Теория заговора или внутренний страх

Теория заговора или внутренний страх

Судный день не за горами — мировое правительство опрокидывает рубль, прививки от гриппа убивают, питьевая вода скоро закончится. Если вы сторонник теорий заговора, то наверняка знаете, что американцы не летали на Луну и сами устроили теракты 11 сентября, а Кремль напрямую подчиняется Ротшильдам.

rotsheldi

Такие взгляды распространены не только в России, где почти половина населения, судя по опросам, верит в мировое правительство, управляющее человечеством. В США тоже половина опрошенных является сторонниками некоторых конспирологических теорий. Почему же так происходит, и могут ли они все ошибаться?

Конспирология как упрощение и защита

За короткий период эволюции человеческий мозг развил в себе способность распознавать образы, пишет Brain World. Наше сознание погрузилось в огромное количество информации, поступаемой одновременно. Мозги попытались аккумулировать это все в общий взгляд. Еще когда наши предки были только охотниками и собирателями, они замечали: темная туча — к дождю, а продолжительные дожди — к смене времени года. Сегодня вариантов для выбора стало больше. Можно увидеть в туче облик Богородицы или в дыме от пожара — профиль демона. Обычные события не имеют смысла, пока они не встроены в широкий контекст. Но общая картина должна соответствовать доказательствам. Чем больше неопределенности и белых пятен, тем вероятнее, что люди будут верить в грандиозный заговор. Например, считать, что существует всемогущая сила — рептилоиды.

Можно увидеть в туче облик Богородицы или в дыме от пожара — профиль демона. Обычные события не имеют смысла, пока они не встроены в широкий контекст

Вера в теории заговора может удовлетворить некоторые из наших основных психологических потребностей — в безопасности и спокойствии. Хотя это и может показаться противоречивым, но когда люди считают себя разбирающимися в чем-то непонятном, то они оставляют много информации вне своего сознания. Следовательно, верящие в теории заговора, как правило, взаимодействуют в рамках меньшей социальной группы. Многие теории заговора — продукт непонимания сложных социальных структур, работы правительств или научных сообществ. Например, дипломатическая переписка после исчезновения в 2014 году самолета рейса 370 Malaysia Airlines могла показаться странной для тех, кто незнаком с дипломатическим протоколом.

Дело не в том, что заговоров не бывает. Вспомним, что в русской истории произошел далеко ни один дворцовый переворот. Заговоры имеют меньший масштаб, чем многие считают — сложно сохранить в тайне глобальный план: чем больше людей посвящены в сговор, тем больше шансов его раскрыть. Организовать 11 сентября в форме заговора правительства было бы сложно, потому что от всех его участников потребовалось бы крайняя амбициозность в достижении цели. Ничего не стоило бы кому-то из сотрудников безопасности рассказать об угрозе утром того трагического дня, если бы они о ней знали.

Ученые могли бы зарабатывать больше, работая напрямую на политиков, а не в университетах. А последствия раскрытия заговора принесут им значительный профессиональный и репутационный ущерб

Но какие мотивы у заговорщиков? Многие противники теории глобального потепления считают, что ученые работают в интересах увеличения финансирования собственных исследований, политических организаций или «зеленой» энергетики. Похожее говорят об ученых, работающих в сфере борьбы со СПИДом, которые якобы специально не создают лекарство под влиянием фармакологического бизнеса. Однако схожие с друг другом позиции имеют ученые из разных уголков мира, а не только из пары государств или континентов. Они могли бы больше заработать денег, чем в университетах, работая напрямую на политиков. А последствия раскрытия заговора принесет им значительный профессиональный и репутационный ущерб.

Чем меньше контроля за мнением людей, тем больше веры в конспирологию. Как у тех правителей, которые чувствуют угрозу своей власти: они начинают подозревать окружающих в заговорах. Менее образованные вероятнее больше верят, что фторид в воде — это опасно, а человечество основали внеземные цивилизации. Но и образование не всегда является лекарством от конспирологии.

Не все несогласие с научными теориями — конспирология. Например, два человека могут расходиться во мнении об изменении климата: один будет согласен с теорией глобального потепления, а другой считать понижение температуры на планете следствием природных циклов.

Вы можете увидеть мир, как он есть. А можете — как вы хотите, чтобы он был. Имейте это в виду при рассмотрении любых теорий заговора.

Конспирология вместо религии

Российский историк Илья Яблоков в своем научном исследовании отмечает, что современное конспирологическое мифотворчество начало развиваться в США в середине XVlll века. Тогда традиционное, религиозное представление о теориях заговора сменилось на современное. Историк определяет его как способ восприятия действительности, в которой определенные силы неразрывно связаны с окружающим миром и отдельными событиями. Причем, с одной стороны, конспирологические теории упрощают действительность, отбрасывая альтернативные варианты, а с другой — усложняют доказательствами в пользу теории заговора.

Прекрасное время для конспирологов — кризис. В сложной ситуации людям хочется получить простое и понятное объяснение происходящего

Авторы теорий заговора редко бывают в центре общественного обсуждения событий и процессов. Поэтому для популяризации своих суждений они часто обрамляют ее в подходы, похожие на научные. Популярный метод — поиск событий в прошлом, которые могут объяснить настоящее. Прекрасное время для конспирологов — кризис. В сложной ситуации людям хочется получить простое и понятное объяснение происходящего. Это выливается в обвинения «чужих» в своих несчастьях — причины кризиса и неудач актуализируются в поисках врагов. Чтобы не придумывать новых врагов, их примеры ищутся в прошлом.

Приверженцы теории заговора, в отличие от носителей религиозного сознания, больше нуждаются в образовании и критическом мышлении. Именно с секуляризацией связано развитие современной конспирологии, которая опирается на внешнее научное знание и критический взгляд на мир. Яблоков выделяет элиту и средний класс как самых преданных носителей теорий заговора. От них конспирология распространяется на более широкие массы. Необязательно как чёткие теории — часто в виде слухов. Но с информационной эволюцией граница между сознанием элиты и масс размылась. Обе условные группы могут как создавать теории, так их и потреблять. Этому способствует и массовая культура, которая широко распространяет мнение меньшинств.

Церемония посвящения в масонской ложе
В эпоху Просвещения «боги» начали менять облик. Вместо религиозных образов чудесными способностями начали наделять реальных людей и организации, «создавая» из них, например, всемогущественные тайные общества. Тогда появилось больше рациональности без отбрасывания «божественности». В Новое время сторонники мифического объяснения мира стали обращаться к истории, что позволяет не только с доказательствами связать прошлое и настоящее, но и снять ответственность за неудачи со своих современников.

Развитие национальных государств подтолкнуло конспирологов к формированию общности людей в разных странах. Национальная идентичность зачастую произрастала из мифов прошлого. Во время демократизации в заговорах стали подозревать старые элиты, которые пытаются вернуться на прежние позиции в обществе. Не уходили далеко и более традиционные конспирологические теории. Например, связанные с еврейским заговором — отсюда отношение американцев к всемогущественной семье Ротшильдов (прим. — автор упоминает их, а не Рокфеллеров). Но там евреи считались в конце XIX века не старыми, а новыми элитами, которые могут расколоть и завоевать Штаты. Американцы считали себя исключительными, неевропейцами. Любые негативные проявления, присущие Старому миру, могли отправить их напрямую к теориям заговора. Но конспирология с охотой на ведьм всё же осталась маргинальным явлением, хоть и с отдельными популярными чертами.

Александр Успенский

«ЙодНьюс»

comments powered by HyperComments