Наказание по единой схеме

Наказание по единой схеме

Правозащитное сообщество подготовило инструкцию по расследованию убийств и случаев насилия в местах принудительного содержания.

tyurma

На сайте «Независимой газеты» опубликован материал, в котором издание рассказывает об инициативе правозащитников по расследованию преступлений, совершенных в местах лишения свободы.

Текст публикации:

Авторы инициативы настаивают, что количество преступлений за решеткой постоянно увеличивается, а связано это с бездействием правоохранительных органов и судов. Документ прописывает четкую схему действий для адвокатов, сотрудников уголовно-исполнительной системы (УИС), следователей, прокуроров, омбудсменов, а также самих правозащитников.

Проект инструкции подготовили руководитель фонда «В защиту прав заключенных» Лев Пономарев, глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева и директор Института прав человека Валентин Гефтер. Документ направлен в администрацию президента, но со Старой площади реакции на него пока не последовало. В ближайшее время инструкция будет вынесена и на общественное обсуждение. Рассмотрит ее и президентский Совет по правам человека.

По словам правозащитников, на сегодняшний день десятки тысяч заключенных сидят либо по сфабрикованным обвинениям, либо из-за многократного преувеличения их вины. Многие из этих людей пытаются протестовать и писать жалобы, но в результате, настаивают правозащитники, лишь подвергаются дополнительным унижениям и даже насилию – вплоть до смертельных случаев. Однако расследовать подобные дела в местах принудительного содержания удается лишь в исключительных случаях. Согласно мониторингу, проведенному фондом «В защиту прав заключенных», проблема насилия и пыток в колониях остается одной из самых острых.

Случаев насильственных смертей осужденных по вине сотрудников администраций гораздо больше, чем озвучено официальной статистикой, утверждает Пономарев: «Эти факты умышленно скрываются с целью сохранить честь мундира и зачастую представляются, например, как «сердечно-сосудистая недостаточность» или еще того нелепее – «упал с лестницы и ударился головой».

Согласно разработанной правозащитниками инструкции, начальников исправительных учреждений обяжут в течение суток после происшествия «зарегистрировать жалобу пострадавшего и обеспечить ему незамедлительное проведение медицинского освидетельствования, а также принять меры к сохранению видеозаписей произошедшего». В противном случае руководству колонии может грозить уголовная ответственность. Также в инструкции говорится об обязательном обеспечении безопасности таких заключенных путем их перевода в изолированное помещение «с особым порядком доступа к ним».

Как утверждают авторы проекта, сейчас в процедуре расследования случаев убийства и насилия в УИС есть ряд серьезных проблем. Например, следователь, которому поручено вести дело, не выезжает на место происшествия, а поручает провести необходимые действия оперативным сотрудникам колонии, то есть, отмечает Пономарев, «лицам, прямо или косвенно заинтересованным в исходе дела».

Потерпевших или свидетелей после происшествия не вывозят из колоний – и в результате под давлением они нередко отказываются от первоначальных показаний. Зачастую и записи видеокамер, зафиксировавших преступление, почему-то оказываются удалены. «Все это позволяет сотрудникам колонии избежать ответственности, ограничиться дисциплинарным взысканием. Ни одного уголовного дела по факту применения насилия к осужденным не было возбуждено несмотря на очевидные факты», – сетует Пономарев. «Следователи, – продолжает он, – халатно расследуют случаи насилия в УИС, прокуратура покрывает преступления, нередки случаи, когда прокуроры угрожают заключенным, приходя в колонии с проверкой».

В проекте инструкции говорится, что адвокаты и члены общественных наблюдательных комиссий (ОНК), получив сигнал о случаях насилия за решеткой, «не позднее 12 часов должны уведомить об этом начальника территориального органа ФСИН, органы прокуратуры, уполномоченного по правам человека и председателя ОНК в данном субъекте». Территориальные органы Генпрокуратуры и Следственного комитета (СК), в свою очередь, должны отреагировать на такое заявление в течение суток. В документе специально оговаривается, что должностное лицо для проведения доследственных действий должно выехать на место происшествия, «не перепоручая их сотрудникам ФСИН».

«При этом заявления, жалобы, показания, свидетельства, содержащие сведения об имевшем место насилии в отношении осужденного, а также сообщения о предполагаемом преступлении такого рода, совершенные другим лицом, не могут рассматриваться как ложный донос либо злоупотребление правом», – отдельно подчеркивается в документе. Дело в том, что в тех редких случаях, когда дела доходят до судов, судьи или подтверждают отказы следователей в возбуждении уголовного дела, или вообще дают осужденным дополнительные сроки якобы за заведомо ложный донос.

В документе также напоминается, что с начала 2015 года в исправительных учреждениях России прошло несколько акций протеста осужденных против насилия над ними. Например, в конце прошлой недели около 40 заключенных в Пермском крае объявили голодовку в ответ на действия администрации. Зэки жаловались на условия содержания – в частности, на холод в камерах и ненадлежащее качество воды, а также на побои и необоснованное изъятие личных вещей.

Дело в том, что, как рассказал «НГ» Лев Пономарев, в последние годы во многих колониях руководство фактически передало функции воспитания так называемому активу – то есть тем же осужденным, которые готовы таким образом заслужить смягчение наказания. Вот они-то чаще всего и используют методы «палочной дисциплины».

Екатерина Трифонова (Независимая газета)

comments powered by HyperComments