Погоны и деньги

Погоны и деньги

Илья Азар — о старом и новом губернаторах Тульской области.

dumin_gruzdev

В начале февраля 2016 года в Тульской области сменился глава региона. Самый богатый губернатор России Владимир Груздев уступил место заместителю министра обороны Алексею Дюмину. Бывший владелец магазинов «Седьмой континент» и депутат Госдумы Груздев руководил областью недолго — с 2011 года. Экономическая ситуация в регионе в целом благополучная, хотя оппоненты Груздева считают, что заслуги губернатора тут нет. Специальный корреспондент «Медузы» Илья Азар отправился в Тулу, чтобы выяснить, каким запомнят местные жители Груздева и чего они ждут от его таинственного сменщика, которого называют чуть ли не преемником Владимира Путина на посту президента.

Туляк-тулячок

В декабре 2015 года журналисты областного телеканала «Первый тульский» выпустили видеоролик про губернатора Тульской области Владимира Груздева. С таким припевом:

Туляк-тулячок, дорогой наш труженик,

стал нам крепким плечом, а не простым госслужащим.

Туляк-тулячок, трудолюбивый труженик,

раньше был москвичом, а в Туле все же лучше.

Клипы про Груздева тут уже снимали (например, такой), но «Туляк-тулячок» вызвал в области скандал, и журналистам даже пришлось за свое творчествоизвиниться. «Получая дотации в 90 миллионов рублей в год журналисты снимают абсолютную подобострастную дрянь», — кипятится в разговоре со мной глава тульского отделения партии «Яблоко» Владимир Дорохов.

«Туляком-тулячком» бизнесмен и депутат Госдумы от «Единой России» Владимир Груздев стал не сразу. Губернатором региона его назначили летом 2011-го, а прописался он в Туле спустя четыре года, объяснив это возникшим у него желанием «платить налоги» в области.

Груздев хотел стать губернатором, но судя по всему, ненадолго. «Один из его замов после назначения якобы говорил подчиненным: «Мы вообще-то тут на полгода — на год максимум, поэтому вы в текучке сами разбирайтесь»», — вспоминает местный журналист Сергей Мигалин, работавший в областной администрации при «красном» губернаторе Василии Стародубцеве (руководил регионом с 1997-го по 2005-й). «Да зачем ему вообще нужна была Тульская область? Это не его уровень, она слишком мелка для него», — говорит чиновник областного правительства, который согласился беседовать со мной на условиях анонимности.

Мигалин, владеющий популярным местным блогом «Тульские пряники», уверен, что Груздев хотел использовать должность губернатора как «трамплин в правительство». «Думаю, он ждал, что Медведев пойдет на второй срок, и, формируя новую команду, возьмет его в правительство. Но тут он по известным причинам просчитался», — говорит журналист. По словам «яблочника» Дорохова, за время правления Груздева регулярно провожали в отставку: «Медведев его, может, и готов был взять в свое правительство, но стопором якобы был [замглавы Администрации президента Вячеслав] Володин, у которого с Груздевым конфликт».

Вопреки этому, Груздев задержался в Туле на четыре с половиной года. Мог, наверное, и подольше — в 2014-м «близкие к Администрации президента источники» прочили ему досрочные выборы, но в ноябре 2015 года из публикации в «Ведомостях» стало понятно, что время губернатора Груздева истекает.

Алексей Дюмин (слева) и Владимир Груздев (справа) на встрече с президентом России Владимиром Путиным Фото: пресс служба президента России

Путин отправил Груздева в отставку 2 февраля 2016 года, сказав под телекамеры следующее: «Владимир Сергеевич просит использовать его на другой работе в связи с семейными обстоятельствами. У вас ребенок родился, поздравляю. Владимир Сергеевич — москвич, хочет быть поближе к Москве».

Туляки эти обстоятельства обсуждают с иронией. «Все закончилось смешно — этой формулировкой про родившегося ребенка. Он ведь, на минуточку, год назад родился, а не вчера. Да и семья могла бы сама переехать поближе к отцу, а не наоборот», — говорит бывший мэр Тулы Алиса Толкачева. «То пели, что Груздев «туляк-тулячок», и прописку он получил, а теперь что — просится в Москву? Диссонанс какой-то», — недоумевает Дорохов.

