Высокий аккорд Андрея Кричевского

Высокий аккорд Андрея Кричевского

Делами хранителя авторских прав в России интересуются депутаты и силовики.

krichevskiy

Как сообщает газета «Версия», Бизнес авторских обществ в России до сих пор недостаточно прозрачен и контролируем. А деньги, которые там крутятся, исчисляются миллиардами. За них и идет нешуточная борьба между причастными к процессу бизнесменами.

Текст публикации:

«Мелодия» — живее всех живых

 Многие наивно полагают, что известная всем, у кого дома лежат советские пластинки, фирма «Мелодия» канула в лету вместе с не менее известным Апрелевским заводом, производившим эти самые грампластинки.

Однако «Мелодия» живее всех живых. А авторскими правами на ее, образовавшуюся за десятки лет гигантскую фонотеку, управляет структура под названием Всероссийская организация интеллектуальной собственности (ВОИС).

А в начале осени делами ВОИС и «Мелодии» заинтересовался думский комитет по безопасности и противодействию коррупции. Что же обеспокоило думцев? Дело в том, что за использование своей фонотеки «Мелодия» получает от ВОИС хорошие деньги. И получает регулярно. А госбюджету с этого достается базарная мелочь. Причем здесь госбюджет, спросите вы? Притом, что «Мелодия» — предприятие государственное.

Где РАО, там скандал

В водах российского авторского права существует еще одна «акула» под названием РАО — Российское авторское общество. В последние годы эта структура регулярно оказывается в центре скандалов, связанных с такими материями как распределение сборов за использование авторских работ, покупка электроники и носителей информации.

Одно время РАО оказалось даже на острие конфликта между двумя министерствами — коммуникаций и связи и культуры. Первое предлагало обязать организации, подобные РАО, работать исключительно на основании договоров с правообладателями. Второе категорически возражало против этого. Свою позицию в Минкульте обосновывали заботой об интересах правообладателей, сетуя на то, что предлагаемая Минкомсвязи новация лишит их возможности контролировать использование произведений и ограничит СМИ в распространении авторских материалов.

Аналогичным чиновничьим патом закончилось и резонансное лоббирование прошлой осенью Российским союзом правообладателей (РСП) введение т. н. «глобальной лицензии» в интернете. Концепция была даже, с подачи министра культуры Владимира Мединского, представлена на рассмотрение президента Владимира Путина.

Нововведение подавалось в качестве нового механизма управления авторскими правами в интернете и предполагало взамен на формальный отказ правообладателей от защиты объектов своего авторского права в сети ежемесячно взимать с каждого пользователя интернета 25 рублей. Однако в оппозицию к этим предложениям неожиданно встала целая плеяда влиятельных ведомств — ФАС, Минкомсвязи, Минэкономразвития. В итоге дальнейшая работа над концепцией «глобальной лицензии» администрацией президента была признана нецелесообразной, а поручение разработать законопроект, направленный на реализацию «налога на интернет», снято с контроля.

Ищите деньги

Оценить общий объем средств, которые «крутятся» в сфере авторских прав, сложно. Некоторое представление могут дать косвенные данные. Так, в недавнем интервью глава Роспатента Григорий Ивлиев заявил о том, что введенный не так давно институт коллективного управления правами позволил увеличить отчисления авторам от таких структур, как РАО, РСП и ВОИС в два раза за три года. «Критика авторских обществ, возможно, имеет основания. Но, сломав сейчас этот институт, мы лишим авторов примерно 6 млрд руб в год», — говорит чиновник.

Но это лишь самая верхушка денежного айсберга. Притом, что уже не первый год звучат обоснованные обвинения в недостаточной открытости и прозрачности деятельности авторских обществ. Даже контролирующие процесс чиновники признаются в том, что существующая законодательная база не позволяет до конца понять, кому и сколько денег они платят.

В частности, Минкультуры еще в августе анонсировало серьезные изменения в работе обществ по коллективному управлению правами, с целью сделать их более прозрачными и подконтрольными. Среди прочего, авторские общества обяжут проводить ежегодный аудит финансовой отчетности.

Многогранная личность

Понятно, что за большими деньгами стоят большие люди. И в условиях, когда воды бизнеса мутны, именно по интересам таких людей бьют разнообразные инициативы по увеличению прозрачности, подотчетности и подконтрольности.

В нашем случае найти такого человека помог криминальный инцидент, случившийся этим летом в Москве. Тогда в федеральных СМИ прошла информация об избиении замглавы РАО Андрея Кричевского. Нападавшие нанесли ему черепно-мозговую травму и сломали нос.

В самом РАО инцидент связали с продвигавшейся Андреем Кричевским идеей объединения всех авторских обществ в единый профсоюз. Но к этому мы еще вернемся. Андрей Кричевский — личность по всем параметрам многогранная. И должность замглавы РАО — не единственная его ипостась. Он же является первым заместителем гендиректора Российского союза правообладателей, а также возглавляет уже упоминавшиеся в самом начале ВОИС и фирму «Мелодия». Те самые «Мелодию» и ВОИС, с интереса к делам которых со стороны думского комитета по борьбе с коррупцией и начинается это повествование.

