Год большого перелома

Год большого перелома

Топ-50 влиятельных персон оборонной отрасли в Татарстане

Vladimir_putina_tatarstanКак своего рода предисловие к военным парадам 9 Мая мы по традиции предлагаем вниманию читателей рейтинг главных фигур оборонно-промышленного комплекса РТ. На этот раз красной нитью через топ проходит, можно сказать, массовая смена первых лиц на заводах, в институтах и КБ. Случайность это или закономерность?

Для оборонно-промышленных предприятий Татарстана, пожалуй, еще не было столь насыщенного на события года. Никогда за столь короткий отрезок времени не менялось столько генеральных директоров, причем таких знаковых предприятий, как КВЗ, завод им. Горького, Зеленодольское ПКБ, ГИПО, Пороховой завод. При этом сразу против двоих руководителей были заведены уголовные дела. Что это – совпадение, диктуемое естественным приходом новых поколений, некая смена вех в оборонке, следствие принятия новой госпрограммы вооружений, давно обещанное ужесточение контроля над отраслью?

Начнем с того, что серьезный след в работе оборонных заводов Татарстана оставила война в Сирии. В боевых действиях участвовало немало изделий made in Tatarstan. Это продукция от Казанского авиазавода, «Эникса», КАМАЗа, КОМЗа, «Рычага», «Стеллы К», «Астейс», завода им. Горького, не говоря уж потоковой продукции боеприпасников Порохового, ПОЗИСа, «Точмаша». В условиях неспокойной обстановки в мире и всерьез обсуждающейся возможности начала Третьей мировой этот фактор немаловажен. Очевидно, что актуальности теме добавили и заявления руководства России о создании и даже близости к серийному производству новых видов вооружений. А широкий конкурс на лучшее название для нового оружия вообще, по-видимому, беспримерен для России. Вместе с тем, нельзя не отметить, что на оборонных компаниях РТ сказывается и стремление руководства страны внести в ОПК и конверсионную струю. Во многом ответом на эту тенденцию стало создание в РТ судостроительной корпорации.

По официальным данным, в республике 26 крупных и средних предприятий ОПК, в отрасли заняты 47 тыс. человек. Но, составляя рейтинг, мы учитывали не только чисто оборонные компании, но и серьезно работающие на оборонку гражданские. Отчасти поэтому по сравнению с предыдущей редакцией рейтинга в нынешнем на 10 персоналий больше.

Расстановка фигур в рейтинге зависит и от финансовой успешности предприятия, и от «крутизны» продукции, и от умения навести мосты с министерством обороны, и от степени влияния человека, его включенности в местную иерархию. Но, как это ни парадоксально, в верхней части топа могут оказаться и небольшие компании, казалось бы, мелковато выглядящие на фоне гигантов промышленности. Однако это примеры упорного, несмотря ни на что, следования некогда выбранному курсу, примеры достижения цели только благодаря своим мозгам и рукам.

На 1-е место в нашем третьем обзоре наиболее влиятельных военно-промышленных фигур Татарстана мы, наконец, решили поставить гендиректора ПАО «КАМАЗ» Сергея Когогина. А то автогигант, заявляя, что оборонка для него в прошлом, настолько уйдет от оборонной тематики, или после инаугурации президента России произойдут такие кадровые перестановки, что мы, чего доброго, так и не успеем воздать Сергею Анатольевичу по его ВПК-заслугам.

Ведь есть за что. Именно он привлек в Набережные Челны множество оборонных тем: семейство автомобилей повышенной защищенности «Тайфун-К», десантируемый автомобиль для ВДВ, семейство многоцелевых автомобилей «Торнадо-К»; «малая платформа» (колесные шасси и тягачи грузоподъемностью 18-55 т); семейство высокомобильных модульных платформ, в том числе для ракетных войск стратегического назначения «Платформа О»; бронеавтомобили Iveco 65Е19WM («Рысь»). А еще КАМАЗ брался за разработку боевой машины морской пехоты, делал бронеавтомобиль «Выстрел», а уж вооружений, платформой для которых послужили КАМАЗы, просто не перечесть. Добавим, что процентов 80 парка грузовых автомобилей Минобороны — это семейство «Мустанг», и в Вооруженных Силах высоко оценивают усилия КАМАЗа. Утверждают, что военная тематика столь обильно повалила на КАМАЗ и не только на него не без участия близкого к Анатолию Сердюкову (тогда – министру обороны) депутата Госдумы от РТ, члена комитета по обороне, члена комиссии по рассмотрению расходов федерального бюджета, направленных на обеспечение национальной обороны, национальной безопасности и правоохранительной деятельности Рината Хайрова (37). Впрочем, в последнее время о его влиянии на ВПК-предприятия РТ ничего не слышно.