Владелец «Тульских пряников» Мигалин уверен, что Груздев подавал заявление об отставке, рассчитывая на новую должность: «Но в Кремле начали подыскивать другие кандидатуры, потому что — «как это ты сам подал заявление, у нас вертикаль, ты в одной лодке с нами». После чего президент его за то заявление прилюдно унизил, отправив в Москву воспитывать детей».

Губернатор-бизнесмен

В 2015-м в списке богатейших бизнесменов России Груздев занял 68-е место с состоянием в 1,2 миллиарда долларов. Его задекларированный доход в том же году составил больше миллиарда рублей. Ближайший конкурент — глава Брянской области Александр Богомаз — в 2015-м заработал только 3 миллиона 300 тысяч рублей.

До 2008 года Груздев долгое время был владельцем и занимал различные руководящие посты в компании «Седьмой континент» (сеть супермаркетов в Москве; есть также магазины в Перми, Ростове, Ярославле). Еще в 2001-м он пошел в политику, избравшись в Мосгордуму. С 2003-го по 2011-й Груздев был депутатом Госдумы от «Единой России».

Богатство Груздева туляки считают гарантией того, что он не воровал. Негативный опыт у них имеется: предшественник Груздева на посту губернатора Вячеслав Дудка был арестован за взятку через две с половиной недели после отставки (в 2013-м он получил почти десять лет тюрьмы). «У власти должны стоять уже наевшиеся люди, потому что уровень состояния того же Груздева настолько высок, что ему не надо залезать в карман к обществу», — убеждает меня чиновник областного правительства.

Впрочем, в Тульской области много обсуждали выделение областным правительством гранта в размере 3,2 миллиарда рублей пивоваренной компании «Балтика» и местному водочному бренду «Медведь». Хотя председатель правительства области Юрий Андрианов и заявил, что «благодаря поддержке этих предприятий была получена прибыль девять миллиардов рублей», недовольство туляков вызвало то, что господдержку получили без того не бедные, да еще и алкогольные компании. По области ходили слухи, что якобы сам Груздев получил выгоду от выделения гранта алкогольным компаниям, но доказательств нет. «Груздев, получающий откат с трех миллиардов? Я могу только посмеяться», — комментирует эту версию чиновник.

Бывший губернатор Тульской области Вячеслав Дудка (справа) после оглашения приговора Фото: Сергей Фадеичев / ТАСС

Главный тульский оппозиционер (раньше он возглавлял местную ячейку «Справедливой России») Владислав Сухорученков, напротив, уверен, что бизнесмен-губернатор — это очень плохо: «Груздев подходил к области как коммерческий управленец. Ему нужно было все закрыть, урезать, хоть как-то сократить расходы. А сокращать где? Там, где нет никакого дохода — в социальной сфере».

Сам Груздев в интервью «Комсомольской правде» говорил, что предпринимателем стал «волею судеб»: «Был развал большой страны. Надо было кормить семью. Хотя внутренне, честно скажу, я больше государственник».

Торговцы и предприниматели

На центральной площади Тулы, прямо напротив областной администрации, стоит гостиница «Армения». Рядом с ней в 2012 году открылся гигантский торгово-развлекательный комплекс «Гостиный двор». Оба здания в самом статусном месте Тулы построил бизнесмен Рафик Папян, отсидевший в советское время больше девяти лет за частное предпринимательство.

Журналист Мигалин Папяна уважает (да и встречу назначает именно в ресторане «Армения»): «Был как-то банкет на полсотни человек, и Папян единственный, кто поднял тост и за Груздева, и за [бывшего губернатора] Дудку, когда тот уже сидел. Еще он сына Дудки трудоустроил. По-разному можно относиться к Папяну, но это поступок». Поступок, впрочем, может объясняться тем, что площадку под «Гостиный двор» Папяну удалось получить именно при Дудке.

