Мнение: До наступления американо-кубанской весны еще далеко

Мнение: До наступления американо-кубанской весны еще далеко

Обама нажимает на газ, Кастро — на тормоз. Нормализация отношений между Кубой и США продлится дольше, чем многим хотелось бы, считает Астрид Пранге.

Барак Обама и Рауль Кастро

Это слишком красиво, чтобы быть правдой: на площади Революции в Гаване звучит американский национальный гимн и президент США Барак Обама с главой государства Кубы Раулем Кастро принимают военный парад.

Никто из обоих политиков при вступлении на пост и мечтать не мог, что когда-нибудь между Кубой и США произойдет такое сближение. Чудо свершилось. Время холодных отношений между Вашингтоном и Гаваной ушло, его остатки собраны в маленькую идеологическую кучку снега, которая тоже тает.

Однако, несмотря на оттепель, до наступления американо-кубанской весны еще далеко. Потому что правящая партия старых революционеров в Гаване сбросила идеологический балласт, но не претензии на свое политическое влияние.

Защитное эмбарго

После кубинской революции 1959 года Коммунистическая партия поддерживается народом за счет позиции по отношению к США. С помощью эмбарго до сегодняшнего для оправдывались экономические проблемы страны, а через «американскую угрозу» — существование однопартийной системы.

Спустя почти 30 лет после падения Берлинской стены идеологические колонны кубинской революции рухнули. Однако из руин социализма выросла не демократия по американскому шаблону, а политический прагматизм бывших революционеров, которые борются за свое политическое выживание.

Прагматизм вместо идеологии

Президент США Барак Обама это осознал. Он перестал использовать Кубу как сцену американской борьбы за демократию и права человека. Также его больше не интересует ведение идеологических битв, которые начались еще до его рождения. Вместо этого он хочет наладить экономические связи с Кубой и получить возможность присутствия американских фирм в стране.

Таким образом, у Рауля Кастро появилась тяжелая политическая задача — найти баланс на тонком краю политического прагматизма. Только у него, как у первого революционера, внутри коммунистической команды есть полномочия на такую смену курса.

Позади времена, когда бывший Советский Союз закупал у страны сахар и снабжал нефтью. Также Гавана не может рассчитывать и на поддержку Венесуэлы. Тем важнее становятся отношения с США: экономическое выживание довольно сильно зависит от денежных переводов двух миллионов кубинцев во Флориде.

До его объявленного ухода в 2018 году для этого остается не так много времени. Кастро не хочет терять контроль над «нормализацией» отношений между США и Кубой. Поэтому стремительное сближение между странами противоречит его интересам. Братание Кастро и Обамы, таким образом, было бы слишком красивым, чтобы быть правдой.

Евгений Смирнов

comments powered by HyperComments