Не могут – заставим

Не могут – заставим

Россия не намерена реструктуризировать долг по облигациям Украины, и требует вернуть все до копейки в срок.

b-00139606-v-00008974

Издание «Свободная пресса» опубликовала обзорный материал на тему приближающегося «часа расплаты» Украины за выкупленные Россией еврооблигаций. Министр финансов России встретился и переговорил со своим коллегой из соседней страны, однако, продуктивного диалога не вышло. Что же будет дальше.

Текст публикации:

Очередная попытка убедить Киев платить по счетам, которую предпринял министр финансов России Антон Силуанов в ходе встречи со своей украинской коллегой Натальей Яресько на полях саммита Международного валютного фонда в Лиме, не принесла результата.

Во время встречи г-жа Яресько в очередной раз пересказала Антону Силуанову условия реструктуризации украинских долгов и призвала Россию поучаствовать в этой якобы безальтернативной благотворительности. Российский министр финансов дал понять, что Москва не собирается больше идти на уступки. По словам Антона Силуанова, Россия отказывается от реструктуризации украинского долга и настаивает на его выплате в плановые сроки. Как подчеркнул глава монетарного ведомства РФ, программа МВФ должна предусматривать выделение средств на погашение долга перед Россией, поскольку тот имеет статус суверенного займа. Если очередные транши МВФ Украине не будут заблокированы, это будет означать нарушение устава этой организации. Чем чревата реализация такого сценария для буквально дышащей на ладан украинской экономики, думается, не стоит даже объяснять.

«Такие программы МВФ… всегда учитывали выполнение обязательств страны перед официальными кредиторами, которым и является Россия», — подчеркнул Силуанов. В сложившейся ситуации украинские власти цепляются за последнюю возможность уклониться от выполнения своих обязательств. По версии украинских чиновников долг перед Россией может считаться коммерческим, поскольку он был оформлен не через межгосударственное соглашение, а через выпуск еврооблигаций, которые открыто продавались на бирже. Тот факт, что их приобрели не коммерческие фонды, а правительство РФ на средства Фонда национального благосостояния, как полагают в Киеве, не имеет принципиального значения.

Напомним, 20 декабря текущего года наступит крайний срок погашения европейских облигаций Украины на сумму в $ 3 млрд. Однако украинские финансовые власти, прочно подсевшие на финансовую «иглу» МВФ, по-прежнему занимают глухую оборону по вопросу возвращения долга.

В долговой тяжбе с Россией украинские власти надеются на чиновников МВФ, которые, в свою очередь, тоже не прочь монополизировать право на контроль над украинскими финансами. Так, в начале сентября директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард заявила, что статус долга перед Россией будет определять сам МВФ. «Это дело совета директоров МВФ — определить статус той или иной облигации. Я думаю, что это будет решать совет директоров».

Очевидно, что эта структура, находящаяся «на коротком поводке» у США, не горит желанием спасать Киев от надвигающегося дефолта за свой счёт. Тем более, что чиновники МВФ сами откладывают предоставление новой порции «финансового допинга» Киеву ($ 1,7 млрд.). Открыто демонстрируя недовольство по поводу неэффективности экономических и антикоррупционных реформ, с проведением которых была увязана программа кредитования «незалежной» по линии фонда.

Тем не менее, настрой поддерживать на плаву киевский режим со стороны западных элит никуда не исчез, отмечает заместитель директора Института стран СНГ Игорь Шишкин.

— Они как финансировали его, так и будут продолжать это делать. Да, теперь они будут более жестко требовать от украинских властей выполнения взятых на себя обязательств. Лидеры Запада сделали целый ряд знаковых заявлений на этот счёт: по поводу коррупции среди представителей правящего класса «незалежной» и неэффективности нынешнего режима в целом.

Но это не означает, что они готовы коренным образом изменить свою политику. Просто Запад посылает чёткие сигналы Киеву: если команда Порошенко и дальше будет столь же неэффективно выполнять возложенные на неё обязанности, то всегда можно будет найти других исполнителей.