С Груздевым отношения у Папяна сложились. Областные власти продали ему резиденцию «Богучарово» в 2013 году за 174,8 миллиона рублей. Бывший мэр Тулы Толкачева рассказывает: «Когда Груздев пришел, то сказал: «Ой, у нас так дорого содержать резиденцию губернатора». В итоге ее впарили [Папяну], которому в знак благодарности разрешили открыть торговый центр. А наше правительство как существовало в «Богучарово», так и продолжает».

«В области шел дележ собственности, московским структурам передавали все лакомые куски бизнеса, а туляков вытесняли, показывая пальцем на Груздева. Как говорят злые языки, Папян в этих делах был не просто посредник», — возмущается оппозиционер Сухорученков. В результате, по словам местного политолога Сергея Рунько, в Тульской области некоторые торговые сети были откровенно выдавлены, а некоторые, наоборот, зашли и процветают — например, Spar и «Дикси».

«Да, говорят, что он позахватывал ключевые направления в бизнесе и забирал контрольный пакет, но когда начинаешь спрашивать, то никто с таким не сталкивался. [Гендиректор Spar Антон] Белобрагин вообще сильно оскорбился, когда я его об этом спросил», — говорит чиновник правительства Тульской области.

«Кроме того, еще раньше, чем в Москве, у нас снесли все палатки, начали закрывать рынки», — рассуждает он. Сухорученков рассказывает, что его конфликт с Груздевым начался именно из-за рынков: «Ко мне обратились предприниматели, чьи палатки закрыли на центральном рынке и взамен ничего не дали. Малому бизнесу не только не помогли, а наоборот задавили его. После того, как я озвучил их письмо, я стал врагом номер один».

В областном правительстве с ним не согласны. «При нем не давили предпринимателей. Наоборот, предприниматели, в отличие от времен Дудки, набивались деньгами очень неплохо, причем это не были кормушки для избранных. Было огромное количество грантов и других поощрений», — уверяет меня чиновник. По его словам, от Груздева, напротив, страдали естественные монополии, которые «он держал в черном теле».

Экономика области

«База создана. Нужно ничего не растерять, а наоборот, нарастить то, что уже в Тульской области сделано за последние годы», — сказал Владимир Путин новому тульскому губернатору Дюмину (до выборов он будет в статусе временно исполняющего обязанности).

Уезжающему в Москву Груздеву есть чем похвастаться. Уровень безработицы снизился с 5,3% в 2011-м (15-е место) до 3,7% в декабре 2015-го (7-е место). Среднемесячная зарплата выросла с 17,3 тысяч рублей в 2011-м (48-е место) до 26,8 тысяч рублей в декабре 2015-го (40-е место). В рейтинге социально-экономического положения «РИА-рейтинг» область занимает 23-е место.

Сам Груздев говорил, что за четыре года «удалось почти в 2,2 раза увеличить собственные доходы регионального бюджета, консолидированный бюджет вырос на 85%. «Уровень собираемости налогов и бюджетной обеспеченности кардинально вырос, и Тульская область сейчас не нищая, 93% обеспеченность, регион выбирается из долговой ямы», — гордо говорит мне чиновник правительства.

Однако оппоненты Груздева уверяют меня, что никакой заслуги бывшего губернатора в этом нет. Экономические успехи они объясняют тем, что тульская оборонка стабильно работает за счет госзаказа, а мощные химические предприятия области — новомосковский «Азот» и «Щекиноазот» — торгуют с Европой и зарабатывают на выросшей разнице курсов.

Сухорученков уверен, что Груздев, наоборот, лично виноват в стагнации экономики Тульской области. «Он никуда нас не вытащил! Мы, как рухнули в 1990-е по промышленному потенциалу, так и лежим. Лежит и постепенно тонет социальная сфера. Груздев же ее только подтолкнул дальше, ведь именно при нем началось реформирование образования и здравоохранения. В глубинке теперь даже больничного пункта нет! Как будут рожать женщины если теперь из Киреевского района нужно ехать в Тулу?» — возмущается оппозиционер.