Да и оперативных поводов для лидерства Когогина немало. Одно только сопредседательство в предвыборном штабе Верховного главнокомандующего чего стоит, к тому же Владимир Путин дал понять, что эта структура не исчезнет, и совместная работа будет продолжена… Именно в 2017 году былые титанические усилия автогиганта на ниве ВПК-разработок начали приносить очевидные плоды. «Тайфуны-К» в достаточно массовых количествах пошли войска. На военно-техническом форуме «Армия-2017» впервые открыто представили К-4386 «Тайфун-ВДВ» (опытный образец сейчас проходит испытания), а также семейство защищенных автомобилей на базе К-53949, трудиться над которым КАМАЗ начал в 2012 году. В конце прошлого года стало известно, что эта двухосная машина, в народе именуемая «Тайфуненком», проходит обкатку в Сирии, а ранее там появился трехосный К-63968. Сообщается, что машины эксплуатировались в экстремальных условиях как для техники, так и для экипажей. В результате, конструкторам удалось внести немало улучшений. При этом не было серьезных поломок, неисправностей и боевых потерь… Также на «Армии-2017» показали специальное колёсное шасси (СКШ) К-73501, разработанное по программе «Платформа-О».

Считается, что всю военку КАМАЗ «скинул» на свою бывшую «дочку» — АО «Ремдизель», которым руководит Фаиз Хафизов (20). Однако это предприятие упорно позиционирует себя лишь как ремонтное производство для автомобилей КАМАЗ, «Урал», МАЗ, бронетранспортеров МТ-ЛБ, а с 2017 года — специального колесного шасси МАЗ-543 и другой продукции Минского завода колесных тягачей (да, это тот самый главный конкурент КАМАЗа в деле оснащения армии СКШ). И на сайте компании мы не найдем упоминаний о выпуске новых бронеавтомобилей. Возможно, это как-то связано с авторскими правами… К слову, в конце февраля стало известно, что «Ремдизель» на пару с КАМАЗом выкупил (соотношение – 51% на 49%) холдинг «Объединенные автомобильные технологии», занимающийся производством автокомпонентов. «Мы первыми страдаем от того, что в России нет качественных автокомпонентов, которые бы удовлетворяли наших потребителей, — пояснили в пресс-службе КАМАЗа. В связи с этим заметим, что, например, на „Тайфунах“ до сих пор стоят американские коробки-автоматы Allison, которые явно пора бы импортозаместить…

А вслед за Хафизовым идет поднявшийся на те же три позиции генеральный директор челнинского ЗАО «Астейс» Александр Пухненков (24). В 2017 году астейсовский бронеавтомобиль «Патруль» успешно прошел государственные испытания и был принят на снабжение войск национальной гвардии (поставлено 10 автомобилей). А 9 мая «Патруль» впервые проедет по Красной площади. В дальнейшем на платформе этих автомобилей будет создано семейство техники для подразделений связи, РХБ-защиты, медицинских и инженерных подразделений Росгвардии… Ранее на снабжение был принят артиллерийский тягач на базе КАМАЗа-6350, а также автомобиль с бронекабиной и бронированным кузовом-фургоном — М501. Отметим, что последняя машина работала в Сирии. Сегодня «Астейс» ведет примерно два десятка опытно-конструкторских работ (ОКР) в интересах МВД, Росгвардии, ФСБ, Минобороны.

Завершая автомобильную тему, отметим, что на той же «Армии-2017» ООО НТЦ «Кама», ответственное за науку «Нижнекамскшины», представило (впервые в России!) семейство боестойких колес в конструкции которых использованы боестойкие шины. Эксперты оценили свершение нижнекамцев, как прорыв в этой области. Поэтому в нашем топе появляется (29) Александр Махотин — исполнительный директор, казалось бы, такой мирной «Камы».

