Налоговую заказывали?

Налоговую заказывали?

Новая схема рейдерского захвата грозит неприятностями даже госкомпаниям.

Dmitriy_Mazepin

Как сообщает издание «Роспрес», Крупнейший российский и один из крупнейших в Европе производитель аммиака “Тольяттиазот” (ТОАЗ), уже не первый год подвергается т.н. гринмейлу — нападкам мелкого миноритария Евгения Седыкина. До сих пор это было неприятно, но не более того. Однако недавняя попытка сменить руководство предприятия с помощью налоговой инспекции и фальшивого собрания акционеров не удалась лишь благодаря бдительности и своевременной реакции ТОАЗа.

Текст публикации:

Судя по тому, как технично исполнена была эта схема, за спиной Седыкина стоит гораздо более серьезная фигура. Как показало наше расследование, это, скорее всего, владелец “Уралхима” Дмитрий Мазепин. И не исключено, что придуманная им схема будет использована не только для захвата “Тольяттиазота”, но и в отношении других интересных ему компаний — вплоть до стратегических активов государства.

Заход через налоговую

На днях “Тольяттиазот” сообщил, что обратился в правоохранительные органы в связи с направлением миноритарным акционером Евгением Седыкиным заведомо ложных сведений в адрес Федеральной налоговой службы Российской Федерации, сопряженным с подделкой документов и фальсификацией сведений о составе акционеров. ”Для пресечения незаконных действий со стороны миноритарного акционера, ОАО “Тольяттиазот” направлены заявления в правоохранительные органы для проведения проверки в порядке ст.ст.144-145 УПК РФ для принятия решения о возбуждении уголовного дела. ОАО «Тольяттиазот» предпримет все предусмотренные законодательством действия для того, чтобы лица, причастные к совершению преступных действий, были привлечены кответственности”, — говорится в сообщении предприятия.

Записи об изменении руководства предприятия были внесены Красноглинской налоговой инспекцией 4 декабря 2015г на основании якобы решения собрания акционеров, представленных Евгением Седыкиным. Решение это тут же было заверено городским нотариусом Тольятти. В реальности никакого собрания, разумеется, не проводилось, но налоговики все же документы приняли и изменения в руководстве одного из крупнейших налогоплательщиков региона зафиксировали. Притом — молниеносно, хотя обычно это ведомство довольно долго и въедливо проверяет всю поступающую документацию.

И хотя решение Красноглинской налоговой инспекции было оперативно отменено ФНС Самарской области, а 9 декабря 2015 г. в Едином государственном реестре юридических лиц восстановлена корректная запись о единоличном исполнительном органе ОАО “Тольяттиазот”, само происшествие не может не настораживать. А что, если бы руководство предприятия не оказалось таким бдительным? Если бы за время между внесением записи об изменении руководства и восстановлением корректных сведений самозванные руководители успели бы провести какие-то сделки и решения, направленные во вред компании, региону, экономике всей страны?

Вопрос далеко не праздный: по тому, как легко и изящно прошла эта операция, можно предположить, что у рейдеров уже имеется отработанная схема подобных захватов. Именно поэтому есть смысл присмотреться к личностям тех, кто пытался войти на предприятие, используя лазейку в правилах изменениях данных в налоговых документах.

Автора, автора!

Однако стоит задуматься еще и вот о чем. Схема пиар-наезда хоть и типичная, однако требует немалых материальных, организационных и даже интеллектуальных ресурсов. Давайте скажем честно — Евгеный Седыкин не выглядит человеком, способным на такие свершения.

Вся его предыдущая деятельность выглядит мелким вредительством, к тому же неэффективным. Даже на “собрание акционеров”, которое стало основанием для внесения изменений в ЕГРЮЛ о руководстве ТОАЗа он умудрился пригласить лишь гастарбайтеров и бомжей. При этом Седыкин уже пробовал несколько раз устроить “собрание трудового коллектива”, воспользоваться громким именем Общероссийского народного фронта, к которому он сам не имеет ровно никакого отношения, вбросить в СМИ недостоверную и тенденциозную информацию о деятельности предприятия — и все безуспешно. Как же получилось, что на этот раз “собрание акционеров”, на которое приглашали через газету рекламных объявлений (!) в стиле 90-х годов, стало поводом для столь оперативной реакции налоговой инспекции?