С ним согласна и бывшая мэр Тулы Толкачева. «Ни сожаления, ни горя от того, что он нас покинул — нет. Для меня очень важным показателем является количество заемных денег в области. Раньше долг был пять миллиардов, и криков, что Дудка — сволочь и вор, загнал область в долги — было много. Но теперь-то у нас уже 15 миллиардов долга! Между торговлей — а это его основной профиль — и осуществлением хозяйственной деятельности в интересах населения есть огромная дистанция, и он не старался ее преодолеть», — возмущается она. Впрочем, по уровню долговой нагрузки (данные «РИА-рейтинга») область все равно занимает высокое 18-е место в России.

Комплекс по производству метанола на предприятии «Щекиноазот» Фото: ООО ОХК «Щекиноазот»

Губернатор соседней Калужской области Анатолий Артамонов прославился тем, что привел к себе в область иностранных инвесторов. Груздев похвастаться такими успехами не может. Единственный его крупный инвестиционный проект за четыре с половиной года — завод китайских автомобилей Great Wall — вроде бы начал возводиться, но из-за кризиса стройка забуксовала.

«Мы рассчитывали, что Груздев привезет инвестиции, которые дадут второе дыхание нашей промышленности, реализуют наш научно-технический потенциал, мы надеялись на его связи, но этого не произошло. Я не вижу, что финансово он здесь сделал хорошего, чего он добился как управленец», — сетует Сухорученков.

С ним заочно спорит Мигалин: «В его экономических достижениях было много пиара, но тем не менее цифры бюджета при нем увеличились в два раза. Он мечтал уйти красиво, и он ушел на подъеме. Даже с учетом кризиса ситуация в бюджете и экономике неплоха, и валиться все начнет через год, а не сейчас, как в других регионах». «Яблочник» Дорохов же напоминает, что «сейчас из-за санкций в лужу сел Артамонов, а в Тульской области показатели нормальные».

Кадровая политика

Двумя главными недостатками Груздева его критики называют кадровую политику и неумеренный пиар своей деятельности.

«Это история про морскую свинку. Ее название функционалу не соответствует — ни плавать, ни хрюкать она не умеет. Вот у нас таких морских свинок в плане профессиональных качеств было — куда ни плюнуть. Допустим, министр по ЖКХ [Элеонора Шевченко] имеет образование социолога, и в органах ЖКХ ни дня не проработала до того, как пришла на должность главного жилищного инспектора из аппарата Тульской облдумы», — рассказывает Толкачева.

По словам Рунько, Груздев хотел нанять себе заместителя по борьбе с терроризмом: «Как и зачем он должен был бороться с терроризмом при живых МВД, ФСБ и других правоохранительных органах?» Он напоминает, что у Груздева постоянно менялись советники-наставники — такая должность существовала при областном правительстве. «Еще название такое, как будто губернатор сам ничего толком не умел делать», — смеется политолог. Одним из советников губернатора Тульской области был, к примеру, культурист и актер Александр Невский.

По словам Сухорученкова, «набранные из «Седьмого континента» москвичи в итоге не помогли ему выстроить команду, а случайные туляки, которые попадались под руку, ставились на большие посты, но оказались непрофессиональными». Противники бывшего губернатора уверены, что дело в бизнес-подходе Груздева. «В коммерческой компании не может быть двух мнений. Есть только мнение директора или хозяина. Этот стиль управления на 100 процентов был перенесен на Тульскую область», — говорит Сухорученков.

Чиновник из областного правительства с оппозиционером категорически не согласен. «У Груздева было большое количество грехов, но кадровую политику поставить ему в минус невозможно в принципе, — говорит он. — Если брать муниципальные образования, то, что там работало до него можно смело назвать муниципальным отребьем! При нем все муниципалитеты вплоть до сельских поселений перетряхнули, и всю ту нечисть, которая там сидела и баловалась откатами, он оттуда тупо вычистил».

По его словам, кандидат на любую должность — вплоть до секретарш — проходил трехуровневое собеседование. «Сначала руководитель профильного подразделения подбирал человека, после этого с ним беседовали на расширенной комиссии, а потом он попадал на плотное собеседование к Груздеву. Тот тратил гигантское количество времени на собеседование с каждым кандидатом, и я слабо представляю себе Дудку, разговаривающего с рядовым сотрудником структурного подразделения», — рассказывает чиновник.

