Не друг и не враг, а так?

Не друг и не враг, а так?

Как реагировать на внезапное превращение вчерашнего союзника в лютого врага.

Putin_illustraciya

Российский эксперт рассуждает в своем блоге над самой актуальной на сегодняшний день темой – о Русско-Турецких отношениях.

Текст публикации:

Что-то  автор зарапортовался, скажет проницательный   читатель – сам пишет, мол, что Турция – экзистенциальный враг России, что у нас с ней никаких альянсов быть не может, что или мы или они, а тут так вопрос ребром ставит. Не противоречит ли сам себе?

Это я от лица проницательного читателя сам себя опровергаю. И тут же отвечаю. Нет, никакого противоречия. Да, Турция – наш извечный, просто-таки хтонический враг. Турецкая разведка ведет подрывную работу среди населения, особенно молодежи исламских регионов России. Можно написать целые монографии(а профильные специалисты уже их написали), где, когда и как турецкие стратегисты османского возрождения внедряются в социально-культурные и иные проекты на территории России. И чего они этим добиваются.

Сразу же после  гибели Су-24 в Сирии профессор Московского государственного лингвистического университета, специалист по исламу Роман Силантьев призвал к  детуркизации российского исламского сообщества:»Последние десятилетия Турция всячески укрепляла свое влияние в России, создавая учебные центры и СМИ, культурные представительства и коммерческие структуры, беря под контроль мечети и целые духовные управления. Кстати, по реакции мусульманских лидеров России на убийство наших военнослужащих легко понять, кто из них сильно зависит от турок и потому молчит, а кто избежал этого соблазна и резко реагирует», — заявил он порталу «Интерфакс-Религия».

А если бы трагедии с нашим бомбардировщиков не случилось, то детуркизировать  российских мусульман не нужно было бы?
Я недавно  говорил на эту тему с одним отставным  аналитиком ФСБ, который мониторит настроения среди молодежи исламских республик России. Так вот, недовольные социальной несправедливостью подростки ориентируются именно на жесткий  ислам турецкого «типа», в духе пресловутых «Серых волков». Тревожная ситуация.

Закрытие турецких гуманитарных структур на территории России давно назрело. Если Британская корона с помощью таких организаций как Британский Совет ведет свою цивилизационную пропаганду очень тонкими ювелирными методами, то турки делают то же самое «весомо, грубо и зримо».

Сейчас президент Турции Эрдоган попытался расширить пространство стратегических возможностей в отношениях как с Европой, так и с Россией. Европу он уложил на лопатки и  фактически сделал своим проектом. Почти колонией. Это было стратегической долгосрочной задачей  османов с незапамятных времен и сейчас потомки янычар очень  близки к завоеванию Старого Света  как бы мирным путем.

У России Эрдоган выиграл темп. Одержал пиар-победу для внутреннего употребления. Ему необходимо было это сделать, чтобы удержать власть перед лицом натиска военной касты и фанатичных исламистов. В дальнейшем Эрдоган не сможет так легко  набирать очки. Владимир Путин, получив известие о гибели нашего самолета,  был, по слухам, в бешенстве, которое перешло в холодную ярость. Он считал Эрдогана своим партнером и союзником. А тот реально ударил в спину.

Я на сто процентов убежден, что либо наша разведка слабо работает и почивает на лаврах киношного Штирлица, либо  товарищ Фрадков опасается докладывать Путину  информацию, не укладывающуюся в прокрустово ложе официальной внешнеполитической доктрины. Скорее, второе, чем первое. Хотя, не исключено, что и то, и другое.

И где спрашивается, была наша электронная разведка? И есть ли она у нас?

В свое время германский канцлер Бисмарк прислал Александру II своего супершпиона Штибера, создавшего мощнейшие агентурные сети в Европе, и тот помог царю сконструировать аналогичные сети. Может быть, и сейчас нам нужно попросить  Нетаньяху,  чтобы тот помог устроить агентурную сеть в Турции?

Когда тот, кого считали другом, оказывается врагом и наносит неожиданный удар в спину, это всегда провал. Провал армии, разведки, всего экспертного сообщества. Но реагировать на такой конфуз можно по-разному. Мы реагируем жестко, резко, с русских размахом. Наш пресловутый        «Непотребнадзор» внезапно обнаружил какие-то вредные вещества в турецкой еде, которую мы импортируем. Отменен туризм. Закрыты экономические и военно-технические проекты.

В принципе этого следовало ожидать, потому что пропагандисты Большой Башни черпают силы и вдохновение в изыскании все новых и новых врагов любимого Отечества. Им повезло – с ходу обнаружился враг внутренний – дальнобойщики, и враг внешний – турки.

Дальнобойщиков, видимо, будут предлагать посадить, а турок – превратить в радиоактивный пепел.

И то и другое неверно. Дальнобойщиков надо убедить и расколоть изнутри, если уж прибегать к зловещим  охранительным технологиям. Это не стратегия, конечно, но стратегии у нас вообще нигде нет.

А турок надо защитить от  диктатуры кровавого тирана Эрдогана, которого следует объявить в международный розыск  как военного преступника, пособника террористов, покровителя наркоторговцев,  нарушителя прав турецкого человека и душителя турецких свобод.

А с турецким народом враждовать нельзя. Это их рук вон плохая, никудышная стратегия. Так же, как и с украинцами враждовать, называя их укропами и салоедами, не следовало бы.
Заметьте, что успешные  американцы  никогда не воюют с каким-либо народом. Они всегда воюют с тем или иным диктатором, защищают права человека, ну и прочие прелести свободного мира. И это дает им оглушительные дивиденды.
Конечно, вряд ли стоит достраивать туркам АЭС. Если мы не хотим, конечно, подержать турецких генералов, которые мечтают заполучить свое собственное ядерное оружие. И  военно-техническое сотрудничество надо пресечь в корне.
Все остальное, всяческие эмбарго и запреты, могут быть или не быть, но в рамках человеколюбивой стратегии мягкой силы по спасению  страдающего под игом военной хунты и лично тирана Эрдогана многострадального турецкого народа. А в первую очередь – народа курдского, которому давно пора предоставить  право на самоопределение.

Кажется, я исчерпывающим образом ответил на поставленный вопрос о том, как Россия должна ответить на вероломство «турецкого султана» и в какие проекты должна быть канализирована «холодная  ярость»  Владимира Путина.
Я уверен, что он не будет встречаться с Эрдоганом в Париже.

Владимир Прохватилов, Президент Фонда реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наук

comments powered by HyperComments