Четвёрка госкомпаний не доплатит бюджету 223 миллиарда рублей

Она является оператором проекта «Сахалин-2», в рамках которого добывается нефть на Дальнем Востоке и функционирует первый в нашей стране завод по производству сжиженного природного газа.

Согласно реестру Росимущества, государство на данный момент является собственником или владеет частью 1084 акционерных обществ. И, как любой собственник, имеет право на получение своей доли от прибыли. Но в первом полугодии 2019 года только одна из этой тысячи, далеко не самая крупная и известная компания – Sakhalin Energy Investment Company, обеспечила более 90% всех поступающих от госкомпаний в федеральный бюджет дивидендов.

50% + 1 акция Sakhalin Energy принадлежит Газпрому, а Росимущество, которое отвечает за госсобственность, держит одну спецакцию, которая даёт право на получение дивидендов. Поэтому половина от выплачиваемых компанией дивидендов идёт прямиком в федеральный бюджет. Однако никто не ожидал, что выплаты будут проведены уже в мае. Единой даты выплаты дивидендов акционерам не существует, но большинство компаний проводят выплаты за предыдущий год в начале второго полугодия.

Теперь подробнее рассмотрим, кто, как и в каком объёме сегодня выплачивает дивиденды в госбюджет.

«Если смотреть со стороны акционера, в своё время вложившего свои средства в капитал предприятия, то получать обратно ежегодно 50% прибыли абсолютно логичное и экономически обоснованное нормативное требование».

А вот при планировании бюджетных доходов на 2018–2020 годы Росимущество и Минфин разошлись в оценке поступлений примерно на 700 млрд. рублей: Росимущество оценивало потенциал отчислений в 2 раза ниже Минфина.

Кто уклоняется от уплаты дивидендов?

Чем крупнее и прибыльнее компания – тем сильнее желание сэкономить. В 2016 году правительство позволило сократить дивиденды 12 компаниям, в 2017 году – 9. Рассмотрим, насколько ответственно подходят к дивидендам крупнейшие плательщики.

Как относятся в правительстве к неуплате дивидендов?

В целом, наше правительство не против невыплат дивидендов. Основная борьба за дивиденды шла в 2017 году (тогда Минфин определился с нормой в 50% от прибыли по МСФО), тогда и вице-премьер Игорь Шувалов, и глава Счётной Палаты, и глава ЦБ Эльвира Набиуллина выступали против единой нормы. Их подход таков: кто сколько хочет, столько и платит. Главное – с правительством согласовать. Минэкономразвития предлагало определять размер дивидендов индивидуально на основе аудиторской оценки, но это так и осталось лишь предложением.

К каким последствиям ведёт такая «гибкая» политика государства?

Если кратко, то, по мнению экспертов, такая политика отбирает деньги у людей и даёт конкурентное преимущество госкомпаниям по сравнению с полностью частными компаниями.

«Новые Известия»