Пытается защищать бывшего губернатора и журналист Мигалин: «Он же вообще области не знал. От ушедшего с позором Дудки остались связанные с ним элиты, и нужно было навести порядок, отодвинуть от бюджетных потоков прежнюю элиту, переформатировать ее. Его задумка была обновить чиновничью элиту, но вместе с водой выплеснули младенца — получилось, что по многим вопросам качество управления снизилось».

Сотрудник правительства признает, что работать с Груздевым было тяжело. «Он очень жесткий руководитель, это постоянный стресс, с семи утра до 11 ночи он был на связи и мог в любой момент позвонить и задать какой-то вопрос, причем на профессиональной глубине. Расслабляться ни у кого не получалось», — говорит он. Ему вторит Мигалин: «Чиновников он не щадил, он их серьезно гонял, и, может, даже несправедливо — на планерку в понедельник даже министры шли, на всякий случай заранее прощаясь с должностью».

Владимир Груздев вступает в должность губернатора, август 2011 года Фото: Сергей Шмунь / ТАСС / Scanpix

Жесткую манеру работы Груздева с персоналом Сухорученков видит несколько иначе. «Мне рассказывали, как он лично выгонял мать-одиночку из одного из департаментов. Он очищал команду от дудкинских, но зачем трогать обычных чиновников, которые политикой не занимаются и далеки от Дудки? Он требовал писать заявления, женщины плакали в его кабинете, но его, как человека, начинавшего бизнес в 1990-х, трудно чем-либо разжалобить», — рассказывает Сухорученков. При этом, когда я чуть позже прошу его назвать в Груздеве хоть что-то хорошее, он задумывается и неожиданно выдает: «Он умел строить более мелких чиновников, что для России это важно, потому что они наглеют быстро и заворовываются».

По словам Груздева, за четыре года в Тульской области количество чиновников сократили на 37%, и у служащих достаточно высокие зарплаты. В итоге, считает Толкачева, в исполнительной власти стали преобладать «люди, у которых вмятина на виске от того, что они все время говорили слово «Есть»». «Пальцев одной руки сегодня с избытком хватит, чтобы назвать эффективных людей в правительстве», — считает бывший мэр.

В результате кадровых чисток, рассказывает чиновник правительства Тульской области, бытовую коррупцию и взяточничество за четыре года «искоренили начисто». «Сейчас не осталось человека, который попробовал бы «решить вопрос» — все это выкинули на хрен», — рассказывает он.

«Я считаю главным достижением, что он немножко разбудил расшатал спящую провинцию. Чиновников заставили завести твиттер, и они должны были, плюясь и ругаясь, всю свою деятельность там выставлять», — говорит Мигалин. Чиновник подтверждает: «Всех сильно наказывали, если задержка на ответ на сообщение на форуме была больше суток, а в твиттере вообще полагалось отвечать оперативно, даже в выходные».

Реальные дела или пиар

Другим серьезным грехом Груздева его оппоненты называют неуемный пиар своей деятельности. Он действительно был склонен к красивым заявлениям. «С первых дней службы губернатором я поставил перед собой цель — изменить настроение людей, вселить в них уверенность в то, что нам многое по плечу», — говорил он в интервью «Комсомолке».

«Я думаю, беда Груздева в том, что он с удовольствием занимался собственным пиаром, тратил на него большие деньги, приглашая московских специалистов, но при этом не любил ничего слышать о себе со стороны оппозиции», — анализирует оппозиционер Сухорученков.

Груздев в Тульской области начал с дел, которые заведомо нравились каждому жителю области — например, занялся дорогами. «Раньше они были в ужасном состоянии, а Груздев распечатал дорожный фонд на всю катушку, и буквально за год дороги отремонтировал. Люди оценили, что наконец-то кто-то дороги сделал», — говорит Дорохов. Толкачева, правда, дорогами недовольна. «Сделал много, но жалко, что снег сошел вместе с асфальтом. Качество было, мягко говоря, не очень». По словам Сухорученкова, Груздев виноват в том, что не прикрыл коррупционную схему, при которой откаты составляли 60–70% от стоимости дорожных работ.

