запустила перезагрузку нефтяных рынков, вернув ту ситуацию, которая была перед появлением первых надежд на возможность усмирения производителей нефти.

Теперь рынку придется идти по прежнему пути ребалансирования без какой-либо помощи со стороны Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК) или России.

В понедельник утром на азиатских биржах нефть марки Brent упала на 7%, после чего немного поднялась, так что общее снижение составило только 4%».

Одной из проблем стала позиция Ирана. Цитируем New York Times:

«Похоже, главным камнем преткновения в переговорах стало давление Саудовской Аравии на Иран с целью заставить его присоединиться к заморозке добычи, что позволило бы решить проблемы с мировым переизбытком нефти. Иран, быстро восстанавливающий производство после отмены большинства санкций, которые были вызваны его ядерной программой, отказался заморозить добычу при нынешнем невысоком уровне».

Легко сказать, что все должны остановить рост добычи, когда твое собственное производство находится почти на рекордном уровне, но намного труднее согласиться на это, когда твое производство находится на историческом минимуме. Примерно такая ситуация сложилась с Саудовской Аравией и Ираном. Эти две страны не ладят между собой (различные группы персов и арабов, шииты и сунниты и местные власти ставят себя в оппозицию друг к другу), но этим дело не ограничивается.

С Ирана совсем недавно были сняты санкции, наложенные из-за ядерной программы. Эти санкции означали, что США (которые и так потребляли мало иранской нефти) и ЕС (который потреблял намного больше) не будут покупать нефть у Ирана. Более того, банки этих стран не могли финансировать транспортировку нефти. Следовательно, любой экспорт было очень сложно организовать. Таким образом, Иран пытается восстановить свой экспортный бизнес, вернуть прежних покупателей и т.д. Но и это еще не все: санкции также подразумевали, что крупные нефтяные сервисные компании не могут инвестировать в иранскую экономику, а многие вообще не могут работать в Иране. Нефтяные месторождения, чтобы продолжать функционировать, нуждаются в постоянном инвестировании и обновлении. И все это на период санкций было заморожено.

Таким образом, Иран отчаянно инвестирует в увеличение производства: как раз тогда, когда на рынке имеется переизбыток. Из-за этого трудно прийти к соглашению. Всех других действительно устроило бы, если бы нефти стало немного меньше, что позволило бы поднять цены. Но они не хотят сокращать собственное производство, в то время как Иран будет увеличивать свой экспорт до прежнего исторического уровня. А Иран, в свою очередь, не желает отказаться от роста своего производства.

Это проблема всех картелей. Они должны в тяжелые времена ограничивать производство, чтобы поддержать цены. Но как раз в тяжелые времена обнажаются расхождения в интересах, из-за чего в картеле очень трудно прийти к соглашению. Если также учесть тот простой экономический факт, что потребление нефти относительно неэластично в отношении цены, существенный рост цен в ближайшем будущем кажется маловероятным. Это замечательно для простых потребителей нефти и нефтепродуктов, но это означает, что для членов ОПЕК и России продолжатся трудные времена.

Евгений Смирнов

comments powered by HyperComments