Второе место в нашем рейтинге занимает лидер предыдущего топа – генеральный директор АО «Холдинговая компания „Ак Барс“ Иван Егоров. Мало того, что ПАО „Камгэсэнергострой“ — основной подрядчик строительных работ на модернизирующемся под производство стратегических ракетоносцев Казанском авиазаводе (КАЗ), а также будет строить механосборочный и гальванический корпус ракетно-космического ПАО „Протон-ПМ“, так теперь Егоров стал патроном второй в России судостроительной корпорации.

Возглавил ее теперь уже бывший генеральный директор АО „Зеленодольский завод им. Горького“ Ренат Мистахов (6), на волне нового статуса и трудовых успехов (предприятие строит 27 судов и кораблей) скакнувшего в нашем рейтинге сразу на 6 мест вверх. Завод им. Горького, которым теперь руководит экс-зам Мистахова Александр Карпов (25), стал головным в целом конгломерате акбарсовских предприятий (ОАО „Казанский завод „Электроприбор“, ООО „Ак Барс Металл“, ООО „Адриа Винч Зеленодольск“, ООО „ВолгаТатСудоремонт“). По мнению экспертов „БИЗНЕС Online“, надо ожидать появления в этой компании и других, сторонних предприятий, например, „АО „Зеленодольское предприятие „Эра“, с генеральным директором Игорем Бабушкиным (47) во главе, которое отвечает за электромонтажные работы, в том числе, на боевых кораблях местного производства. Скорее всего, Карпов сосредоточится на чисто производственных функциях, Мистахов же, несомненно, укрепит репутацию своего рода идеолога зеленодольского судостроения. И эксперты закономерно превозносят его чуть ли не до небес: и сумел превратить завод в успешный полюс российского судостроения; и наладил хорошие связи с высшим руководством министерства обороны, и совершил технологическую революцию. Веса Мистахову добавляет и то, что после возвращения Крыма за ним закреплен керченский завод „Залив“, а там, не исключено, будут строить десантные вертолетоносцы и даже авианосцы.

Пока в корпорацию не вошло ОАО „Зеленодольское проектно-конструкторское бюро“ (ЗПКБ), но это вопрос времени. А фактически внедренный в него заводом им. Горького временным руководителем Евгений Жирков (30) на днях представлен как генеральный директор бюро. Прежний руководитель ЗПКБ и категорический противник слияния Виталий Волков, напомним, занимал в прошлогоднем топе 25-е место. Причиной его ухода называют проблемы со здоровьем, которые появились после того, как СКР по РТ возбудило в отношении него уголовное дело по ст. 285 УК РФ („Злоупотребление должностными полномочиями“). В ходе следствия подозрения не подтвердились, но здоровья и должности уже не вернешь…

Также необходимо отметить, что входящие в корпорацию предприятия фактически лишаются самостоятельности. Вряд ли это вызвало приступ восторга у всех их руководителей, например, у такого сильного игрока, как генеральный директор „Электроприбора“ Павел Шацких (19). Один из наших экспертов ранее охарактеризовал его как „этот умеет делать всё“. А другой спец отметил, что Шацких был бы отличным министром промышленности. Поэтому, несмотря на теперь подчиненный статус „Электроприбора“, его руководитель в нашем рейтинге прибавил в весе на четыре пункта. Прежде всего, благодаря тому, что сумел добиться серьезного оборонного заказа, который, предположительно, подразумевает создание почти нового производства. Кроме того, „Электроприбор“ внедрился в такую прогрессивную тему, как многофункциональные оптико-электронные системы (например, для беспилотников) — занялся их разработкой и изготовлением.

На 3-м месте рейтинга – генеральный директор АО „Концерн „Радиоэлектронные технологии“ (КРЭТ) Николай Колесов. Управляя из метрополии провинциальными владениями и протекторатами, он неуклонно укрепляет свою империю и предпринимает новые попытки завоеваний. Колесовские заводы показывают хорошие и отличные результаты, а потому их руководители, в основном, сохранили свои места в рейтинге.