И здесь стоит присмотреться к другому недоброжелателю ТОАЗа — Дмитрию Мазепину. Его миноритарный пакет не в пример больше — 9,73% акций ТОАЗа. Возможности Мазепина тоже не сравнимы с седыкинскими, ведь этот предприниматель является руководителем химического концерна “Уралхим”. Слава за ним тянется неоднозначная, да и свой концерн он организовал в 2007 году из активов, отнятых у таких монстров, как “Газпром” (Кирово-Чепетский химкомбинат) и “Ренова” (“Галоген”).

В связи возникшими в 2007-2010 годами проблемами с законом Мазепин перебрасывает часть бизнеса в Латвию, где вскоре оседает и сам, получив вид на жительство.

Подходит ли такой человек на роль реального организатора рейдерских атак на ТОАЗ? Вполне. Тем более, что руководство “Тольяттиазота” прямо обвиняло Мазепина в попытке рейдерского захвата и развязывании пиар-атаки в СМИ. Более того – в июне текущего года по требованию “Уралхима” Мещанский суд Москвы арестовал акции ТОАЗа в качестве обеспечительной меры по явно сфабрикованному делу о мошенничестве на умопомрачительную сумму $1,56 млрд. И хотя наскок не удался, как и предыдущие попытки (к примеру, выдвинутое в 2012 году обвинение по ч. 1 ст. 185.4 УК РФ “Воспрепятствование осуществлению или незаконное ограничение прав владельцев ценных бумаг” в ноябре 2013 года было прекращено “за отсутствием состава преступления”), у наблюдателей нет сомнений в том, что Мазепин своих попыток не оставит — он всегда вцеплялся в интересующий его актив бульдожьей хваткой.

Впрочем, судя по тому, что последние атаки на ТОАЗ грозят остановкой предприятия, не исключено, что Мазепин уже готов поступить по принципу “так не доставайся же ты никому” — и в этом случае возможно все: банкротство одного из крупнейших концернов Европы, провокации ЧП на опаснейшем производстве, остановка работы стратегического предприятия России. А это уже серьезно.

Если за поспешностью Красноглинской налоговой инспекции стоит именно Мазепин, есть смысл забеспокоиться не только руководству ТОАЗа, но и правительству России. Потому что это означает, что олигарх, создавший свое состояние путем захвата активов, нашел возможность делать это с помощью представителей закона. Учитывая его наглость (не всякий готов сразиться с “Газпромом” или Вексельбергом), нельзя исключить, что следующим после ТОАЗа атаке подвергнется любая крупная корпорация. При этом стоит напомнить — атаке со стороны жителя Латвии, материнский актив которого зарегистрирован на Кипре, а перевод активов в иностранную юрисдикцию уже отработан. Кстати, “Уралхим” в этом году подал в ФАС жалобу на еще одного своего конкурента — “Фосагро”…

Авторитетный бизнесмен
Что же касается непосредственного исполнителя атак на ТОАЗ, то Евгений Седыкин действительно выглядит скорее марионеткой в умелых руках Дмитрия Мазепина, чем полноправным действующим лицом. Седыкин известен в Тольятти давно, и слава у него там недобрая. Прямо говоря – криминальная слава: молва упорно называет его бандитом, а журналисты осторожно применяют эвфемизм “авторитетный бизнесмен”. Но калибр этого «бизнесмена» явно недостаточен для того, чтобы самостоятельно «решать вопросы» с той же налоговой. Ведь история его прежних вылазок на ТОАЗ – это скорее история нелепых провалов, чем успешных акций.

Когда-то Седыкин сам работал на “Тольяттиазоте” и, видимо, предприятие ему так понравилось, что он решил стать миноритарным акционером. В 2003 году Седыкин приобрел у некоего Егорова 3072 акции ТОАЗа. Правда, как выяснилось, продавец «авторитета Седыкина» банально кинул — на самом деле Егоров мог распоряжаться всего 32 акциями, и право на оставшиеся 3040 бумаг Седыкин так и не доказал, хотя судебное разбирательство дошло даже до Высшего арбитражного суда. А оказавшиеся в его владении 32 акции после эмиссии акций, проведенной в 2011 году (которую он тоже безуспешно пытался оспорить), составляют всего 0,00014 акции — миллионную долю от уставного капитала ТОАЗа.

