От черепах до «Мерседесов»: что находят на дне Москвы-реки

От черепах до «Мерседесов»: что находят на дне Москвы-реки

Воду в Москве-реке нельзя назвать кристально чистой, и бытует мнение, что в ней живут рыбы-мутанты

Однако водоемы в столице регулярно очищают, потому их страшные обитатели — это, скорее, выдумки. Водолазы же чаще рассказывают о совсем других находках.

Чистим-чистим чисто-чисто

Для начала нужно отметить, что очисткой Москвы-реки в черте города занимается «Мосводосток»: в обязанности службы входит сбор плавающего мусора с поверхности воды, устранение нефтяных пятен, а также очистка водовыпусков — мест впадения в реку маленьких речек и ручьев. В год служба собирает примерно две тысячи пятьсот кубических метров мусора, которым можно заполнить самое большое речное грузовое судно, которое проходит по Москва-реке.

Хотя мы заметили, что в последние годы количество мусора постепенно уменьшается — «Мосводосток»

Вероятно, граждане становятся сознательнее — внимательнее относятся к экологии.

А вот дно рек и водоемов специально очищают только в местах, разрешенных для купания. Ежегодно Московская городская поисково-спасательная служба на водных объектах (МГПСС) проводит осмотр дна таких участков в апреле. «Затем в мае до 25 числа — перед началом купального сезона, и еще раз в июле. После обследования водолазами МГПСС, очисткой занимаются другие специализированные организации, которых приглашают балансодержатели пляжей», — рассказывают в службе.

Ловись большая и маленькая

В местах, не предназначенных для купания, водолазы погружаются исключительно при необходимости, например, для выполнения аварийно-спасательных работ, обследования подводных нефтепроводов и газопроводов, по запросам полиции — чтобы поднять со дна вещественные доказательства.

«Однако бывает, что вместо нужного «вещдока» находится «не тот». Однажды нас вызвали сотрудники следственных органов, чтобы достать орудие преступления. Мы нашли пистолет, отдали его полицейским, они очень обрадовались. Но потом сообщили, что это «не их оружие», — рассказывает спасатель-водолаз МБУ «Химспас», водолаз в компании «Водолаз. Москва» Максим Максимов.

Вообще говоря, оружие — это один из самых распространенных необычных видов «мусора», отмечает Максимов, что вполне логично — преступники часто пытаются замести следы в воде. В числе более мирных находок: девайсы и другая современная техника вроде квадрокоптеров, рыболовные снасти, части автомобилей, украшения, бывает, выплывают и документы. Осенью вылавливается много мангалов, зимой — покрышек летней резины. Также при чистке Москвы-реки нередко в мусорный контейнер попадают черепахи и лягушки. А однажды угодил и спортивный «Мерседес».

Чаще всего предметы, выловленные в реке, не пригодны для дальнейшего использования, поэтому так же, как и остальной мусор, оправляются на полигон. Если речь идет о документах, то они передаются в правоохранительные органы. А черепах и лягушек мы отпускаем обратно — «Мосводосток»

Бывают и более странные находки: самовары, утюги, строительные и даже магазинные тележки, банкоматы, сейфы. Одной из самых удивительных находок Максимова в городе были целых три велосипеда — прокатных, которые сейчас можно взять на специальных станциях по всей столице. Они лежали под водой в районе «Москвы-Сити».

У водолазов МГПСС был, пожалуй, еще более забавный и необъяснимый случай — сотрудники обнаружили «подводный» унитаз с бочком и висячей грушей из старых домов. А однажды водолазы службы помогали потерявшей дорогую вещь женщине: доставали из реки ее слуховой аппарат стоимостью 100 тысяч рублей. Но это неординарный случай, обычно поиском по заказу спасатели не занимаются.

Сыскные работы

В Мосводостоке имеется целое управление водолазных работ, которое было сформировано в 2014 году. Основной его задачей является обслуживание столичных водоемов — это реки, озера, пруды, подземные коллекторы.

А для того чтобы искать потерянные ценности существуют частные водолазные компании, говорит Максимов. «Специальная лицензия для этого не требуется. Главное — юридическое лицо, дающее право на коммерческую деятельность, и умение погружаться», — отмечает он.

Причем погружаться в Москве-реке можно где угодно и кому угодно — хоть в самом центре. «Как-то раз нашей компании заказали найти упавший в реку планшет. Дело было прямо напротив Кремля», — вспоминает Максимов.

В целом, чаще всего водолазов просят выловить как раз девайсы или фотоаппараты — дорогие.

Люди роняют их в воду, когда делают фотографии. И такой аппаратуры под водой с каждым годом становится все больше и больше. «Скоро оружие догонит», — шутит Максимов.

Несколько лет назад водолазов в срочном порядке вызвали в вейкборд клуб в Строгине. Незадолго до этого молодому вейкбордисту на день рождения его родственники подарили очень дорогую и модную подводную видеокамеру, которую он потерял во время очередного лихого «пируэта». Водолазы погрузились, нашли камеру, отдали семейству. Но оказалось, что это не она, а такая же, только более старой модели. Причем даже удалось найти хозяина неожиданной находки: достали флешку и посмотрели сделанные фото, сотрудники клуба узнали владельца.

«Но наше семейство не отчаялось — мы продолжили поиски. И на второй день нашли работающие наручные часы, которые стоят около 50 тысяч рублей. Нужная камера обнаружилась только на третий день», — рассказывает Максимов.

Вообще, «семейно-подарочные» заказы, на самом деле, не такая уж редкость. Например, однажды «Водолаз. Москва» вылавливал вполне обыкновенный мужской перстень. Исключительность кольца заключалась в том, что его своему мужу подарила любимая жена, и без него мужчина просто не мог возвратиться домой.

«Но вот рыб-мутантов мы еще не встречали. Думаю, это легенды вроде тех, что о снежном человеке», — смеется Максимов.

Самолеты-пароходы

В числе других необычных случаев Максимов называет выезд в Орел. «Нас позвали, чтобы достать со дна реки самолет времен Великой Отечественной войны: думали, что он наш, и поднять его хотели ради останков летчиков. Мы доставали самолет по частям. В итоге выяснилось, что он не советский, а немецкий. Теперь он стоит в музее. В Москве же такой крупногабаритной техники под водой давно уже нет: все подняли или власти, или те, кто собирает черный металл», — рассказывает он.

Действительно, затопленными суда в Московском регионе долго не остаются. По словам руководителя ФГБУ «Канал имени Москвы» Германа Елянюшкина, службы канала регулярно проводят мониторинг водных путей на предмет затонувших судов. Если такие обнаруживаются, начинается поиск их владельцев.

«Если в течение года собственник не объявляется, судно получает статус бесхозного. В том случае, если “утопленник” угрожает безопасности судоходства, его подъемом занимается “Канал имени Москвы”. Сейчас мы пытаемся найти владельцев четырех таких объектов. Так, на Москве-реке в Капотне затонул дебаркадер, в Нагатинском затоне — баржа, а в районе Коломны — остатки дебаркадера и баржи», — говорит Елянюшкин.

«Мейл.Ру»