Гендиректор ОАО „НПО „Радиоэлектроника им. Шимко“ Ронис Шарипов (27) прибавил три пункта – выяснилось, что компания два года назад занялась чрезвычайно актуальной темой опознавания объектов и живой силы на поле боя. Итогом научно-исследовательской работы стали конкретные образцы. В итоге, Минобороны готовит техзадание по дальнейшему сотрудничеству с НПО. Добавим, что „Радиоэлектроника“ управляет казанским АО „Радиоприбор“, исполнительным директором в котором трудится Рустем Абдуллин (39) и ОАО „Альметьевский завод „Радиоприбор“ (исполнительный директор – Насих Хайдаров – 43). Гендиректор ПАО „Казанский электротехнический завод“ (находится в управлении у КРЭТ и тоже занимается темой госопознавания) Владимир Гинсбург (12) благодаря Колесову добился изрядного прогресса. Предположительно, в 2017 году выпущено продукции на 7,78 млрд. рублей (в 2016-м — 3,6 млрд.). То есть выручка выросла в два раза. А стоимость поставленного на экспорт — в 10 раз (с 457 млн. до 4,57 млрд. рублей). У завода появилась новая работа — производство РЛС для вертолетов Ка-52… Генеральный же конструктор системы „свой-чужой Ильдус Мостюков (26) отметил в этом году 90-летие.

Еще один актив КРЭТ — ОАО «Казанское приборостроительное конструкторское бюро» — возрождается после довольно длительного небытия под руководством генерального директора Илдуса Курбиева (38).

Гендиректор АО «Завод „Элекон“ и зять Колесова Николай Ураев (32) громкими конверсионными заявлениями (как в прошлом году) не отметился. Зато, согласно декларации депутата казанской городской Думы, он за 2017 год заработал 519,4 млн. рублей. „Элекон“ же по итогам трех кварталов 2017-го нарастил прибыль до рекордных для периода 1,29 млрд. рублей. Но средняя зарплата на заводе подросла всего на 500 рублей, до 27,8 тыс., и остается заметно ниже средней по РТ. За такие противоречия Ураев теряет в топе один пункт. Примерно этой же тематикой занимается АО „Научно-исследовательский институт развития соединителей и изделий специальной электроники“, которым руководит временный генеральный директор Сергей Никифоров (46). НИИ — головное предприятие по разработке и внедрению электрических соединителей, бортовых кабельных систем нового поколения для авиационной техники. Здесь же как родственное упомянем находящееся в Ютазинском районе РТ АО „Электросоединитель“, возглавляемое Рашитом Набиуллиным (48).

Целое гнездо колесовских предприятий образовалось на одной территории в Дербышках. Два его только вылупившихся птенца – АО „Рычаг“ с генеральным директором Алексеем Паниным(40) и АО „Стелла К“, которым руководит гендиректор Леонид Капелюшник (41) вполне оперились, проявили себя, а потому впервые появились в нашем топе. „Рычаг“ должен был развернуть серийное производство модернизированной системы радиоэлектронной борьбы (РЭБ) — „Рычаг-АВМ“ (устанавливается на вертолет). В конце марта Минобороны отправило в Сирию вертолеты Ми-8МТПР-1 – с системой предыдущего поколения „Рычаг-АВ“. Этот комплекс делается в Казани.

„Стелла-К“ выпускает вертолетный бортовой комплекс обороны „Витебск“ и его экспортный вариант „Президент С“. Такими комплексами оборудованы российские вертолеты в Сирии. А первым экспортным заказчиком стал Египет, оборудовавший комплексами обороны свои 24 вертолета Ми-17В-5.

Оба этих предприятия находятся под крылом АО „КОМЗ“ и его генерального директора Сергея Раковца (18). Завод показывает впечатляющие результаты. Если в 2015 году он наторговал на 4,22 млрд. рублей, то в 2016-м — на 9,31 млрд. Есть основания полагать, что локомотивом роста стала военная радиоэлектроника. Среди главных изделий КОМЗа, важнейших и с точки зрения обороноспособности страны, — комплексы РЭБ „Ртуть“, устанавливаемые на бронетранспортеры. А с 2016 года завод начал серийный выпуск всесуточных приборов разведки 1ПН142 и 1ПН143, входящих в состав боевой экипировки военнослужащего „Ратник“. Тем не менее, Раковец в нашем топе спустился на одну ступеньку – за неудачную попытку занять трон Казанского вертолетного завода (КВЗ). Что ж, пока вертолетные вожделения Колесова остаются нереализованными. Надолго ли?

