Поход против инсайда

Поход против инсайда

Зачем Центробанку полномочия силовиков

Campaign_against_insider_tradingПо итогам проверки ЦБ Московской бирже придется заплатить штраф в 300 000 рублей за каждое нарушение законов об инсайдерской информации. Регулятор установил, что инсайдеры, работающие на бирже, не уведомляли о совершении сделок на срочном рынке. Почему этот случай важен и какие формы может принять борьба с нарушением законодательства об инсайде в России?

Вопрос инсайдерской информации все чаще звучит в новостных заголовках СМИ. Как ни странно, эта тема не волновала государство и общественность вплоть до весны 2017 года. Целый пласт законодательных положений спокойно «дремал» долгие десятилетия. И вот «великан» проснулся.

Слово «великан» наиболее точно выражает правовой статус Центробанка как мегарегулятора огромной совокупности правоотношений. Существовавшие ранее ФКЦБ, а после ФСФР практически не прикасались к положениям закона об инсайде. Аналогичное отношение наблюдалось и со стороны Следственного комитета России, который изначально был уполномочен вести проверки и расследовать уголовные дела, связанные с инсайдерской информацией.

Только с момента передачи Банку России полномочий по контролю рынка ценных бумаг интерес к инсайдерской тематике возрос. Центробанк решил оживить бизнес-сообщество и весной 2017 года показательно сообщил о проведенной проверке и выявленных нарушениях в АФК «Система».

Затем было объявлено, что ЦБ совместно с СК России разрабатывает методические рекомендации по выявлению нарушений в сфере инсайдерской информации и расследованию соответствующих уголовных дел.

Сорта инсайда

Осенью 2017 года ЦБ издает собственный документ, в котором более детально изложен перечень информации, которая может быть отнесена к инсайдерской. Появление этого документа было обусловлено неоднозначностью положений существовавшего приказа ФСФР о критериях инсайдерской информации.

После этого ЦБ совместно с Генпрокуратурой начал осуществлять активные действия по наведению порядка в соответствующей сфере. Судя по всему, останавливаться на достигнутом мегарегулятор не намерен.

Недавний запрос в рамках законодательной деятельности на предоставление полномочий силовиков — яркое тому подтверждение. Центробанк фактически следует сложившейся тенденции среди надзорных ведомств по наращиванию полномочий и функционала. Так, например, налоговики сначала получили возможность проводить выемки и допросы, затем — право использовать результаты ОРД, а потом аналогичных же полномочий захотела и ФАС. ЦБ лишь старается не отстать от них.

Пример Московской биржи показывает, что принцип неотвратимости наказания за совершенное правонарушение подогревается и возможностью пополнения бюджета за счет значительных штрафных санкций.

Надзорный тест-драйв

Проблематика уголовного преследования бизнеса за инсайд пока не является острой. Наработанной практики и специалистов необходимой квалификации нет ни в подразделениях полиции по борьбе с экономическими преступлениями, ни в СК России. Однако их появление — это вопрос времени. Собственно, для того ЦБ и просит новые полномочия, чтобы самому осуществлять все необходимые доследственные проверочные мероприятия с последующей передачей материалов сразу на возбуждение уголовных дел, минуя стадию доследственных проверок, которые сейчас проводят оперативные структуры МВД России.

Последние совместные действия ЦБ и Генпрокуратуры не стоит расценивать в качестве некой спланированной кампании против Московской биржи. Скорее всего биржа была выбрана как некая площадка, концентрирующая в себе огромное количество сделок с ценными бумагами, где уж со 100-процентной вероятностью можно найти искомые нарушения. Это обусловлено скоротечными процессами по заключению сделок. Решения на бирже принимаются мгновенно, и естественно, что при обмене информацией никто сильно не задается вопросом о ее правовом характере.

Соблюдение положений законодательства об инсайде само по себе требует наличие штата соответствующих специалистов, разработку на основе норм права внутренних политик по обороту инсайдерской информации, положений о действиях ответственных лиц по порядку оборота внутри компаний и раскрытию данных на публичных площадках. К тому же усилия ЦБ по конкретизации перечня инсайдерской информации не привели к прорыву. Соответствующий перечень все еще содержит условия, при которых могут быть двойные толкования положений нормативов.

При таких обстоятельствах нарушить текущие положения законодательства, регулирующие оборот инсайдерской информации, невзначай и без злого умысла очень просто. Однако скорее всего ЦБ будет подходить к вопросу ответственности с формальной стороны, раздавая штрафы и оставляя на откуп судам проблему освобождения от ответственности бизнеса. Таким образом, российский бизнес де-факто получает еще одно поле потенциальных «боевых действий».

Также подписывайтесь и читайте новости на нашем Telegram-канале: @Newvz_ru

Дмитрий Горбунов

«forbes.ru»