Развлечения молодежи в СССР

Развлечения молодежи в СССР

Россия вновь проведет Всемирный фестиваль молодежи и студентов. Как этот праздник проходил в Москве в 1957 и 1985 годах.

Festival_molodegi

Россия получила право провести XIX Всемирный фестиваль молодежи и студентов. Город пока не выбран — это будет или Сочи, или Москва. Масштабное мероприятие состоится в следующем году, участие в нем должны принять делегации из 150 стран мира. О том, как проходили аналогичные фестивали в нашей стране в 1957-м и 1985 годах — в материале «Йода»

1957 год — VI Всемирный фестиваль молодежи и студентов

Фестиваль готовился в течение двух лет — это была настоящая пропагандистская акция. Народ, живущий за «железным занавесом» должен был почувствовать, что новый курс партии — демократический. А другим странам — участникам фестиваля — СССР очень хотел продемонстрировать, что в стране все в порядке и дует «ветер свободы».

Символом международного события стал «Голубь мира», придуманный Пабло Пикассо, а «вольное» настроение выразили отпущенные в воздух на открытии тысячи птиц. Специально к фестивалю в стране вырастили сто тысяч голубей. Все распланировали заранее: на всех московских заводах и при институтах построили голубятни, штатных сотрудников освобождали от работы, чтобы они занимались уходом за птицами.

Однако эффектным было не только открытие. Гостями самого масштабного события в истории фестивального движения стали 34 тысячи человек из 131 страны мира, а для того чтобы провезти всех по Садовому кольцу понадобилось 1400 открытых грузовиков (это придавало фестивалю дополнительной неформальности) и 600 автобусов. Благодаря этому, кстати, в Москве появились венгерские «Икарусы» — их прислали на помощь, потому что своего транспорта не хватало.

В фестивале было задействовано 200 площадок, скверов и улиц, мероприятия шли с 9.30 утра до 23.30, чтобы люди, выходя с работы, еще успевали поучаствовать в главном городском событии. За 14 дней на фестивале прошло 800 мероприятий — причем это были не только привычные концерты, но и водный карнавал на Москве-реке, и бал в Грановитой палате. Тогда же впервые открыли доступ в Кремль и отменили плату за вход в Парк Горького.

Посчитать количество москвичей, принявших участие в фестивале, и вовсе не представляется возможным: это был тот редкий случай в советской действительности, когда никто никого не заставлял выходить на улицы — как на официальных демонстрациях. Люди с энтузиазмом собирались сами: заполняли скверы, набивались на балконы зданий и сидели на крышах магазинов (у одного из них даже рухнула часть черепицы — к счастью, никто не пострадал).

Фестиваль начал менять город задолго до своего начала: за год до него в Москве построили спортивный комплекс в Лужниках — самый крупный стадион в стране был возведен всего за четыре месяца, а в 1957-м было завершено строительство одной из знаменитых сталинских высоток — гостиницы «Украина», появился комплекс гостиниц на ВДНХ. И даже улицу в честь фестиваля переименовали: Мещанская с тех пор называется проспектом Мира.

Но главные изменения, конечно, были в другом: для советского человека этот фестиваль стал настоящим окном в мир. Джазовые концерты, люди в джинсах и ярких рубашках, дискуссии о Хемингуэе, абстрактной живописи и современном кино — все это дало новый толчок «оттепели» и произвело революцию в умах. Впрочем, не только в умах: случилась и своего рода сексуальная революция. Молодые люди, приехавшие на фестиваль, как и его хозяева, ни в чем себе не отказывали, и спустя девять месяцев в Москве появились те, кого стали называть «новой этнической группой». По слухам, в ней было несколько тысяч «детей фестиваля», рожденных в пылу межрасовой романтики. Однако МВД СССР упорно называло другую цифру: 531 ребенок.

Дети эти остались в СССР, а их отцы разъехались по разным странам, увозя с собой значок с голубем и песню «Подмосковные вечера», которая после исполнения на церемонии закрытия фестиваля на долгие годы стала символом страны.

1985 год — XII Всемирный фестиваль молодежи и студентов

В 1985 году Москва опять принимала Всемирный фестиваль молодежи и студентов, однако история, как известно, не повторяется: несмотря на подготовленную программу и огромные потраченные средства, того же уровня достичь уже не удалось, и мероприятие, особенно после Олимпиады-80, никому особенно не запомнилось. Хотя масштаб был не меньшим: к фестивалю было выпущено более семи тысяч наименований сувенирной продукции (и кстати, страна на этом заработала 450 миллионов советских рублей), а гостями праздника стали 26 тысяч человек из 157 стран мира. Да и политическая задача не сменилась: нужно было сломать образ СССР как «империи зла» и в очередной раз рассказать гостям о положительных сторонах жизни советского общества.

На вопрос о том, почему фестиваль так и не смог повторить атмосферу первого, почти 30-летней давности, множество вариантов ответа. Возможно, дело в том, что все иностранное перестало быть для советского человека экзотикой, а может быть, всему виной политика — в 1985-м «оттепель» была уже далеко, а «перестройки» еще не случилось, да и отношения с другими странами были прохладными. К тому же в этот раз фестиваль проводился вовсе не для людей: с иностранцами работали в основном специально подготовленные комсомольцы, а всех «нежелательных элементов» выслали из Москвы. Обычный человек попасть в эти дни в столицу не мог — даже командировочные удостоверения выдавали лишь в исключительном случае.

Словом, никакой «народности» в этом событии уже не было, и праздничные шествия по улицам города сменились широкой политической программой — обсуждали, как помочь мировой экономике, планировали победить нищету и безработицу, собирались долго и крепко дружить странами, но ничего из этого так и не случилось.

Анна Дубинская

«ЙодНьюс»

comments powered by HyperComments