На территории же КОМЗа находится независимое от Колесова АО „Швабе – Технологическая лаборатория“, которое, впрочем, также входит в ростеховский оптический холдинг „Швабе“. В советское время предприятие (тогда оно называлось ЦКБ „Фотон“) разрабатывало оптику для космических станций, в том числе военных. Сегодня это один из ведущих российских разработчиков широкого спектра оптико-электронных приборов для военных. Не случайно в прошлом году Минобороны наградило троих сотрудников лаборатории – „за отличия во внедрении инноваций при разработке, производстве и введении в эксплуатацию современных образцов вооружения и военной техники“. „Наши изделия используются в различной специальной технике и заслужили много положительных отзывов“, – отметил генеральный директор компании Федор Броун (22).

А вот у дербышкинского соседа лаборатории и ее коллеги по „Швабе“ — АО „НПО „Государственный институт прикладной оптики“ сменился генеральный директор. Чрезвычайно авторитетный в ВПК-кругах и вытащивший институт из безвременья Владимир Иванов ушел по достижении пенсионного возраста. На пост заступил его заместитель по науке – Вилен Балоев. По всей видимости, Иванов оставил ему хорошо работающее хозяйство: судя по отчетности, в 2017 году средняя зарплата должна была вырасти до 77 тыс. рублей. Загрузка у НИПО должна быть солидная, ведь это инфракрасное приборостроение и оптические технологии для обеспечения круглосуточных боевых действий. На ГИПО создали и производят тепловизионные прицелы для одного из бестселлеров российского ВПК — противотанковых ракетных комплексов. Тепловизионные прицелы от ГИПО для обзорно-прицельных станций круглосуточного действия устанавливаются на боевые вертолеты, корабли, самолеты. Здесь разработаны новые системы лазеров деструктивного действия, оптико-электронной разведки, индикации и целеуказания самолетных и вертолетных шлемов.

Поговаривают, что сменивший Вадима Лигая на посту гендиректора ПАО „КВЗ“ Юрий Пустовгаров задержится в Казани недолго – только выполнит роль чистильщика-антикризисного менеджера. Сам он отмечает, что КВЗ в какой-то момент „перестал реагировать на вызовы“, появился шлейф сомнительной информации. „Длительное время завод жил очень хорошо, привык к этому и немного расслабился“, — утверждает Пустовгаров и констатирует, что предприятию надо подрастрясти жирок. Похоже, от него ждут довольно крутых шагов, и, судя по всему, он их сделает, причем оптимизация затронет не только рабочих и инженеров, но и боссов КВЗ. Думается, народ будет неистово приветствовать именно такие шаги. Большие реформаторские полномочия оставили гендиректора КВЗ в первой десятке нашего топа, хотя Лигай находился на две позиции выше.

Однако дело вряд ли только в КВЗ. Да, Лигая формально можно упрекнуть в снижении выпуска вертолетов, но очевидно, что кризис был запрограммирован многими факторами, в том числе действиями (бездействием?) самого холдинга „Вертолеты России“ (ВР), который не смог эффективно работать в кризисных условиях. Сегодня Лигай – заместитель генерального директора ВР, но реальность его полномочий пока под вопросом. Отметим, что под его руководством начала стремительно раскручиваться тема „Ансатов“ для санавиации. А медицинские модули для них спроектировал и делает ООО „Казанский агрегатный завод“, которым руководит генеральный директор Георгий Муштаков (36). У предприятия есть серьезные разработки для военных, они связаны с эвакуацией раненых с поля боя.

Сам Лигай под занавес 2017 года засветился в оригинальной судебной тяжбе со своим предшественником на гендиректорском посту – Александром Лаврентьевым (4), ныне – президентом Ассоциации промышленный предприятий РТ. Двое экс-конструкторов КВЗ заявляют, что бывшие топ-менеджеры предприятия (Лаврентьев и еще 10 человек) украли у них авторство модернизации вертолета Ми-8 до варианта Ми-8МТВ-5 (Ми-17В-5). Лаврентьев же со товарищи полагает, что все это интриги нынешнего руководства КВЗ, которое не хочет платить авторам полагающееся им по закону вознаграждение — по 2 млн. рублей в год каждому. Сам Лаврентьев за прошедший год «вспахивал» тему конверсии на республиканских ВПК-предприятиях. По данным «БИЗНЕС Online», он стал инициатором серьезного обсуждения вопроса на уровне президента РТ, в результате Рустам Минниханов поручил кабмину разработать план соответствующих мероприятий.

