Программа есть, а взять нельзя

Программа есть, а взять нельзя

Почему в России нельзя взять ипотеку под 3% годовых.

branch-sberbank-spb

В России, в отличие от соседних европейских стран, нельзя взять ипотеку под 3% или потребительский кредит под 7% годовых – этот вопрос задают себе многие интересующиеся финансами россияне. Разница в стоимости заемных денег заставляет задуматься о перспективах кредитования за рубежом, но дело это очень рискованное, предупреждают эксперты.

Многие россияне давно обратили внимание на любопытный факт: в Европе ставки по кредитам структур, принадлежащих российским банкам, да и в целом в кредитных организациях намного ниже, чем в нашей стране. Социальные сети и блоги пестрят фотографиями рекламных щитов и заманчивых вывесок финансовых учреждений. К примеру, представительство Сбербанка в Чехии предлагает кредит на неотложные нужды под 6,99%. А ипотечный заем в зарубежной «дочке» самого большого российского банка и вовсе можно получить под смешные 2,26%. Почему тогда банки в своей родной стране не могут выдавать кредиты под такие же низкие проценты, ведь вот он – ключ к решениям текущих проблем. Дайте доступное кредитование, и страна с легкостью выйдет из кризиса!

Не процентом единым

На самом деле стоимость кредита для предприятий и простых потребителей внутри национальных экономик – это один из ключевых факторов развития страны и увеличения ВВП. Так почему же российские банки, предоставляющие такие дешевые кредиты компаниями и гражданам в Чехии, не могут выдавать аналогичные внутри России? Все дело в организации финансовой системы каждой страны. «Дочки» российских банков за рубежом находятся под контролем регулятора той страны, в которой они ведут бизнес, а не под контролем Центробанка России. К примеру, если банк находится в Германии, то его деятельность регулируется Европейским центральным банком (ЕЦБ). Занимает он деньги тоже у ЕЦБ по ставке европейского регулятора, которая на данный момент составляет 0,05%. К этой ставке любой коммерческий банк добавляет расходы на ведение своего бизнеса и делает поправки на уровень инфляции. При этом следует отметить, что уровень инфляции в ЕС очень низкий. К примеру, за 2015 год он составил лишь 0,8%, а за 2014 год была и вовсе зафиксирована дефляция на уровне -0,31%. Для сравнения, инфляция в России по итогам 2015 года оказалась равна почти 13%. Другими словами, получая финансовые ресурсы от регулятора, европейские банки закладывают в стоимость кредита только издержки на ведение собственного бизнеса. А значит, в долг населению и своим предприятиям они могут выдавать кредиты по низкой ставке в 2-4% и оставаться рентабельными.

И это не предел. Есть страны, в которых центральные банки держат отрицательную процентную ставку. Регуляторы, снижая стоимость финансовых ресурсов, стимулируют коммерческие и государственные банки выдавать кредит бизнесу по ставкам в 0,7%-1,5%.

Такие действия, фактические, призывают: «Берите деньги и кредитуйте предприятия, чтобы им было легче работать!».

К примеру, Банк Японии в конце января утвердил ключевую ставку на уровне -0,1%. Регулятор страны восходящего солнца принял решение сделать ключевую ставку отрицательной вслед за Данией, Швейцарией и Швецией, которые имеют ставки -0,65%, -0,75% и -1,1% соответственно. Не удивительно, что коммерческие и государственные банки в этих странах могут выдавать кредиты гражданам и предприятиям под 1%-1,5% и прекрасно себя чувствовать. Если в этих странах российский банк-гигант захочет вести свой бизнес, то он должен будет создать (приобрести лицензию, организовать процессы и т.д.) новый банк или купить уже имеющуюся кредитную организацию, деятельность которой будет контролироваться местным центральным банком. В этом случае и «дочка» российского банка-гиганта сможет выдавать кредиты клиентам-гражданам и компаниям этой страны под низкие проценты.

Но вернемся к нашему примеру с «дочкой» Сбербанка в Чехии. Уж очень заманчивым выглядит предложение ипотеки под 2,26%, особенно учитывая, что в России даже в лучшие докризисные времена не было таких ставок у жилищных кредитов. Эксперты поясняют, что дело не только в политике ЦБ, которая, безусловно, является очень важным, но не единственным фактором для определения стоимости заемных средств. Курс национальной валюты, ее устойчивость на бирже, объем доходов населения и уровень развития экономики в целом играют не менее важную роль.

«В России у банков нет финансовых ресурсов для того, чтобы выдавать ипотеку на таких же условиях, как в Европе, — разъясняет ситуацию главный аналитик Промсвязьбанка Дмитрий Монастыршин — К тому же в России более высокие макроэкономические и операционные риски, более низкие и волатильные доходы населения из-за девальвации рубля. А это предполагает более высокие ставки, которые могли бы позволить банкам компенсировать возможные потери».