«СП»: — То есть, рассчитывать на коренной пересмотр отношения к киевскому проекту со стороны Брюсселя и Вашингтона не приходится?

— Именно так. Даже несмотря на то, что тот уже доказал свою экономическую убыточность. Слишком уж велик геополитический приз в случае его реализации — это окончательный отрыв Украины от России. Для Запада это стоит любых денег, в таком вопросе он «за ценой не постоит».

«СП»: — К тому же ведь никто не даёт Украине эти деньги в подарок…

— Разумеется. Речь идёт о кредитах, которые рано или поздно придётся возвращать (даже в случае объявления дефолта). Если не удастся вернуть вложения в монетарной форме, возьмут «натурой» (чернозёмом, оставшимися производственными активами). Говорить о том, что американцы и европейцы занимаются благотворительностью, нет никаких оснований.

«СП»: — Почему МВФ так долго не может определиться с ответом на вопрос о статусе украинского долга перед РФ?

— Потому что он сознательно уходит от ответа на этот вопрос. Казалось бы, в этой структуре работают большие специалисты, которые могут доказать всё что угодно. А затронутая тема одна из наиболее горячих — это прямо касается МВФ. Потому что от разрешения этой коллизии зависит решение — выделять ли следующий транш Украине по правилам или идти на нарушение собственного устава. Проблема в том, что Запад не определился, как поступать в этой ситуации. В отличие от Киева — будь на то его воля, он никогда бы не вернул не только тело долга, но даже набежавшие проценты.

В Вашингтоне и Брюсселе ещё не приняли решения, идти ли им в конфликте с Россией до конца, или всё же придётся искать компромисс.

«СП»: — Эти линии отражают раскол в позиции различных фракций западных элит?

— Можно и так сказать. С одной стороны, помощник государственного секретаря по делам Европы и Евразии г-жа Нуланд выступила с инициативой о том, чтобы Киев создавал видимость выполнения политической части Минских соглашений, вносил «липовые» изменения в Конституцию, а западные политики аплодировали этим «шагам навстречу» ДНР и ЛНР.

А раз Киев выполняет свою часть соглашений, Россия должна в конце текущего года передать контроль над границей с непризнанными республиками. В противном случае в отношении Москвы будут введены новые санкции. Это курс на вхождение в плотный клинч в расчёте на то, что российское руководство сломается и пойдёт на односторонние уступки.

Сторонники компромиссной линии в отношении России среди западного истеблишмента указывают, что жёсткие меры не принесут желаемого результата. Они понимают, что получить всю Украину (на что изначально делалась ставка) не удаётся. К тому же вместо богатого трофея Запад получил, скорее, экономическую обузу.

Та же Германия рассчитывала на дивиденды от доступа на украинский рынок сбыта. Менталитет западных лидеров таков, что они не отделяют политику от экономики. Иногда жадность приобретает гротескные формы. Показательный пример — когда европейская коалиция уходила из Севастополя после окончания Крымской войны, специальные команды выдёргивали даже ржавые гвозди из домов, чтобы прихватить с собой как можно больше всякого «добра». Так что эта публика хорошо умеет считать деньги.

Но вместо ёмкого украинского рынка европейцы получили резкое падение (на 30%) своего импорта на Украину.

«СП»: — Не говоря уже об убытках от санкций, введённых в отношении РФ с подачи американцев, и российских ответных мер.

— Да, это издержки в чистом виде. В отличие от кредитов, выданных Украине, которые они рано или поздно отобьют в том или ином виде (за счёт контроля над принятием решений в Киеве). Европейцы — это не та публика, которая любит выкладывать деньги из своего кармана.

С этим связано появление реальной мотивации найти компромисс с Россией. Недавняя встреча в нормандском формате в Париже это показывает. «Вдруг» Меркель и Олланд прочитали Минские соглашения и сказали Порошенко, что тот не выполняет договорённости. А именно отказывается согласовывать с властями ДНР и ЛНР поправки в Конституцию, проводить выборы в Донбассе по специальному закону, опять же согласованному с представителями ополчения и т. д.