Согласно закону, на право акционера знакомиться с документами общества это обстоятельство не влияет. Однако при этом оно существенно уменьшает его возможности по участию в управлении компанией, ведь количество голосов (исходя из принципа “один голос за одну акцию”) на общем собрании акционеров у него сократилось до дробного числа. Видимо, поэтому Седыкин и перешел от судебных тяжб с ТОАЗом к откровенным попыткам захвата.

Уже в 2012 году на ТОАЗ началась целенаправленная пиар-атака. Как отмечает в своем докладе Центр политической информации, атака велась самым примитивным образом: в прессе размещались публикации с порочащей руководство завода информацией, однако достоверность их не подтверждалось ничем, кроме слов вроде “по информации журналистов” или “из достоверных источников стало известно”.

Помимо газетных “уток”, организаторы атаки не гнушались и любимым инструментом рейдеров: экологами и “народным гневом”. Технология здесь давно отработана — именно ее в свое время применяли в столице для рэкета застройщиков. Берется (а то и создается самими организаторами атаки) некая экологическая организация, не слишком разборчивая и известная, и от ее имени делаются громкие заявления, будоражащие общественность. Затем жителей опрашивают, обходят их с целью собрать подписи под письмом, позвать на митинг и т.п. Запуганные граждане, как правило, охотно верят в то, что их собираются травить, притеснять и т.п., и активно включаются в борьбу против намеченной жертвы. Все, теперь организаторам остается только поддерживать огонь “народного гнева”, а самим можно уйти в тень.

Вот и в случае с травлей ТОАЗа все пошло по намеченному сценарию.

Зацепкой послужила обнаруженная в Новосибирской области утечка аммиачной воды в одной из перевозимых по железной дороге цистерн. Утечку оперативно ликвидировали, ни жертв, ни пострадавших в результате происшествия не было, однако груз принадлежал ТОАЗу. И напрасно пресс-служба предприятия объясняла, что, согласно правилам, ответственность за утечку лежит на перевозчике — экологи Новосибирского регионального отделения “Российской экологической независимой экспертизы” направили в межрайонную природоохранную прокуратуру по Новосибирской области заявление с требованием возбудить уголовное дело именно против “Тольяттиазота”.

Это, в свою очередь, стало инфоповодом для кампании в СМИ. А затем — и поводом для некоей организации “Зеленый патруль” подать заявление в Следственное управление СКР по Самарской области. Причем, понимая, что следователи быстро разберутся в отсутствие вины ТОАЗа, самозваные “патрульные” поступили хитро: в заявлении фигурирует 33 эпизода нарушения природоохранного законодательства нескольких предприятий, среди которых были и настоящие нарушители. От настоящих нарушений следователи отмахнуться не могли, а вычленить отдельные эпизоды из единого заявления невозможно. Таким образом, расследование СКР дало повод говорить о том, что расследуется именно деятельность ТОАЗа.

На основании расследования началась уже “работа с населением”: организация открытых писем и коллективных обращений к руководству страны (Центр политической информации сообщает, что за подписи жителям платили по 5000 рублей) и, наконец — митинг, репортаж с которого активно продвигался на YouTube под названием “Жители Тольятти против «Тольяттиазота”.

Но что бы ни предпринимал Седыкин, с какой бы стороны не пытался подобраться к вожделенным акциям ТОАЗа, он неизменно терпел поражение за поражением. Ровно до тех пор, пока не провернул эту историю с налоговой. Эффективность и быстрота, с которой была реализована эта афера, совершенно не похожи на фирменный стиль Седыкина, а значит – попытки перехвата власти на успешным предприятиях могут происходить не только в Тольятти. И менеджменту, например, «Фосагро», против которого выступает сегодня «Уралхим» Дмитрия Мазепина, теперь явно стоит повнимательнее относится к происходящему в их налоговой инспекции.

comments powered by HyperComments