Посидим на дорожку…

Посидим на дорожку…

Число политзаключенных в нашей стране выросло почти вдвое.

zaklu4ennie

В прошлом году проект ОВД-Инфо начал работать над базой Politpressing.org, в которой собрана информация о репрессиях в России с 2011 года. В базе учитываются только те люди, которых признали политзаключенными наиболее авторитетные правозащитные организации: Amnesty International, Союз солидарности с политзаключенными, Правозащитный центр «Мемориал», центра «Сова», проект «Экоузник» и Крымская правозащитная группа. На основе этой статистики The Insider проанализировал – кого и за что сажают в России, а также как изменяется уровень политических репрессий со временем.

В целом число преследований с 2011 выросло более чем вдвое, причем особенно быстрый рост наблюдался в начале третьего срока Владимира Путина — в 2012-2013 годах, после чего число репрессированных несколько стабилизировалось. В последнее время (как видно по графику ниже) даже наблюдается некоторый спад, но он не должен вводить в заблуждение — как пояснили в ОВД-Инфо, дело не в оттепели, а в том что в 2015 году был всплеск политических приговоров, которые во многих случаях не были связаны с лишением свободы.

А вот статистика по роду деятельности и в ней ожидаемо в первой строчке мы видим активистов. Менее очевидным результатом стало то, что число репрессированных экологов больше, чем правозащитников и журналистов вместе взятых.

Внезапно первую строчку в рейтинге причин преследования, наряду со свободой ассоциаций, занимает свобода совести. Почему так произошло, будет объяснено ниже.

Большинство из преследуемых находятся сейчас в СИЗО. К сожалению, статистики о преследуемых политэмигрантах у ОВД-Инфо нет, хотя, вероятно, именно они бы здесь заняли первую строчку.

Рассмотрим теперь три самые популярные причины для преследований в России.

Молись правильно

Половина уголовных дел, которые российские правозащитник оценивают как политические, относятся к разряду тех, о которых почти не говорят в СМИ — они связаны с обвинением в участии в организации «Хизб ут-Тахрир» («Исламская партия освобождения»), которая в России признана террористической. В последнее время (особенно после начала войны в Сирии) эти обвинения были поставлены на конвейер, и некоторые из обвиненных, вероятно, действительно имеют отношение к терроризму, но тут есть две проблемы. Главная из них — это то, что в значительном числе случаев основанием для привлечения человека к этой организации  является брошюра «Хизб ут-Тахрир», которую сотрудники ФСБ при обыске «нашли» в мечети или какой-нибудь строительной бытовке гастарбайтеров. При этом «нашли» или «подбросили» — определить сложно, далеко не каждый обвиняемый может позволить себе адвоката, а государственные адвокаты в российской практике в значительном числе случаев работают на пару с прокурором. Когда российские власти внезапно объявили войну ИГИЛ, в российских СМИ появилась волна сюжетов о задержании очередных «ячеек» ИГИЛ, и задержания выглядели следующим образом — спецназ врывался в общежития мигрантов, всех клали на пол, а затем камера крупным планом показывала небольшую брошюрку, где на обложке крупными буквами по-русски написано «Хизб ут-Тахрир». Задержанные объявлялись террористами ИГИЛ и укатывали за решетку по статье «участие в террористическом сообществе» (до 10 лет лишения свободы). И это при том что «Хизб ут-Тахрир», хотя и выступает за создание халифата,  настроена к ИГИЛ враждебно. Да и, по утверждениям экспертов, эта организация в реальности почти не ведет деятельности в России.

Вторая проблема здесь заключается в том, что задержанных судят по статье о терроризме, хотя неизвестно ни об одном теракте, устроенном «Хизб ут-Тахрир» в России. В большинстве стран Европы эта организация не запрещена вовсе, и только в России она признана «террористической». Ни одного теракта нет, но только в 2015 году были заведены дела по этой статье против 42 человек в Москве, Санкт-Петербурге, Татарстане, Башкортостане и Крыму (в Украине деятельность «Хизб ут-Тахрир» легальна, до аннексии в Крыму работало её отделение).

