Продлят ли амнистию капиталов?

Продлят ли амнистию капиталов?

На данный момент ею захотели воспользоваться лишь несколько сотен человек.

amnistiya_kapitalov

Как сообщает газета «Ведомости», в ходе ежегодного послания Федеральному собранию президент Владимир Путин может объявить о продлении сроков амнистии капитала, рассказали два федеральных чиновника и налоговый консультант, участвующий в обсуждениях тезисов послания. Скорее всего речь идет о продлении на год.

Текст публикации:

Налоговую амнистию президент объявил в прошлогоднем послании. Песков тогда называл это «строго однократной» акцией, «единственным в истории шансом действительно вернуться со своими капиталами домой». По принятому весной закону налогоплательщики, задекларировавшие активы c 1 июля до 31 декабря 2015 г., получают полное освобождение от уголовного и административного преследования (в основном по налоговым нарушениям), платить налоги за прошлые периоды не надо. Чиновники убедили президента, что амнистия сработает: неформальные санкции и ужесточение борьбы с офшорами ограничивают работу российского бизнеса на Западе, так что он сам рад вернуться – надо только простить.

Не вышло. Чиновники исчисляют поданные заявления несколькими сотнями, а налоговые консультанты крупных аудиторских компаний – менее чем 200. Клиентов, которые задекларировали доходы, можно по пальцам пересчитать, говорит партнер PwC Наталья Кузнецова. «Многие ее [амнистию] анализируют, но амнистироваться в итоге не хотят; можно сказать, что главные выгодоприобретатели [амнистии] пока консультанты», – иронизирует партнер «Щекин и партнеры» Денис Щекин.

В октябре замминистра финансов Сергей Шаталов признал невостребованность амнистии и предложил правительству продлить срок и скорректировать другие пункты закона, пока процесс не заглох.

Интерес клиентов есть, обнадеживает партнер EY Марина Белякова, просто многие пытаются сейчас разобраться, а полгода – очень мало, учитывая неясности в законе. К тому же информационная кампания была очень слабая, добавляет чиновник, близкий к ФНС.

Но одно продление срока не принесет эффекта, если серьезно не скорректировать закон, подчеркивает Белякова. Юристы называют две причины, почему бизнес не пользуется амнистией: недоверие к российским властям и дефекты закона. По ощущению, воспользоваться амнистией могли только те, кто «изнутри» системы четко понимал, что амнистия сработает, считает Михаил Александров из адвокатского бюро А2.

Бизнес изначально боялся ловушки: ему простят налоговые преступления, заманят на родину, а потом припомнят другие нарушения. Президент в послании пытался заверить: вас не будут таскать по различным органам, в том числе правоохранительным, не спросят об источниках происхождения средств. Чиновники прописали в законе жесткие гарантии: данные сдаются в налоговую на хранение, как в депозитарий, на них распространяется режим налоговой тайны, налоговая не может отправлять их в другие органы, их нельзя использовать в качестве доказательств по уголовным делам. Казалось, что бизнес этому поверит, но конструкция была неверна, признает чиновник, участвующий в разработке закона. Во-первых, декларирование не нужно, ведь все равно в эти данные никто смотреть не может. Во-вторых, депозитарием должен быть не контролирующий орган, а кто-нибудь независимый, например банк, а так все равно что создать хранилище ФСБ и пригласить сдавать туда данные, иронизирует чиновник, понятно, что налоговая это не распечатает, но бизнесу все равно психологически некомфортно сдавать данные. «Когда рассказываешь клиенту, сколько недоработок в законе, желание подать декларацию у него сразу пропадает», – говорит партнер Taxadvisor Дмитрий Костальгин.

Нужно расширять перечень покрываемых амнистией активов и гарантии, призывает Белякова. Разрешить декларирование банковских счетов, которые были закрыты в 2015 г., и имущества, проданного на момент подачи декларации, предлагает партнер Deloitte Светлана Мейер. Непонятно, подпадает ли история возникновения активов под гарантии, говорит Кузнецова: не раскрыв всю цепочку, от претензий можно не спастись. Гарантии не распространяются и на движимое имущество в государствах из списка FATF и в других выбранных регулятором странах, в том числе Великобритании и Швейцарии, указывает партнер Herbert Smith Freehills Олег Коннов.

Консультанты призывают отменить требование репатриации движимого имущества из таких стран. Сейчас в зоне риска владельцы ценных бумаг (это движимое имущество), предупреждает Мейер. Отмена репатриации важна психологически, объясняет Щекин: «Государство как бы скажет: храните деньги за рубежом, мы вас простим, а если захотите, сможете их вернуть. Но сейчас посыл другой: сначала верните и только тогда простим».

Представители Минфина и ФНС не ответили на запросы.

Маргарита Папченкова, Елизавета Базанова, Филипп Стеркин (Ведомости)

comments powered by HyperComments