Колебания курса подняли суррогатный рынок России

Колебания курса подняли суррогатный рынок России

Иностранные пары все чаще обращаются за помощью к девушкам и женщинам из России.

surrogatnya mommy

Газета «Известия» опубликовала материал, где издание описывает ситуацию с суррогатным материнством в России. Как оказалось, иностранцы с удовольствием платят за вынашевание своих детей русскими девушками. Причина этому – низкий курс рубля по отношению к иностранной валюте.

Текст публикации:

После резкого падения курса рубля количество женщин, готовых стать суррогатными матерями в разных регионах России, выросло до 50%. Об этом «Известиям» рассказали в клиниках и агентствах, занимающихся суррогатным материнством. По словам руководителей агентств, рост предложений напрямую связан с кризисом — россиянки, потерявшие работу, хотят таким образом заработать. При этом клиентам из других стран также стало выгоднее обращаться к помощи российских «живых инкубаторов» — суррогатное материнство в России оказалось значительно дешевле зарубежного.

Напомним, cуррогатная мать — женщина, которая вынашивает ребенка (оплодотворение происходит посредством ЭКО), генетическими родителями которого являются другие люди. После родов сурмама отдает малыша его родителям, а сама получает гонорар, который по России составляет от 800 тыс. до 1 млн рублей. Согласно российскому законодательству, суррогатной матерью может стать женщина в возрасте от 20 до 34 лет, при этом у нее уже должен быть как минимум один свой собственный ребенок.

Как рассказали в агентстве «Суррогат беби», работающем в Калининграде и Санкт-Петербурге, количество россиянок, желающих получить «работу» суррогатной матери, увеличилось с начала года на 50%.

— При этом количество иностранцев увеличилось в первую очередь за счет пар из Германии, — сказали в агентстве.

В свою очередь, руководитель центра суррогатного материнства «Персона» Елена Котова рассказала о резком росте желающих на роль такой роженицы с Украины — их число выросло в 10–20 раз.

— И эта тенденция прослеживается с самого начала событий на Украине. Мы работаем только с россиянками, имеющими прописку в Нижегородской области, а потому вынуждены иностранкам отказывать, — говорит Котова.

В московском отделении агентства репродуктивных технологий «Спарта» также подтвердили рост из-за кризиса количества россиянок-сурмам.

В петербургском представительстве исполнительный директор агентства Алена Белобородова отметила, что все роды суррогатных матерей проходят в российских больницах.

— Мы берем на себя ответственность, а значит, действуем четко согласно российскому законодательству: роды проходят в России, даже если пара родителей — иностранцы. Ребенок получает российское свидетельство о рождении, с которым родители идут в консульство, оформляют документы, загранпаспорт малыша, — говорит Белобородова. — Мы должны быть уверены в том, что роды проходят только у того доктора и только в тех больницах, которым мы доверяем.

Белобородова рассказала, что на протяжении всего периода беременности родители ребенка выплачивают ежемесячное пособие женщине, вынашивающей их малыша.

— Об этом люди договариваются индивидуально, но мы подписываем договор, — отметила Белобородова.

Она также подчеркнула: несмотря на то что у суррогатной матери в России есть права на ребенка — как у его законного родителя, — за 10 лет практики компания не сталкивалась с проблемой, когда сурмама хочет оставить ребенка себе.

— Мы всё прописываем в договоре. Ответственность за то, что она отказывается отдавать ребенка. Но такое редко бывает, так как вынашивающая ребенка женщина хочет получить гонорар, который она потратит уже дома на своих собственных детей, — сказала Белобородова.

Наталья Петрова из Екатеринбурга, которая решилась на сурматеринство и сейчас ищет подходящий вариант, рассказала, что к идее вынашивания чужого ребенка ее подтолкнуло безденежье.

— Это очень сложное решение — я обдумывала идею полгода. У меня растет без отца 6-летняя дочь, во время кризиса я потеряла источник дохода — у меня был собственный детский сад, но его пришлось закрыть. Я не могу найти работу, отец ребенка не помогает, а на мне помимо всего прочего еще висит ипотека, — печально констатирует Петрова. — На суррогатное материнство возможно решиться, только если жизнь заставит. Тех денег, что я получу за вынашивание ребенка для пары, нигде не заработать. Тем не менее я изучала опыт других сурмам, законодательство — в целом это безопасно. Однако нужно учитывать, что работа суррогатной матери сложная не только потому, что нужно вынашивать плод, но и потому, что перед этим требуется гормональное стимулирование, ЭКО, которое может и не пройти с первого раза.

По словам Петровой, к ней уже обращались несколько пар — все они из Москвы и Санкт-Петербурга.

— Я приболела и пока сказала «нет». Я не хочу подвести людей — важны не только деньги, но и хорошие человеческие отношения с парой клиентов, — отметила будущая сурмама.

Руководитель пресс-службы Sweetchild Group Вадим Бахтов рассказал, что ежедневно десятки девушек обращаются в агентства, занимающиеся суррогатным материнством, однако только 5% от всех желающих в итоге становятся сурмамами.

— За год мы заключаем 300–400 контрактов между родителями и женщинами, которые их ребенка выносят, однако общее число тех, кто хочет подключиться к программе суррогатного материнства (быть мамой), ежегодно превышает 8 тыс. человек. Те, кого по разным причинам в агентства не приняли, начинают искать клиентов самостоятельно — и тут риски для обеих сторон, — говорит Бахтов. — Агентства гарантируют для девушек — будущих мам стабильность, хороших клиентов, а последним — здоровую, способную выносить малыша суррогатную маму.