Логично предположить, что ответственным за эту работу будет вице-премьер РТ – министр промышленности и торговли РТ Альберт Каримов (9), который на одном из отраслевых курултаев указал татарстанским оборонщикам, что производительность их труда в два раза ниже, чем у лучших мировых коллег. А патронируя проведение в Казани научно-практической конференции «Повышение производительности труда в ОПК за счет современных методов управления производством», Каримов, по сути, поддержал один из главных тезисов форума: хватит московским управляющим компаниям выпивать все соки из местных предприятий – изымать до 90% прибыли. К слову, о том же в прошлом году говорил и Лаврентьев: руководители республиканских предприятий, входящих в корпорации, жалуются на чрезмерную централизацию и выкачивание прибыли. Интересно, чем закончится этот региональный тихий бунт?

Наверняка свое мнение на этот счет есть у председателя совета татарстанского отделения Союза машиностроителей России, генерального директора АО «ПО „Завод им. Серго“ (ПОЗИС) Радика Хасанова (5), ведь его предприятие входит в боеприпасный дивизион Ростеха. В 2017 году ПОЗиС увеличил выпуск экспортной продукции военного назначения и запустил „новые перспективные боеприпасы для малокалиберного артиллерийского вооружения, в том числе нового калибра в рамках ГПВ-2020“. Отметим, что ПОЗиС вдруг засекретил отчетность, причем, начиная с 2010 года. Ну, а ФКП „Казанский завод точного машиностроения“, которым сегодня руководит Артур Хисамеев (14), никогда не было открытым. Насколько известно, сегодня там идут работы по созданию научно-исследовательского центра.

А вот ФКП „Казанский государственный казенный пороховой завод“ под руководством нового генерального директора Александра Лившица (33), наоборот, старается демонстрировать открытость. Правда, делать это ему трудно. После серии аварий с человеческими жертвами и разгромного анализа положения дел от Ростехнадзора минпромторг РФ решил не только поменять гендиректора (впрочем, официально Халил Гиниятов ушел по достижении пенсионного возраста), но и озаботился задачей укрепить в общественном сознании мысль о том, что пороховой скоро из Казани куда-нибудь денут. С одной стороны, руководство завода вынуждено поддакивать – не перечить же начальству, с другой, очевидно, что взять и вынести производство просто так невозможно. Отсюда и рождаются противоречивые заявления. „Я вам точно говорю: завод останется. Здесь исторический центр пороходелия России. Здесь все настолько сконцентрировано — производство, наука, техникумы, университет, — что перемещать все это в другую область было бы абсурдно!“, — говорил вскоре после назначения Лившиц. А 27 апреля, в день празднования 230-летия предприятия, первый заместитель гендиректора заявил журналистам, что переезд однозначно будет. Как бы то ни было, и новый виток модернизации на предприятии, похоже, начался. В конце концов, директор департамента промышленности обычных вооружений, боеприпасов и спецхимии минпромторга РФ Дмитрий Капранов не так давно заверял, что хотя загрузка у завода высокая, но будет еще выше.

Перемены не могут не затронуть и находящееся на территории порохового ФКП „ГосНИИ химической продукции“, которым с 2009 года руководит Роза Гатина (35). Это головной пороховой разработчик России, а если официально – „ведущее предприятие России в области пироксилиновых порохов, проектирования и разработки метательных зарядов для стрелкового оружия, малокалиберных артиллерийских систем авиационного и зенитного вооружения, метательных зарядов для выстрелов полевой, танковой, морской артиллерии, гранатометов и минометов, вышибных зарядов для ракетных систем и авиабомб“. В апреле в НИИ прошло заседание отраслевой межведомственной рабочей группы, на которой обсуждали реформирование пороходелия. Такие настроения неизбежно ставят вопрос и о качестве подготовки профильных специалистов. За это испокон веков отвечает КНИТУ (КХТИ). Там есть такие специальности, как „Химическая технология полимерных композиций, порохов и твердых ракетных топлив“. Поэтому мы решили включить в наш топ новоиспеченного ректора вуза Сергея Юшко (34). Также ему придется провести ревизию состояния дел с разработкой композитной брони: есть ли реальные наработки, или правы компетентные органы, которые обвиняют прежнее руководство вуза в броневых распилах?.. К слову, в структуре КНИТУ в качестве обособленного структурного подразделения действует институт „Союзхимпроект“, который в СССР был головной организацией по проектированию производств промышленных взрывчатых веществ.

