Кто вы господа ополченцы?

Кто вы господа ополченцы?

Действительно ли боеспособность ВСН резко снизилась, как утверждает Стрелков?

Igor_Strelkov

Как сообщает издание «Свободная пресса», на днях бывший главнокомандующий вооружённых сил Новороссии (ВСН) Игорь Стрелков разразился резким заявлением в адрес нынешнего ополчения Донбасса. Вот только некоторые выдержки из него.

Текст публикации:

«При внезапном наступлении украинской армии ополчение будет разбито очень быстро, если оно не получит российской поддержки. К сожалению, соотношение сил сегодня очень сильно нарушено — многие подразделения обескровлены».

«Вместо местных добровольцев пришли откровенные бомжи и полубомжи. Пьянство повальное, наркомания дичайшая в подразделениях. А поскольку законы военного времени были отменены сразу после моего ухода, то и наказать их толком никто не может. В условиях военного времени можно добиться соблюдением порядка только самыми жесткими методами — а если их отменить, то как можно напугать алкоголика и наркомана 15 сутками ареста?»

Это заявление Игоря Стрелкова уже вызвало шквал ответной критики, в том числе со стороны руководства ВСН.

Однако, то, что за словами Стрелкова есть, как минимум доля истины, признаёт немало рядовых ополченцев. Вот что, например, рассказал «СП» ополченец с позывным «Зверь».

— О каких бомжах говорит Стрелков? Может быть о тех ополченцах, чьи квартиры и дома находятся на стороне «укров». Да, таких довольно много. Есть и те, кто вообще лишился жилища из-за обстрелов. Если речь о таких бомжах, то их действительно немало.

Что касается пьяных или наркоманов (или аватаров, как их ещё называют в Донбассе) то с этими явлениями борются. Но до конца избавиться от этого контингента пока не получается. В этом есть горькая правда.

«Мёртвые души», да, и это имеет место. Ведь преувеличение численности ополченцев — это дополнительный доход для «некоторых».

«СП»: — А что вы можете сказать про слова Стрелкова: «При внезапном наступлении украинской армии ополчение будет разбито очень быстро, если оно не получит российской поддержки.

— За всю Новороссию не скажу. Но лично знаю несколько участков фронта, где без подкрепления удержаться будет крайне сложно.

Однако, украинские вояки сейчас занимаются не столько учениями, сколько беспробудным пьянством. У нас много информации на эту тему от местных жителей по ту сторону фронта.

Кроме того, на нас продолжает работать моральный фактор. Мы чувствуем, что за нами — правда. Мы не простили украинским карателям их преступлений против пленных ополченцев и мирных жителей. А главное, у нас есть чувство, что нас хотят уничтожить или заставить отказаться от своего народа на нашей земле. На это мы никогда не пойдём.

Одновременно прозвучало заявление, что украинская армия находится в худшем положении, чем армии народных республик Донбасса. Об этом в эфире «Ukr Life» заявил волонтер Юрий Касьянов.

«Армия, которая находится на передовой, месяцами сидит в окопах, которой запрещают вести активные боевые действия, находится в состоянии упадка, разлагается. У нас совершенно разные положения с врагом. Мы окопались вокруг Донбасса, построили три линии обороны, набили их людьми, заставили людей сидеть в окопах. Мыши, дождь, грязь, плохое снабжение, плохая форма, неадекватные военачальники плюс добавить, что это люди мобилизованные, которые не имеют достаточной мотивации для того, чтобы находиться на фронте. И противоположная сторона (ополченцы), которая практически не окапывается. Они находятся в тепле, живут с комфортом, а время проводят на полигонах, постоянно тренируясь в стрельбе, взаимодействии и слаженности. У них постоянные тренировки, поэтому мы в худшем положении».

Между тем, в Донбассе всё настойчивее ходят слухи о новом наступлении украинской армии. Якобы, европейцам даже рекомендовано покинуть территорию ДНР и ЛНР. Так на чьей стороне будет перевес в случае возобновления войны?

— Разложение и падение морального духа, как ополченцев, так и солдат вооружённых сил Украины (ВСУ) вызвано вполне объективными причинами, — говорит политолог и публицист Алексей Анпилогов. — Во время так называемой окопной войны это почти всегда происходит. Люди месяцами, а то и годами находятся в напряжении, но при этом нет активных боевых действий. Они находятся вдалеке от дома, в неустроенных в бытовом плане условиях. Когда это тянется изо дня в день, это способно охладить любой патриотизм. Если, как это случается сплошь и рядом, голодный солдат, будь он ополченец или украинский военнослужащий, мёрзнет в окопе, это, конечно, не отражается положительно на его боевом духе.

При этом надо заметить, что в донбасском конфликте, есть фактор не только, скажем так, внутренних ресурсов ДНР, ЛНР с одной стороны, и Киева — с другой. Да украинская армия превосходит по численности ополченцев. Но в случае резкого обострения ситуации «северный ветер» сможет купировать перевес ВСУ. Однако за Киевом стоит глобальный Запад и его меры экономического воздействия на Россию.

Сейчас ситуация в мире складывается так, что и Россия и Запад заинтересованы в том, чтобы сдерживать конфликт в Донбассе. Но когда «тормоза» откажут, Россия не сможет остаться в стороне. Наша страна будет безусловно помогать донбасским республикам посредством «военторга», «отпускников» и т. д.

Украина в случае попыток военным путём «вернуть» Донбасс вряд ли добьётся серьёзных успехов. Если только Россия полностью откажется от поддержки ДНР и ЛНР. Но это очень маловероятный вариант развития событий.

«СП»: — Можно ли согласиться со Стрелковым, что место «идейных» ополченцев в рядах ВСН заняли люди, которым важно только, что их кормят и платят хоть какие-то деньги?

— Армия Новороссии сегодня составляет около 30 тысяч человек. Говорить, что все они воюют за паёк, неправильно. Определённая тенденция к снижению «идейных ополченцев» имеет место. Однако ситуация ещё далеко не критическая. И в случае возобновления полномасштабной войны многие «идейные» снова вернуться в ряды народной милиции ДНР и ЛНР.

«СП»: — Насколько можно верить негласной информации о том, что скоро начнётся новое наступление украинской армии?

— Возобновление полномасштабных боевых действий в Донбассе, которых ждут уже почти год, по многим признакам неизбежно. Война — продолжение политики не мирными средствами. А политика, которую пытались вести мирными средствами в рамках минского процесса, во многом исчерпала себя. Минские соглашения в итоге не привели к реальному сближению Украины и республик Донбасса. Компромисса между Киевом и Донецком с Луганском не случилось. Поскольку в Минских соглашениях изначально были заложены «мины замедленного действия». Одновременно на Украине нарастают противоречия между разными группами власти. Каждая из них хочет использовать войну для решения своих проблем.

«СП»: — Мы видим, как развиваются события в мире, в частности в Сирии. Решится ли Россия напрямую поддержать ЛНР и ДНР в случае агрессии Киева, как она поддерживает армию Башара Асада?

— Я сильно сомневаюсь в этом. Думаю, что Россия в Донбассе будет по-прежнему ограничиваться полумерами. Слишком много факторов, которые делают крайне опасной для России открытую интервенцию. Однако, рано или поздно, России придётся поступить с республиками Донбасса, как она некогда поступила с Абхазией и Южной Осетией. То есть — признать и начать официальное взаимодействие и поддержку на межгосударственном уровне. Надо сказать, что уже сегодня республики Донбасса во многом сформировали свою государственную систему.

Алексей Полубота (Свободная пресса)

comments powered by HyperComments