Еще новый губернатор сразу же отправился в тур по региону. «Он в первый год по всем деревням проехал, везде встречался с людьми, устраивал разносы местным чиновникам. Главе Богородицка, например, говорил при скоплении людей: «Я бы на вашем месте застрелился». Понятно, что у глав муниципальных образований ни денег, ни полномочий, но если чиновник непопулярный, то он его разносил», — говорит «яблочник» Дорохов.

Кроме того, Груздев отремонтировал Кремль, восстановил в нем колокольню, сделал в центре Тулы подсветку. «Когда он пришел, он начал приводить город в порядок, начал делать парк и набережную — до этого даже мыслей, по-моему, таких не было», — восхищается бывшим губернатором Мигалин. Груздев на свои личные деньги распорядился построить детские площадки — на десятки миллионов рублей, отказался от зарплаты и государственной машины.

«Он распихал очереди по детским садам. Теперь не надо взяток давать, ребенок без проблем влетает в детский сад как намыленный», — рассказывает чиновник правительства. Еще одной громкой инициативой Груздева стал «народный бюджет» — жители скидывались на ремонт домов, вносили небольшую (5–10%) часть, а остальное доплачивали местный и областной бюджеты. «Идея была, чтобы население почувствовало ответственность и поучаствовало в софинансировании, но реализация подкачала, — качает головой Толкачева. — Как можно найти спонсора жителям многоквартирных домов на ремонт крыши? Начали выкручивать руки предпринимателям и управляющим компаниям».

Впрочем, Дорохов признает, что программа «Народный бюджет» реально работала, и с ее помощью решались вопросы, которые не двигались с мертвой точки годами. «Раньше деньги распределялись депутатами на местах, и они это делали по-своему. Груздев отобрал эти деньги у них и дал людям возможность самим решать, что им ремонтировать», — говорит Мигалин.

Чиновник правительства области рассказывает, что однажды Груздев даже пошел на конфликт с федеральными властями ради жителей. В Тульской области есть зараженные радиацией районы, так как, по словам Мигалина, «шедшее от Чернобыля облако, чтобы оно не дошло до Москвы, опустили именно здесь». «Когда в Москве решили отменить чернобыльские льготы, то он встречался с областными депутатами, накручивал их на отстаивание льгот. Он организовал по сути дела протест, помог общественникам провести акцию в Москве», — говорит журналист.

Впрочем, политолог Рунько вспоминает и другую историю, связанную с Чернобылем — бывшего лидера прокремлевской «России молодой» Максима Мищенко, которого на работу в Тулу позвал Груздев, обвиняли в афере с грантами для чернобыльцев. «Уголовного дела не возбуждено, но грант дали при попустительстве Груздева», — говорит Рунько.

Дмитрий Аленичев, тренировавший тульский «Арсенал» Фото: Кулебякин Александр / Интерпресс / PhotoXPress

Народной любви Груздеву добавили и успехи тульского футбольного клуба «Арсенал», который Груздев возродил в 2011 году. Под руководством легенды московского «Спартака» Дмитрия Аленичева тот даже вышел в 2014-м в премьер-лигу.

Правда, по словам Рунько, клуб был тоже политическим проектом: «Не построили ни базы нормальной, ни детско-юношеской школы — просто купили игроков и получили приемлемый результат. После выхода в премьер-лигу Груздев даже ходить на матчи перестал, а сейчас судьба клуба и вовсе не понятна».

В конце 2015 года местная социологическая контора провела опрос, посвященный популярности Груздева — к нему хорошо относились 79% опрошенных. «В Москве не поверили, приехали пересчитывать и получилось еще больше, чуть ли не 84%», — говорит Мигалин. «Среди элит и населения к нему хорошее отношение. Провожали на презентации нового губернатора, Груздева теплее, чем приветствовали Дюмина, хлопали ему больше однозначно», — признает Дорохов.