Из химиков также в топе присутствует ОАО „Казанский химический НИИ“, которое в 2017 году должно было завершить испытания нового общевойскового комплекта боевой экипировки военнослужащего. Там тоже сменился руководитель – сейчас институт возглавляет врио генерального директора Дмитрий Краев (44). И из нашего рейтинга по понятным причинам выбыла совладелица ОАО „Казанский завод синтетического каучука“ Евгения Даутова. Будущее предприятия, на котором введена процедура наблюдения, сегодня весьма туманно, хотя оно на днях и включено в список стратегических предприятий и организаций России.

Другой ректор – Альберт Гильмутдинов (31) – переизбравшись в руководители КНИТУ-КАИ, улучшил свою позицию на два пункта. Кроме того, в прошедшем году он призвал пересмотреть порочную, по его словам, практику направления в вуз целевиков (а большинство подопечных предприятий КАИ – как раз оборонные), которые ни на что не годны. И ректора поддержал Минниханов.

Главные (по названию) работодатели КАИ – авиастроители жили этот год напряженной жизнью. Директор Казанского авиазавода – филиала ПАО „Туполев“ (КАЗ) Николай Савицких (16) выкатил, поднял и показал посетившему предприятие в январе Путину новый Ту-160. Ту же был подписан контракт на 160 млрд. рублей производство до 2027 года десяти „Белых лебедей“. Заявлено, что на модернизацию КАЗа, которую планируют завершить к середине 2020 года, потратят 40 млрд. рублей.

Но, во-первых, так и осталось непонятным, какая инкарнация Ту-160 имеется в виду – строящийся с нуля Ту-160М2 или голубооко модернизированный Ту-160М? Во-вторых, ни слова не было сказано о гражданской ипостаси КАЗа, которому нужна ритмичная загрузка. В-третьих, несмотря на многочисленные обещания, авиационное сообщество Казани почему-то не особо верит в светлое будущее завода. Если проще, Савицких так и не удалось создать в коллективе атмосферу, как это ни высокопарно звучит, трудового энтузиазма и стать для завода своим (в отличие от ставившего на крыло Ту-160 Виталия Копылова, который, как известно, приехал в Казань из Комсомольска-на-Амуре). И в целом создается впечатление, что в столице РТ ему не удалось сформировать команду. Все это помешало отправить Савицких ближе к топовой десятке, что, учитывая многочисленные громкие новости о КАЗе, было бы закономерным.

За модернизацию КАЗа во многом отвечает ЗАО «Казанский „Гипронииавиапром“. На нем — комплексная реконструкция всех основных производств, энергетика завода, обновление летно-испытательного комплекса, возведение нового корпуса агрегатной и окончательной сборки, строительство инженерного центра. Плюс во многом благодаря Гипронииавиапрому в Самаре перезапустили испытательный стенд новых двигателей для Ту-160. Словом, гендиректор института Борис Тихомиров не зря сохраняет свое высокое 7-е место в рейтинге. Добавим, что к оборонщикам-строителям за этот год примкнул (а потому занимает пока невысокое 49-е место в нашем топе) Равиль Зиганшин: на космодроме „Восточный“ ПСО „Казань“ будет строить стартовый стол для ракетного комплекса „Ангара“.

Благодаря ажиотажу вокруг КАЗа, сохранил свою позицию помощник президента РТ по авиакомплексу, экс-министр промышленности РТ Равиль Зарипов (11), хотя функционал этой должности до сих пор непонятен. Удерживаться на высоте Зарипову помогает статус председателя совета директоров КВЗ… Шатким стало положение в топе советника премьер-министра РТ, авторитетного спеца по ВПК-вопросам Назира Киреева (10): одобренные правительством РФ грандиозные вливания в 75-местную инкарнацию „Суперджета“ фактически ставят крест на лелеемых Киреевым проектах Ту-324 и Ту-334. В январе у местных начальников была мысль показать Путину Ту-334, однако не получилось. Но надежда умирает последней.