Национальный банк Чехии держит ключевую ставку на уровне 0,05%. Для сравнения, Банк России утвердил в конце января ключевую ставку в размере 11%. Прибавьте к этой цифре инфляцию и издержки на ведение банковского бизнеса и получите тот процент, под который банки реально выдают кредиты предприятиям и населению. В таких условиях даже у самого успешного и эффективного банка ставка по кредиту будет выше 24%, и это по очень скоромным подсчетам. А какой должна быть рентабельность бизнеса, чтобы он мог выплачивать такой кредит и оставаться в прибыли? Конечно, в России действуют программы субсидирования процентной ставки, и это помогает некоторым предприятиям в кризисный период. Но с условиями, в которых живут те же чешские предприниматели, положение российских бизнесменов не сравнить.

«Дочка» Сбербанка получает фондирование от местного регулятора под низкий процент и может выдавать населению и предприятиям недорогие по российским меркам кредиты. Финансовая политика тамошних властей в целом формируется в иных экономических условиях. Чешская крона более устойчива, чем российский рубль, — объясняет Георгий Ващенко, начальник управления операций на российском фондовом рынке инвестиционной компании «Фридом Финанс». — Экономика Чехии не страдает от падения нефти и международных санкций, поэтому ставки по кредитам, как и по депозитам, там существенно ниже».

Брать или не брать?

После всего сказанного возникает закономерный вопрос: может быть, россиянам начать брать кредиты в чешских банках? Эксперты предостерегают от таких выводов. Как напоминает аналитик компании «Альпари» Анна Кокорева, задумываясь о кредите в другой стране, особенно в европейской, стоит учитывать, что занимать вы будете в валюте, а зарабатываете, скорее всего, в рублях. Соответственно, чтобы гасить кредит, регулярно нужно будет менять рубли на валюту. И в таких условиях любой заемщик рискует попасть в кабалу в результате скачка курса, как попали в нее, например, «валютные ипотечники» в России. Напомним, что эти граждане взяли кредит на покупку жилья в России в валюте, как раз потому что ставки по ним были ниже, чем по ипотечным кредитам в рублях. Большая часть ипотечных кредитов была выдана в период до 2007 года. А до кризиса, в начале 2008 года $1 стоил чуть более 24 рублей, но уже на 1 января 2009 года — более 29 рублей. Ну а сегодня доллар «гуляет» вокруг отметки в 75-80 рублей, а ипотечный кредит этим людям, согласно договору, необходимо оплачивать в валюте. В аналогичную ситуацию может попасть российский гражданин, оформляющий кредит за рубежом, и поэтому выгода от такого займа весьма сомнительна.

«В отношении потребительских кредитов есть один «золотой» совет – берите кредит в той валюте, в которой формируется ежемесячный доход, — продолжает тему Андрей Борискин, директор департамента розничного бизнеса Росгосстрах-банка. — Ведь речь идет не только и не столько о процентах, которые кажутся сравнительно небольшими, но прежде всего о базе для начисления процентов, а именно о самой сумме кредита».

К примеру, если россиянин возьмет кредит в размере 20 тыс. евро, что при текущем курсе в рублях сегодня составляет более 1,6 млн.рублей, при очередном витке девальвации он имеет риск получить сумму кредита в размере, например, 2 млн рублей (при курсе 100 рублей за евро) или того больше. Разумеется, можно и выиграть на курсовой разнице, если валюта резко подешевеет, но это неоправданный риск в нынешней экономической ситуации.

У вдумчивых граждан возникает при этом и другой вопрос: почему имеющий в Чехии «дочку» Сбербанк не может взять ресурсы у ЦБ Чехии по ставке в 0,5%, передать материнской структуре и начать кредитовать российский бизнес под низкий процент? Во-первых, тогда Сбербанку все равно придется в ставку закладывать валютный риск, ведь занимать он будет в валюте и отдавать нужно будет в валюте. Курс рубля сегодня «скачет», и в кредиты, выданные таким образом, банку придется заложить все риски изменения стоимости рубля на бирже. Следовательно, вряд ли такие кредиты будут дешевыми. Во-вторых, Сбербанк России находится под санкциями со стороны ЕС и США с августа 2014 года, как и целый ряд других крупных российских банков. А Чехия является членом ЕС и, соответственно, подчиняется общей политике финансовых властей. Хорошо, что Сбербанк, вообще, сохранил свой бизнес в Европе. В мире есть гораздо более печальные примеры. Скажем, балтийскую «дочку» попавшего под санкции СМП-банка владельцы были вынуждены продать, чтобы спасти ее бизнес в Латвии.

Вывод для россиян из всей этой истории с банками получается неутешительный. Как ни крутись, а кредиты для наших граждан будут дороже, чем для европейцев. Если россиянин возьмет заем в валюте – причем все равно у какого банка – он рискует пострадать от смены курса рубля и оказаться в положении печально известных «валютных ипотечников». Если он возьмет кредит в российских банках в рублях, то дорого заплатит за это удовольствие. В прямом смысле дорого – проценты по кредиту сейчас представляют из себя двузначные цифры. Так что получается, лучше россиянам лучше всего вообще обходится без кредитов.

Наталия Трушкина

«Наша Версия»

comments powered by HyperComments