Негде правду сказать

В 2013 году на радио «Эхо Тулы» состоялся эфир с пустым креслом, которому ведущий задавал вопросы так, будто в нем сидел мэр. «Тогдашний мэр Прокопук несколько раз не явился на эфир, хотя пообещал. Эфир со стулом довольно скандальный получился, и с тех пор в тульской журналистике нас нет», — вздыхает политолог и бывший журналист Рунько. На частоте «Эха Тулы» теперь другая радиостанция. На интервью в кафе Рунько пришел в пуховике, под которым оказалась майка украинской футбольной сборной. «Я специально ходил в ней на матч «Арсенала», чтобы проверить фанатов, но никто из них мне ничего не сказал», — объясняет он.

Независимых СМИ и политической оппозиции в Тульской области практически нет, чем, возможно, и объясняется народная любовь к Груздеву. «Почти все коммерческие медийные проекты он под себя подмял, и вот люди узнали, что великий царь-батюшка Груздев обо всех заботится, чиновникам подзатыльники дает, а о том, что творят его чиновники и как закрываются больницы и школы, узнать людям было неоткуда», — говорит Сухорученков.

Мигалин с ним не согласен: «Зачистил СМИ еще Дудка, а при Груздеве произошла медведевская оттепель, чуть задержавшаяся. Все было довольно либерально, а недавно мне раскрыли секрет, что Груздев в любое время дня и ночи мог позвонить и, ссылаясь на мои «Тульские пряники» сказать: »*****, у вас там опять, что ли, воруют?» В этом отношении Груздев для меня и для области был хорошим губернатором», — буквально умиляется Мигалин.

Он открыл блог «Тульские пряники» еще в 2003 году: «Ценность его в том что это стена плача, куда пишут и жалуются (что думают туляки о правлении Груздева, можно узнать, например, в комментариях к этому посту)». В области блог все считают умеренно оппозиционным, комментарии в котором внимательно читают чиновники областной администрации, а самого Мигалина считают независимым журналистом.

Однако сам Мигалин не скрывает своих хороших отношений с груздевской администрацией и намерен выстроить похожие и с новым губернатором. «Сайт мой независимый, хотя я не скрою, что договоренность с властью во время выборов 2014 года у меня была, и я просто не трогал определенные темы, в том числе «Единую Россию»», — говорит он мне и, заметив мое недоумение, добавляет: «Сайт же не святым духом питается».

Толкачева, которая на момент прихода Груздева, была уже не мэром Тулы, но еще депутатом городской думы, рассказывает, как новый губернатор взял под контроль парламент Тулы. «Он узнал, что при населении в 500 тысяч в городской думе должно быть 35 депутатов, как нас и было, а при меньшем числе жителей — только 28. Они пересчитали цифры, и в Туле официальное население стало 492 тысячи, после чего потребовали от нас распуститься, что мы в итоге и сделали», — вспоминает Толкачева.

Всего в двух парламентах было, по словам политолога Рунько, три «говорливых» депутата — Сухорученков, Дорохов и Толкачева. «Первые двое — это два наших белоленточника, [оппозиционер Сергей] Удальцов в феврале 2012 приезжал сюда, и они его встречали. А Толкачева хоть и была в «Единой России», но могла дать любому яростный отпор. На заседаниях она зажигала как Дональд Трамп с Жириновским в одном лице и вообще женщина дьявольского ума и коварства», — говорит Рунько.

К 2015 году в облдуме оппозиционеров не осталось. «Она превратилась в место, где нажимают кнопки без всякого обсуждения», — говорит Сухорученков. По словам Дорохова, в гордуме Тулы раньше сидели предприниматели, «которые из городского бюджета тянули в свой бизнес деньги». «Предпринимателей больше нет, но там теперь сидят учителя, врачи и многодетная мать и любое решение принимают под одобрямс», — рассказывает Дорохов.

Главный оппозиционер Тульской области Сухорученков провалил выборы в областную думу 2014 года, набрав 7% в своем одномандатном округе (его партия также не прошла в парламент), лишился должности главы ячейки «Справедливой России» и теперь работает в Госдуме помощником депутата.

Встречу мне Сухорученков назначает в дорогом по местным меркам ресторане, сразу заказывает кальян. «В целом, в России сейчас преуспевают серые личности, и чем безнадежнее и серее ты как личность, тем больше шансов у тебя преуспеть в нынешней политике России. Поэтому и пессимизма много, но с другой стороны, вечно это не продлится, ведь в России ничего вечного не бывает», — философски размышляет Сухорученков.