Бахтов также обратил внимание на то, что определенного портрета женщины, решившейся на суррогатное материнство, нет.

— К нам обращались девушки из самых разных регионов, с высшим образованием или без него, разного социального положения. Нужно иметь в виду, что суррогатное материнство — вопрос не только финансовый, но еще и альтруистический — это не способ быстрого обогащения. С момента принятия решения стать мамой чужого ребенка до родов может пройти 2–3 года, — говорит Бахтов. — Сначала девушке ищут клиента (сроки сложно назвать), затем она проходит обследование, дальше — ЭКО, а потом еще 9 месяцев она ждет родов и уже — гонорара. Конечно, суррогатная мать получает во время беременности 15–30 тыс. рублей на питание, но это нельзя назвать целью такого материнства. Обычно женщины идут на это для того, чтобы в будущем улучшить свои жилищные условия, купить хорошую машину или оплатить учебу — свою или собственному ребенку.

По словам Бахтова, в 2013 году, по данным Российской ассоциации репродукции, в России было проведено в ЭКО-клиниках 800 циклов по программам суррогатного материнства.

Между тем сейчас в интернете для генетических мам таких малышей доступны к продаже силиконовые накладные животы для имитации беременности, стоимость их от 4,9 тыс. рублей.

Правовые положения суррогатного материнства в России прописаны в ряде федеральных законов, в первую очередь в законе «Об основах охраны здоровья граждан РФ», в Семейном кодексе РФ и в законе «Об актах гражданского состояния». Согласно действующим нормам, граждане вправе воспользоваться услугами «живого инкубатора» на коммерческой основе, если вынашивание и рождение ребенка генетической матерью невозможно по медицинским показаниям. При этом зарегистрировать новорожденного в загсе как собственного ребенка генетические родители могут только с согласия выносившей эмбрион женщины. После совершения записи в книге записей рождений оспорить материнство уже нельзя. В 2012 году Конституционный суд отказался рассмотреть жалобу генетических родителей ребенка Ч.П. и Ч.Ю на Семейный кодекс, позволивший суррогатной матери отказаться от договора с заявителями и зарегистрировать ребенка на себя и своего бывшего супруга.

Международный эксперт по вопросам репродуктивного здоровья на территории РФ Борис Лордкипанидзе считает, что рост спроса и предложения в сфере суррогатного материнства был предсказуем. Он отметил, что в России процент бесплодия «очень высокий».

— Это связано с тем, что наша страна прошла через 1990-е годы, это был такой провал — и экономическое падение, и резкое снижение обращаемости к врачам мужчин и женщин, — заявил он. — Люди больше были заняты поиском источников пропитания и в меньшей степени обращали внимание на себя. Сейчас это поколение как раз находится в репродуктивной фазе.

По словам эксперта, в России около 42 млн супружеских пар, из них 47% не имеют детей. Из этих 47% около 15% не продолжают род по медицинским показаниям.

— И какой-то энный процент из них могут все-таки завести ребенка только с помощью суррогатного материнства, — пояснил Лордкипанидзе.

Лордкипанидзе также отметил, что для большинства суррогатных матерей эта «сделка» — вполне обдуманный поступок, они психологически готовы к тому, чтобы отдать ребенка генетическим родителям.

Напомним, что в апреле 2014 года экс-глава комитета Госдумы по делам семьи, женщин и детей, ныне сенатор Елена Мизулина выступила за запрет коммерческого суррогатного материнства в России, подготовив соответствующий законопроект. Согласно документу, суррогатной матерью предлагалось разрешить становиться только родственницам одного из супругов, имеющим документы, подтверждающие родство.

Похожее ограничение уже действует в Великобритании — закон этой страны запрещает будущим родителям оплачивать услуги «живых инкубаторов». И в 2014 году 46-летняя англичанка Энн-Мари Кэссон выступила суррогатной матерью для собственного внука. Она выносила ребенка собственному сыну Кайлу, который имеет нетрадиционную сексуальную ориентацию. Ребенок был зачат в пробирке с использованием сперматозоидов ее сына и донорской яйцеклетки. Теперь Энн-Мари фактически приходится маленькому Майлзу одновременно и матерью, и бабушкой.

Во многих странах мира суррогатное материнство и вовсе запрещено. Например, в Таиланде этим летом вступил в силу новый закон, согласно которому ответственность за подобного рода услуги будут нести сами женщины, врачи, медсестры и даже посредники. Им грозит до 10 лет лишения свободы, а максимальный штраф достигнет 200 тыс. батов (около 350 тыс. рублей).

Этой осенью специалисты Университета Стэнфорда заявили, что наследственность суррогатной матери передается ребенку, которого она вынашивает. Даже если при зачатии генетический материал женщины, вынашивающей плод, не использовался, всё равно ее генетический код передается ребенку.

На днях дочь, появившаяся на свет с помощью суррогатной матери, родилась у защитника «Зенита» и сборной Аргентины Эсекиэля Гарая и его супруги — испанской модели и телеведущей Тамары Горро. Эсекиэль и Тамара являются биологическими родителями девочки, но выносила плод и родила ребенка нанятая ими женщина.

Этим летом также появились первые фото подросших детей Аллы Пугачевой и Максима Галкина — двойняшек Лизы и Гарри. Два года назад они также были рождены суррогатной мамой.

Роксана Аветисян, Светлана Башарова, Наталья Корчмарек (Известия)

comments powered by HyperComments