«СП»: — Собственно говоря, Москва уже давно говорит об этом…

— Да, но западные лидеры, казалось, в упор не видели саботажа Минска-2 со стороны Киева.

«СП»: — С чем связано это «чудесное прозрение» помимо уже отмеченного экономического аспекта?

— Думаю, с отрезвлением некоторых горячих голов в Америке (МВФ в значительной степени контролируется США, где всё далеко не так однозначно). Без этого было бы невозможно появление т.н. «плана Мореля», который подразумевает компромиссный вариант проведения выборов с учётом интересов Донбасса. Эта «дорожная карта» урегулирования была согласована с замминистра иностранных дел РФ Григорием Карасиным и г-жой Нуланд. Именно после их разговора эта идея оказалась в переговорной повестке.

«СП»: — Почему лидеры ЕС согласились надавить на Киев? Потому, что основные издержки от украинского кризиса несёт Европа, в то время как Штаты выступают его главными бенефициарами?

— В экспертном сообществе распространено мнение, что Германия и Франция, не говоря уже о европейских игроках второго плана, находятся в вассальной зависимости от Вашингтона. Но следует отличать вассалов от марионеток. Первые выполняют волю своих сюзеренов, пока последние учитывают их интересы. Евроатлантическое единство обеспечивается не только цивилизационной общностью, но и наличием взаимовыгодных интересов. Госпереворот на Украине не произошёл бы, если бы та же Германия не была в нём заинтересована. Берлин сам желал оторвать от России Украину. В этом плане интересы Вашингтона и Берлина совпали.

«СП»: — В ситуации неравномерного распределения издержек и прибылей их интересы начинают расходиться?

— Конечно. США в отличие от Европы не терпят экономических убытков от разрыва связей с Россией и дестабилизации на Украине. Они разыгрывают чисто геополитический сценарий против Москвы. Но надвигающийся на страны ЕС миграционный коллапс, связанный с потоками беженцев из созданной американцами зоны геополитической турбулентности на Ближнем Востоке, заставляет их искать компромисс с Россией.

Это Порошенко могут позвонить из американского посольства в Киеве, проинструктировать, что дальше делать, и тот как марионетка «возьмёт под козырёк». В отличие от него немецкие и французские власти — это «всего лишь» вассалы США. А значит, с их интересами приходится считаться. Сегодня в Париже и Берлине начинают понимать, что «выкручивать руки» России бесперспективно. В ситуации, когда участники западного лагеря не демонстрируют единства, руководство МВФ вынуждено «включать дурака». Оно ждёт, пока появится новая, согласованная «генеральная линия» Запада. Когда им скажут, что российский кредит имеет официальный характер, они тут же сообщат об этом. И наоборот. Если бы срок погашения долга приходился на июль, то МВФ, наверняка, квалифицировал бы украинский заем как коммерческий. Парижская встреча «нормандской четвёрки» скорректировала прогноз в более благоприятную для нас сторону.

«СП»: — Как на это повлияла начавшаяся операция ВКС РФ в Сирии?

— Безусловно, это подталкивает Запад к тому, чтобы считаться с Россией и пытаться найти с ней общий язык. Демонстрация наших возможностей развенчивает миф о том, что США удалось поставить РФ на колени, а наша экономика по выражению Обамы «порвана в клочья».

«СП»: — Почему российские власти не потребовали от Киева досрочного погашения евробондов? Учитывая, что ещё весной внешний долг «незалежной» достиг 60% ВВП. В условиях размещения еврооблигаций прописано, что достижение этого потолка может стать основанием для технического дефолта Украины и истребования досрочного погашения бумаг.

— Если бы мы пошли на обострение в тот момент, высоколобые специалисты из МВФ записали занятые у нас Киевом $ 3 млрд. в коммерческие долги. Следует иметь в виду, что эти миллиарды будет платить не майданный режим, а именно Евросоюз. Из-за чего он сегодня и разрывается между жадностью и необходимостью.