Финансовый дождь

Череда публикаций в СМИ обвиняет Андрея Кричевского в откровенно криминальном прошлом и достаточно сомнительных действиях в настоящем. И если версия о его возможных связях в лихие девяностые с орехово-зуевской ОПГ хотя и интересна, но малодоказуема, то его осведомленность о деталях рейдерского захвата ярославского завода «Красный маяк» и участие в борьбе за элитные многоэтажки в Сочи доказуема в большей степени.

А претензии Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД РФ к четырем дочкам РАО и вовсе носят предметный и доказательный характер. По данным правоохранителей, в 2012‒2014 годах РАО перевело на баланс четырех своих дочек 557 млн рублей, после чего три из них благополучно закрылись.

На какие же компании пролился благодатный финансовый дождь? Это ЗАО «Сервисно-эксплуатационная компания» (СЭК), ЗАО «Управляющая компания «Медиа-М», ЗАО «Медиа менеджмент» и ЗАО «Управляющая компания «Музыкальный Олимп».

А теперь снова немного цифр. Чтобы было понятно, какова в нынешней России цена разбитого носа. Итак, по данным МВД, в 2013 году РАО собрало 4,4 млрд рублей авторских отчислений. Авторам из этой суммы было выплачено 3,2 млрд. Российский союз правообладателей в том же году собрал 3,4 млрд рублей, а авторам выплатил 2,2 млрд. У ВОИС «улов» вышел значительно скромнее — 0,9 и 0,58 млрд рублей, соответственно. Иначе говоря, мимо авторов проплывают миллиарды рублей. А вот куда и в чей карман они плывут и материализуются ли потом в элитную недвижимость в Лондоне, как об этом пишут http://mosmonitor.ru/articles/rights/2015-10-20-08-54 в прессе — с этим пусть разбирается следствие, в прерогативы которого и входит расследование таких случаев.

Слияние и поглощение

Отмотаем ленту немного назад и вернемся к летнему нападению на Андрея Кричевского. По версии пресс-службы РАО, инцидент был связан с реформаторскими предложениями его замглавы, а нападавшие требовали от него уйти с должности.

Что же это за реформа такая? Речь идет об объединении трёх аккредитованных организаций по управлению авторскими правами в единый профсоюз под названием РАО. Учитывая, что руководящие посты во всех них занимает инициатор реформы Андрей Кричевский, легко догадаться, кто именно оказался бы конечным бенефициаром и в карман какого именно Карабаса Барабаса перенаправились упомянутые миллиардные финпотоки.

У подобной реформы обнаружились и противники. И их было немало. Среди прочих — ректор Московской консерватории, бывший министр культуры Александр Соколов, заявивший о нелегитимности новой организации и кулуарности в подготовке конференции по созданию профсоюза. Г-н Соколов подкрепил свои претензии обращением в Минюст, требуя проверить законность создания профсоюза РАО и развеять подозрения о потенциальной коррупционной емкости такого объединения на рынке авторских прав.

По сути, Андрей Кричевский решил поставить под свой контроль целый холдинг из структур, связанных с защитой авторских прав. Это позволило бы получать деньги с каждого киносеанса, с каждой песни, исполненной в ресторане или на концерте – миллиарды рублей.

«Речь может идти, по всей видимости, о выводе активов из тех или иных подразделений, о каких-то сложных схемах по начислению авторских гонораров», — говорит член Общественной палаты, вице-президент Молодежного союза юристов РФ Артём Кирьянов.

Примечательно, что на раскритикованной экс-министром культуры Александром Соколовым объединительной конференции РАО, по свидетельствам СМИ, отсутствовали многие ключевые фигуры организаций, которым предстояло «объединиться». Зато на ней присутствовал «Карабас Барабас» предполагавшегося после слияния «кукольного театра». Более того, в прессе зазвучали обвинения в адрес Андрея Кричевского: по всей видимости, он пытался «подсидеть» на должности своего шефа по РАО Сергея Федотова. Предполагалось, что Кричевский мог быть одним из заказчиков развернувшейся в СМИ диффамационной кампании против Федотова.

И хотя рейдерская атака провалилась, история с РАО пока далека от завершения. Как и расследование других нарушений в деятельности структур, связанных с именем Андрея Кричевского. Однако даже того, что известно, достаточно, чтобы сделать определенные выводы. В частности, о необходимости внешнего аудита авторских обществ и раскрытия информации об их деятельности в интернете.

Той же цели должны послужить и подготовленные сейчас изменения в Гражданский кодекс, реформирующие деятельность обществ по коллективному управлению правами и обязывающие их раскрывать информацию по определенному стандарту: кому и сколько денег они платят.

Понятно, это не искоренит до конца коррупцию и теневые схемы, но есть надежда на то, что хотя бы бизнес-конфликты в стилистике девяностых уйдут в этой сфере в прошлое.

Алексей Захаров (Версия)

comments powered by HyperComments