Крым наш, а татары — нет

Второй по количеству преследуемых группой являются крымские татары – но уже не за ислам, а за проукраинскую позицию. Больше всего обвиняемых проходит по «делу 26 февраля» о столкновениях накануне аннексии полуострова 26 февраля 2014 года у парламента Крыма в Симферополе. С точки зрения следственных органов России, виновными в беспорядках оказались сугубо крымские татары. По этому делу шесть человек подверглись уголовному преследованию.

Против двух крымскотатарских лидеров – Рифата Чубарова и Ленура Ислямова – заведены дела за сепаратистские призывы. Несколько крымских татар преследуются за членство в «Хизб ут-Тахрире».

В отличие от 2014 года, других преследований за проукраинскую позицию было относительно немного. Бывший крымский милиционер и активист Майдана Александр Костенко получил три года и 11 месяцев по обвинению в обороте оружия и за участие в столкновениях с «Беркутом» во время Майдана (российский суд не смутило, что эти события происходили в Киеве, столице другого государства). Томский блогер Вадим Тюменцев получил аж пять лет за проукраинские материалы. По обвинению в возбуждении ненависти под домашним арестом находится директор московской Библиотеки украинской литературы Наталья Шарина.

Пятая колонна

Спад протестов привел и к уменьшению дел против оппозиционеров. Продолжает поставлять обвиняемых «Болотное дело»: на активистку Наталью Пелевину заведено странное дело о «финансировании беспорядков» 6 мая 2012 года, участник «Марша миллионов» Иван Непомнящих осужден на 2,5 года и в конце декабря арестован анархист Дмитрий Бученков. Три полицейских дали показания, что он их бил, тогда как Бученков утверждает, что его вообще не было на этой демонстрации. К уголовному делу приобщена якобы «фотография Бученкова во время беспорядков», на которой изображен некий неизвестный человек, мало похожий на Бученкова.

CZuO7d0WIAUM5FX
С точки зрения ФСБ на фото слева и справа — один и тот же человек

Четыре обвиняемых проходят по «делу «Армии воли народа». Несмотря на то, что «Армия воли народа» занималась, например, антисемитской пропагандой (и вполне могла бы получить статью вполне на законных основаниях), запретили их по абсурдному поводу: из-за их идеи о том, что народ должен на референдумах оценивать качество работы властей. Пока до конца не ясно, какую роль в этой истории сыграли публикации одного из обвиняемых, журналиста-расследователя РБК Александра Соколова, но эта одна из возможных дополнительных причин преследования.

Четыре уголовных дела завели по новой статье о неоднократных нарушениях на уличных акциях (чтобы попасть под эту статью достаточно несколько раз выйти с мирным одиночным пикетом). Все дела возбуждены против активных московских «белоленточников», знакомых между собой по акциям протеста, но не состоящих в каких-либо партиях. Ильдар Дадин уже получил по этой статье три года лишения свободы, Владимир Ионов, который должен был услышать следующий приговор, уехал в Украину.

В конце прошлого года на Михаила Ходорковского возбудили дело о якобы его причастности к убийству мэра Нефтеюганска (сегодня государственный адвокат, назначенный Ходорковскому, заявил, что все свидетели по этому делу почему-то заключенные, причем их показания строятся на информации, которую им «кто-то рассказал»), Петра Павленского отправили в СИЗО за яркую (и жаркую) акцию на Лубянке, выборы в Костроме привели в СИЗО парнасовца Андрея Пивоварова. На Politpressing.org нет «микрофонного дела» Леонида Волкова по мотивам новосибирских выборов, так как правозащитные организации пока не дали ему оценку: вряд ли политический характер этой истории вызовет у них сомнения, но так как по делу никто не арестован и не осужден, у правозащитников до него пока «не дошли руки».

В Ростовской области на двух анархистов завели дело за листовки с критикой полиции, в Карелии двоих соратников экс-мэра Петрозаводска Галины Ширшиной преследуют за мошенничество по «делу «Петропита» – о продаже здания петрозаводского комбината школьного питания. В 30 тысяч рублей и уголовную судимость за сепаратистские призывы обошлось карельскому муниципальному депутату Владимиру Заваркину выступление на митинге за отставку главы Карелии Александра Худилайнена. Как и прошлые годы, заведен ряд уголовных дела за самые разные высказывания в интернете.

Александр Литой

«Инсайдер»

comments powered by HyperComments