Банковская монополия

Банковская монополия

Банк «Санкт-Петербург» почуял лишнюю дыру в Балтинвестбанке и уступил его санацию Абсолют Банку.

baltinvestbank

Санатором последнего рухнувшего банка в уходящем году «Балтинвестбанка» назначен АКБ «Абсолют Банк». Ранее Центробанк уже приостановил все платежи в финансовом учреждении.

Как рассказали «Фонтанке» столичные собеседники, осведомленные по вопросу процесса по предупреждению банкротства Балтинвестбанка, «менеджмент, читай Александр Савельев, поставил АСВ своего рода условие, что согласен на санацию. Но если выявятся не отраженные в отчетности убытки, АСВ выделит дополнительную помощь».

— Конечно, Банк «Санкт-Петербург» реален и даже знал инсайд, но с таким условием на конкурсе не победить, — рассказал с улыбкой источник «Фонтанки».

В «Санкт-Петербурге» нам так прокомментировали: «Мы смотрим на санацию как на бизнес-кейс: справиться, заработать и не получить убыток. А справившись, самое логичное, — присоединить такой актив к себе. Только тогда плюс на плюс дает рост».

Вспомним, что к концу непростого 2015 года Центробанк отозвал лицензии у 27 банков России. В новом году Эльвира Набиуллина пообещала снизить количество финансово-кредитных учреждений в стране на 10%. «Фонтанка» взялась за устойчивость банков Петербурга. Мы сосчитали их по юридическому адресу в нашем городе. Показателей же в банках достаточно, и они открыты: капитал, объем активов, кредитные портфели физических и юридических лиц, доли просрочки, депозиты и вклады. Но для наглядности мы взяли прибыль за 11 месяцев и расставили по убыванию с легкими ремарками.

Разумеется, первый банк с петербургской пропиской — Банк «Россия». Но он, мягко говоря, не региональный. Он и под санкциями находится ввиду близости акционера Юрия Ковальчука к Владимиру Путину. Поэтому с «Россией», как говорят в банковском мире, связываться не стоит. Уступи дорогу и спи спокойно.

Что касается остальных, то они делятся на банки-государства — Сбербанк, а также ВТБ, который с легкой руки Валентины Матвиенко платит налоги в Петербурге, и банки-федералы – Промсвязьбанк, Альфа Банк, Возрождение, Бин Банк. Все остальные – петербургские, а согласно прибыли за 11 месяцев 2015 года по российским стандартам бухгалтерской отчетности на сайте ЦБ, стоят в такой последовательности.

Банк «Санкт-Петербург»: 2 054 419 тысяч рублей;

ПСКБ: 551 676;

Прайм финанс: 113 603;

Энергомашбанк: 100 095. Заметим, что совладельцем на 30% является бывший сотрудник РУОПа Павел Селезнев, кстати, находящийся ныне в составе действующего резерва. Вместе с ним гражданин США Август Мейер — партнер владельца «Юлмарта» Дмитрия Костыгина.

Менее ста миллионов прибыли:

Горбанк: 98 186. Банк является выражением финансовых бизнес-интересов владельцев Петербургской топливной компании — семьи Голубевых. Ориентирован на вип-клиентов.

Экси-банк: 96 989. Фактически банком владеет Прасковья Копанева, ветеран банковского движения Петербурга. Сегодня она если и не самый видный банкир, то, по крайней мере, помнит больше остальных. На ее глазах, по сути, формировалась городская банковская система.

Объединенный капитал: 75 410. Тут 65% у Александра Евневича, одного из самых богатых бизнесменов Петербурга. Как про него говорят в банковском мире, «когда много кэша, кажется, что во всем можешь преуспеть». Но это все же так называемый кэптивный банк — созданный бизнес-группой для обслуживания своих интересов.

СМБ-Банк: 55 919. До недавних пор был расчетным банком для бизнеса экс-депутата Александра Афанасьева — владельца аптечной сети «Фармакор». В сентябре Афанасьев продал его бывшему акционеру БФА Евгению Лотвинову.

Выборг-Банк: 39 663. При всем уважении – это осколок темного наследия скандального и отсидевшего банкира Гительсона с его ВЕФКом.

Витабанк: 36 527.

Далее – демонстрирующие прибыль, сопоставимую с заплатами топ-менеджеров крупных российских корпораций.

Констанс-Банк: 21 543. Связывают с именем  предпринимателя Александра Ебралидзе. В 2009 году пытался баллотироваться в президенты Грузии, но в России более известен по бренду отеля «Талион».

«Викинг»: 17 190. Банк возглавляет Алексей Устаев, является одним из крупных акционеров ОАО «Большой Гостиный двор».

