Госкорпорация РосОфшор

Госкорпорация РосОфшор

Сможет ли власть спасти бизнес попавших под санкции олигархов?

The_Corporation_Of_ResistorАмериканские санкции против крупнейших российских бизнесменов – помимо паники на фондовых рынках и обвала рубля– привели к обесцениванию их компаний и значительному уменьшению размера состояний предпринимателей. Правительство России, пригрозившее Вашингтону «ответными мерами» (до сих пор не названы), публично пообещало фигурантам санкционного списка помощь и, как выяснили СМИ, уже занялось разработкой соответствующего плана. Republic собирает главные факты и оценивает значение этой истории

Как правительство будет помогать

  • Как выяснили «Ведомости», власти обсуждают проект создания в Калининграде и на острове Русский двух специальных офшорных зон. Бизнесмены смогут перенести в Россию свои иностранные бизнес-структуры, сохранив их правовую форму, и не платить налоги с иностранных доходов.
  • Для этого резиденты зон смогут получить статус международной предпринимательской компании. Такой статус дает возможность зарегистрировать компанию за один день, а часть сведений не раскрывать – например, о владельцах и менеджменте.
  • Налоги с резидентов зон будут взиматься только с доходов, полученных в России. Также не исключена отмена валютных ограничений (можно будет вести расчеты в долларах).
  • Официально в правительстве ⁠пока говорят лишь, ⁠что меры ⁠помощи «обсуждаются». Вице-премьер Аркадий Дворкович подчеркнул, что главная задача кабмина – «помочь работе самих предприятий, чтобы сохранить рабочие места».
  • Проект ⁠создания офшоров внутри России впервые появился в 2013 ⁠году (до введения ⁠каких бы то ни ⁠было санкций) с подачи премьера Дмитрия Медведева. Тогда эта идея развития не получила.

Как помогали раньше

  • Осенью 2014 года Дума в первом чтении приняла так называемый «закон Ротенберга», предполагавший компенсацию из федерального бюджета россиянам, имущество которых арестовали иностранные суды (этому предшествовал арест вилл Аркадия Ротенберга в Италии из-за санкций Евросоюза). Весной 2017 года закон был отклонен во втором чтении.
  • Тогда же, в апреле 2017 года, был принят закон, который позволяет людям, попавшим под санкции, добровольно объявить себя нерезидентами РФ (даже если они проводят в России большую часть времени) и, соответственно, не платить налоги от доходов, полученных за рубежом.
  • В марте 2014 года Путин поручил взять «под защиту» банк «Россия», основными акционерами которого являются Юрий Ковальчук и Николай Шамалов, одним из первых попавший под санкции из-за работы в Крыму. Президент дал указание переводить туда свою зарплату, его примеру последовали и другие чиновники.

Кто пострадал от санкций

  • Под новые санкции США попали семь крупных бизнесменов (Олег Дерипаска, Сулейман Керимов, Игорь Ротенберг, Виктор Вексельберг, Владимир Богданов, Алексей Миллер, Сергей Фурсенко) и 12 связанных с ними компаний, восемь из которых контролирует Олег Дерипаска.
  • В понедельник котировки «Русала» Дерипаски упали на 50% в Гонконге и более чем на треть в Москве, глобальные депозитарные расписки En+ в Лондоне потеряли 41% стоимости.
  • Швейцарский трейдер Glencore 10 апреля отменил сделку по обмену доли в «Русале» на долю в En+, которую предполагалось закрыть в апреле, а глава компании Айван Глазенберг вышел из совета директоров «Русала». Накануне из совета директоров En+ вышли директор банка Natixis Доминик Фрэс и глава китайской AnAn International Чжао Гуанмин.
  • В лидерах по потерям на бирже в Лондоне также оказались компании не попавших под санкции бизнесменов – Evraz Романа Абрамовича и «Норильский никель» Владимира Потанина.
  • Суммарные потери российских бизнесменов оцениваются в $16 млрд.

Итог

Все путинские годы экономический блок правительства говорил о важности двух задач – возвращении капиталов в Россию и деофшоризации экономики страны. Желание первого было так сильно, что еще в 2013 году даже родилась парадоксальная идея о создании российского офшора: мол, пусть деньги будут на льготных условиях, но все же на родине. Слабость ее заключалась в том, что крупный бизнес пользуется офшорами не только для ухода от налогов. Офшоры, которые чаще всего работают по британскому праву, предлагают четкую, понятную и удобную систему защиты собственности, чем Россия похвастаться не может.

Теперь старая идея получила более прикладное и насущное подкрепление. Предлагаемые меры могут быть действительно тактически интересны тем олигархам, активы которых после санкций находятся в опасности. Они вынуждены будут перегруппировывать свои бизнесы в новых условиях – и странно, если откажутся от помощи со стороны государства. Более того, эксперты даже говорят, что с точки зрения международного и делового права эти меры можно назвать прогрессивными, они действительно решают ряд организационных проблем (и в очередной раз заставляют задаться вопросом, почему наша «обычная», общая для всех правовая система настолько несовершенная?). Но дело в том, что все подобные движения обычно ситуативны. Капитал всегда перетекает туда, где ему максимально спокойно и комфортно. Например, средства, которые в январе вернулись в Россию из-за ожидания публикации «кремлевского списка», в феврале вновь были переведены за границу. А бизнесмен и кандидат в президенты Борис Титов так и не убедил беглых предпринимателей вернуться на родину из Лондона, несмотря на обещание всех благ и условий.

Наконец, главное. Речь здесь в первую очередь идет, конечно, не о решении застарелых проблем экономики России. Все происходящее – результат внешнеполитического противостояния Москвы и стран Запада. Сможет ли власть снизить урон от санкций для олигархов? На коротком отрезке времени – возможно (еще один вопрос – за чей счет). Санкционное противостояние – это гонка вооружений. Санкции можно обходить, придумывать сложные схемы. Но если противная сторона твердо взяла уверенный курс на ограничение связей, то со временем все обходные пути будут закрыты. В офшорной ли юрисдикции, в российской ли – если конфликт с Западом будет нарастать, то со временем попавшие под санкции компании будут лишены доступа на международные рынки. Полностью защищенной от санкционного давления себя может назвать компания, которая ведет бизнес только в России (ну хорошо, может быть, еще в Китае и с другими немногочисленными союзниками). По сути, речь идет об экономической изоляции.

Также подписывайтесь и читайте новости на нашем Telegram-канале: @Newvz_ru

Григорий Левченко, Роман Федосеев

«republic.ru»