Чиновник из областного правительства на вопрос о вредности «ручного режима губернатора» в законодательной власти, взяв паузу, отвечает так: «Хотите честно? В плане представительных органов мы от чего ушли в СССР позднего образца, туда и пришли. За 25 лет так сложилось, что надо делать представительский орган, который выражает демократическую волю народа. На деле же это некая ширма, это сборище людей, которые за государственные деньги решают исключительно свои личные проблемы и на пять лет получают неприкосновенность. Что плохого в том, чтобы перетряхнуть всю эту шваль и поставить людей, которые, по крайней мере, читают законопроекты, ездят по городам и пытаются что-то делать?»

«Перетряхнуть шваль» удалось, по словам Дорохова, при помощи «невероятных фальсификаций на выборах, которые с Груздевым из Москвы переехали». «Выборы 2011 года — это был шок. Явка в Туле составила 85%. Это нереальная цифра! 35% вбросили, так как обычно у нас явка 50%», — вспоминает Дорохов. На всю страну прогремели досрочные выборы в муниципальное собрание города Узловая. «Это была вакханалия, что-то невероятное», — говорит Дорохов.

Новый губернатор

Небольшой крафтовый паб в центре Тулы заполнен молодежью. Пиво практически никто не пьет — все увлеченно смотрят стендап-шоу. Шутки в основном про секс, смешные попадаются редко. Неожиданно на сцене звучит политическая сатира. «Вы слышали, что в Туле новый губернатор? 25 декабря он был назначен заместителем министра обороны, а сейчас уже губернатор. А мне говорили, что все равно с кем пить на Новый год», — шутит тульский студент Георгий. Я спрашиваю у него после выступления, знает ли он, что Дюмин — «будущий президент России» и не боится ли так шутить. Парень не знал и заметно напрягся.

Тем не менее, в Туле активно обсуждают слухи о том, что Дюмин — новый преемник Путина. «Либо Дюмина сажают сюда, чтобы ему был опыт и трамплин как преемнику, либо за заслуги выделили ему вотчину», — говорит Дорохов. «Если он пришел, чтобы пойти выше, но оставит хороший след после себя, то мы только гордиться им будем», — улыбается Сухорученков.

Временно исполняющий обязанности губернатора Тульской области Алексей Дюмин Фото: пресс-служба президента России

В Туле о Дюмине раньше почти не слышали. Он работал в подразделении ФСО, отвечающем за безопасность первых лиц страны и, по данным газеты «Коммерсант», руководил операцией по эвакуации бывшего президента Украины Виктора Януковича в Россию — после его отстранения от власти (впрочем, сам Дюмин это отрицает). Но от Дюмина — как человека из окружения президента — ждут хорошего.

Местные элиты хоть и провожали Груздева с грустью, но уже готовы работать на нового губернатора. Встретиться в Туле с чиновником или депутатом от «Единой России» оказалось очень сложно — никто не хотел говорить об ушедшем губернаторе. «Чиновники в Тульской области живут по принципу «Король умер, да здравствует король». Вот и с днем рождения 6 февраля Груздева уже никто из СМИ на своих страницах не поздравил», — сетует журналист Мигалин.

При этом сказать о новом губернаторе местным политикам пока нечего. «Какие можно сделать выводы по первой неделе работы? Те, кто с ним пообщались, говорят, что он сверхвменяемый и достаточно быстро врубается в проблему», — сказал мне чиновник.

«Тульская область — очень консервативная, здесь по одномандатным округам проходили в Госдуму Александр Лебедь и Александр Коржаков, так что губернатор-замминистра обороны здесь смотрится все-таки органичнее, чем губернатор-предприниматель», — заключает Дорохов из «Яблока».

Выборы губернатора Тульской области состоятся в сентябре 2016 года одновременно с парламентскими. Груздев новую работу себе не нашел, но говорят, что он может войти в руководство нового кремлевского партийного проекта «Правое дело».

Илья Азар

«Медуза.ио»

comments powered by HyperComments