«Берейт»: 10 108. Это предприятие фактически принадлежит арестованному и ныне обвиненному в создании преступного сообщества Марку Броновскому

«Тетраполис»: 5 220. Основной владелец — бывший ректор Петербургского университета путей сообщения Валерий Ковалев.

Севзапинвестпромбанк: 2 860.

СИАБ: 1 187. Ради справедливости заметим, что СИАБ пытается быть рыночным и с реальными операциями. Но он очень маленький в бушующем финансовом море.

Далее идет не прибыль, а ее минус.

Не открытие, что банк либо прибыльный, либо проедает свой капитал, как домохозяйка заначку. Сильные игроки говорят, что неверно кивать на кризис. Это всего лишь стресс-тест. Если не прошел, значит у тебя ошибочная финансовая модель. Так что если генерируешь убытки, то либо из кожи вон лезь, либо ликвидация.

«Банкирский дом»: 97. Принадлежит русскому петербуржцу Евгению Лыкову.Находится на грани.

Турбобанк: 2 302. Их можно поздравить с последним обыском  в банковском мире Петербурга в этом году.

Невский банк: 4 343. А этих — с предпоследним обыском  по тому же делу, что и в Турбобанке.

МБСП: 12 106. Владеет структурой бывший сенатор Сергей Бажанов. Так как он был вынужден отвлекаться на политику, и это сказалось.

«Александровский»: 13 620. 99,88 % у Александра Кашина. Раньше он зарабатывал на своей талантливой компании «Энергокапитал», размещая деньги населения в ценные бумаги и обслуживая их, но после кризиса 2008 года этот рынок упал, что потянуло за собой банк. Так что массовые вкладчики – это история не о нем.

Северо-Западный 1 Альянс-Банк: 15 694. Акционер наиболее громко упавшего банка «Таврический», где застряли миллиарды «Ленэнерго» и после пошли аресты и аресты.

Сити Инвест банк: 20 525. Тут большинство акционеров с экстравагантными паспортами — Индия, Сейшелы.

Заубер банк: 28 169.

«Финансовый капитал»: 33 059.

Банк «Оранжевый»: 112 708. Контролируется бывшим топ-менеджером могучей «Илим Палп Энтерпрайз» Станиславом Патенко. Так что создана структура была явно не для розничных вкладов.

Санкт-Петербургский Банк Инвестиций: 245 725. У крепкого мультимиллионера Бодрунова вряд ли это последний актив.

Рускобанк: 178 917. Еще один осколок скандально укравшего из бюджета Ленобласти миллиарды Гительсона.

Балтинвестбанк: 455 885. С 22 декабря под санацией «Абсолют Банка» .

Балтийский банк: 583 228. Под санацией Альфа Банка.

Банк БФА: 2 065 230. Хотя такие убытки, говорят, покрыл из собственного кармана Владимир Коган. Недаром банком владеют и управляют его дети. Уже забыли, что когда-то Владимир Коган был самым влиятельным банкиром Петербурга, а его Промстройбанк был лучшим. Посчитав, что в банковском секторе он добился всего, продал свою долю в Банке «Санкт-Петербург», а ПСБ – ВТБ. И ушел на госслужбу. Кстати, именно Когану просто как предпринимателю недавно доверили санировать «Уралсиб», находившейся на грани банкротства.

Ну, и «Советский»: с предельным минусом в 2 459 812. Тут тоже санация структурами Михаила Прохорова.

Если вернуться к жажде спасения обанкротившихся, то есть разные подходы к проблеме. Так, например, некоторые игроки считают, что на санируемый объект можно сгрузить свои токсичные активы, как в кладовку. Можно использовать деньги АСВ, заливая часть из них в свою банковскую, хромающую структуру, и так удержаться на плаву.

Как бы там ни было, если посмотреть на банковский сектор Петербурга, то в нем соображают на троих. Доля Сбербанка на рынке городских депозитов, по данным «Фонтанки», — 28,2%, Группы ВТБ — 15% и Банка «Санкт-Петербург» — 9,3%. Банка «Россия» — 7,7%. Остальные размазаны на десятки федеральных и региональных банков. Это можно назвать монополией.

«Фонтанка» смогла задать пару вопросов главе наблюдательного совета Банка «Санкт-Петербург» Александру Савельеву.

— Что делать банкам?

— Заниматься собой 24 часа 7 дней в неделю.

— А горожанам что делать?

— Мое мнение: процентная ставка останется на уровне 11% даже с учетом девальвации рубля, инфляции и стоимости нефти. Это я про Банк «Санкт-Петербург».

Если на первый вопрос Савельев ответил агрессивно, то на главный — с паузой, явно подумав.

Александр Аликин, Евгений Вышенков

«Фонтанка.ру»

comments powered by HyperComments