Обратите внимание, Европейская комиссия выделила Украине $ 500 млн. на закачку газа в ПХГ. Поскольку в противном случае будет поставлен под вопрос бесперебойный транзит российского газа в Европу в предстоящую зиму. В свою очередь, Россия согласилась продавать газ в IV квартале с учетом скидки, утвержденной правительством РФ в $ 20 на 1 тыс. кубометров, по $ 230 за 1 тыс. кубометров. Таким образом, мы видим, что Москва тоже ищет компромисс с Западом, которому приходится всё оплачивать. России невыгодно идти на эскалацию конфликта с ЕС.

Заместитель директора Центра политической информации Алексей Панин считает, что сторонам удастся снять разногласия по долгу, не прибегая к услугам международных судебных инстанций.

— У Киева просто нет другой альтернативы — либо договариваться с Москвой, либо «добро пожаловать» в дефолт. Судебных перспектив у Порошенко и компании нет. Потому что очень трудно юридически извернуться так, чтобы трактовать суверенный долг как коммерческий.

Дилемма такова — либо добровольно исполнить взятые на себя обязательства, либо ждать введения внешнего управления.

«СП»: — Чем чревато наступление дефолта? Министр финансов Украины г-жа Яресько ещё летом уверяла своих соотечественников, что это «совсем не больно».

— Когда страна объявляет, что не способна обслуживать свои долги, это подразумевает вовлечение большого количества игроков. Украинский режим утратит последнюю видимость самостоятельности в процессе принятия решений.

К тому же обычно дефолт сопровождается резкой девальвацией национальной валюты. А её стоимость это барометр доверия инвесторов к экономике. Таким образом, неспособность платить по долгам полностью его нивелирует. Частные инвесторы точно не пойдут вкладываться в такую страну.

Среди прочих побочных эффектов дефолта — резкое обеднение украинского населения, жизненный уровень которого по динамике в последние полтора года и так неуклонно шёл в минус. В свою очередь, обесценивание внутреннего долга Украины (перед своими резидентами из банковской системы) приведёт к дальнейшему раскручиванию спирали экономического спада.

«СП»: — Представители МВФ утверждают, что определение статуса приобретённых Россией украинских евробондов это их прерогатива. Учитывая, что признание суверенного характера долга Украины перед Россией автоматически блокирует предоставление обещанных Киеву траншей, можно предположить, что контролируемая американцами структура не допустит такого развития событий.

— Финансовые инструменты — это самая сложная вещь, которая вообще есть в экономике. Над трактовкой их статуса работают целые команды международных юристов.

Подобные тяжбы между государствами в арбитражных судах могут продолжаться многие годы. Это обходится каждой стороне в десятки, а то и сотни миллионов долларов. Поэтому обычно стороны идут в суд только для того, чтобы продемонстрировать противоположной стороне серьёзность своих намерений. Чтобы в случае перспективы ареста имущества склонить её к полюбовному (внесудебному) урегулированию. Так что в многолетних судебных прениях никто не заинтересован.

Интерес России понятен — получить деньги. И неважно, от кого — из казны Украины, от МВФ, Всемирного банка или других спонсоров киевского режима. В таком случае украинский долг перекладывается на плечи МВФ и других структур. Дальше уже будет не наша головная боль, заплатит Украина по счетам или нет.

Несговорчивость Кремля в последнюю очередь объясняется недружественным характером нынешнего режима в Киеве. Бытует мнение, что мы хотим наказать Порошенко, Яценюка и прочих наших «добропыхателей» рублём (вернее, долларом). На самом деле, Москва занимает предельно прагматичную позицию. Если в восприятии майданных деятелей Россия это «страна-агрессор», то мы будем разговаривать с ними на языке бизнеса: верните нам деньги в срок и неважно, как вы это сделаете. В противном случае вы — банкроты.

Такой подход, основанный на принципах международного права, не имеет ничего общего с выяснением отношений. Судя по тому, как сдержанно (себе под нос) комментируют эту ситуацию и украинские официальные лица, и деятели МВФ, у России более сильная позиция по этому вопросу.

Василий Ваньков (Свободная пресса)

comments powered by HyperComments