К слову, заместитель министра промышленности и торговли России Олег Бочаров заявил, что КАЗ стал отраслевым флагманом цифрового производства. А в целом, тотальная цифровизация, на верность которой присягнули и оборонщики, должна прийтись на руку гендиректору ОАО „ICL-КПО ВС“ Виктору Дьячкову (15).

Пока нет авиационных новостей от ОАО „КМПО“, которым руководит Дамир Каримуллин (28). Помимо чисто гражданской тематики, – производство газоперекачивающих агрегатов, — завод участвует в импортозамещающем производстве вертолетного двигателя ВК-2500, который ранее делали на Украине. Казани отдано производство примерно 30% движка. Рассматривался и вариант переноса на КМПО окончательной сборки ВК-2500 (сейчас это делается в Петербурге), но сегодня об этом говорить перестали. Напомним, производство авиадвигателей на КМПО прекратилось в середине 90-х годов. Турбореактивными двигателями некогда занималось и АО „Казанское ОКБ „Союз“. Впоследствии оно было перепрофилировано, но не на гражданку, а на работы по тематике ПВО и ПРО. Сегодня компания, которой руководит Наиль Латыпов (21) входит в АО „Концерн воздушно космической обороны „Алмаз-Антей“.

ООО „Фирма „МВЕН“ в интересах военных ведет работу по парашютной тематике. Но в данном случае не это главное. На спроектированных казанцами легкий цельнокомпозитный самолет Т-500 обратил внимание Ростех. В этом году должно быть выпущено 30 машин. А далее госкорпорация готова выпускать до 120 самолетов в год. Потребность в них огромна. В конце концов, именно легкая авиация – основа основ авиационной самостоятельности страны. МВЕН шел к этому 20 лет. Так что гендиректор компании Виктор Ермоленко заслуженно прыгает в нашем рейтинге с 32-го места сразу на 20-е.

Если уж речь зашла о композитных материалах в авиастроении, необходимо упомянуть и АО „КАПО-Композит“ под руководством Алексея Слободинского (42). В 2014 году во время визита на предприятие министра обороны РФ Сергея Шойгу было упомянуто, что оно может работать не только на гражданскую авиацию (проекты „Супреджет“ и МС-21), но и на военную. Свое слово в области новых материалов может сказать и возрождаемое сегодня ОАО „Казанский НИИ авиационных технологий“ под руководством Игоря Ларионова (45).

АО „Эникс“, разрабатывающее и выпускающее комплексы воздушных мишеней и беспилотников легкого класса показало в действии новый комплекс с БЛА Т-16. Он способен нести до 6 кг полезной нагрузки, в том числе в размещаемых на пилонах под крылом внешних контейнерах. Эдакий легкий беспилотный бомбер. Силовики все охотнее покупают продукцию „Эникса“: если в 2015 году выручка компании была 590 млн. рублей, то в 2017-м — 1,3 млрд. Отметим, что беспилотные комплексы „Эникса“ прекрасно показали себя в Сирии.

А вот у беспилотных коллег „Эникса“ — АО „НПО „ОКБ им. Симонова“ дела идут, мягко говоря, не столь блестяще. С 20 июня бюро переходит на трехдневную рабочую неделю. ПО словам источника „БИЗНЕС Online“, проблемы у ОКБ копились давно, и главная в том, что полученные по контрактам деньги израсходованы, а до результата еще неблизко. Серийная же продукция – воздушные мишени – не способна кормить коллектив. Отметим, что все это происходит на фоне странной истории с арестом генерального директора – главного конструктора фирмы Александра Гомзина, которому официально инкриминируется нецелевое использование субсидий минпромторга РФ (на самом деле претензии, по нашим данным, значительно шире). На посту главы компании его пока сменил заместитель по перспективной тематике Владислав Лачугин (50), но, скорее всего, это ненадолго, а потому он занимает в нашем рейтинге последнее место.

* * *

Понимая субъективность рейтинга, мы предлагаем читателям высказать свои замечания. Мы обязательно учтем их в следующей редакции оборонного топа.

Тимур Латыпов

«Бизнес Онлайн»