За Телеграмом пришли

За Телеграмом пришли

Власти Казахстана начали преследовать людей за чтение «неправильных каналов» в мессенджере

With_the_Telegram_cameВ начале прошлой недели казахстанские власти объявили экстремистским движение «Демократический выбор Казахстана» (ДВК) опального банкира Мухтара Аблязова. По заявлению генеральной прокуратуры, Аблязов, которого в стране заочно осудили на 20 лет тюрьмы за хищения в «БТА-банке», со своим движением «формирует негативный образ власти» — а следовательно, «сеет вражду и рознь». Это означает, что теперь любое упоминание движения в положительном ключе, а также репосты его контента в социальных сетях будут автоматически приравниваться к экстремистской деятельности — и за это можно получить два года тюрьмы. А если правоохранительным органам покажется, что поддержка тянет на участие в экстремистской группе — то и все 17 лет.

With_the_Telegram_came
Фото: Сафрон Голиков / ТАСС

Нюанс в том, что «упоминание в положительном ключе» казахстанские власти решили трактовать максимально широко. «ДВК» в Казахстане запретили 13 марта, а уже 16-го числа за активистами пришли.

  • Гражданскому активисту из южно-казахстанского города Шымкент Майгуль Садыковой полицейские вручили бумагу, в которой было написано, что она под различными никнеймами в телеграм-чате «ДВК» могла разжигать рознь — якобы поступило обращение от одного из участников группы с жалобой.
  • В это же время на другом конце страны, в западно-казахстанском Уральске, к общественному деятелю и блогеру Аскару Шайгумарову полиция постучалась, чтобы забрать его в департамент внутренних дел за выпущенный им видеоблог о том, почему власти страны так сильно боятся «ДВК».
  • К правозащитнице Бахытжан Торегожиной в Алматы пришли из-за ее репоста сообщения другой активистки — та писала о том, что ее отца забрали в полицию из-за его симпатий к «ДВК».

Всех активистов, кроме Торегожиной (та долго не открывала дверь, а потом подписала все предъявленные ей бумаги на месте), отправляли в местные полицейские отделения, где с ними проводили «разъяснительные беседы» — причем делали это сразу прокуроры или сотрудники отделов внутренней политики региона. Представители власти вручали общественникам бумагу о том, что в их действиях усматривается стремление поддержать «ДВК», а делать этого нельзя. Более того, решение суда, согласно документам, предусматривает запрет написания любых положительных комментариев в адрес «ДВК» (проклятия писать можно) в любом без исключения мессенджере, действующем на территории республики. В разговорах с активистами представители власти уточнили, что даже поставленный ранее «ДВК» лайк может расцениваться как поддержка экстремизма. «А если человек его случайно поставил? Так система вообще не должна работать!» — возмущается Бахытжан Торегожина.

Преследование людей за то, что они находятся в телеграм-чате, лайкают посты в фейсбуке или читают телеграм-канал оппонента режима —

это абсолютно новый подход со стороны властей Казахстана к репрессиям против активистов: они просто осознали, что теперь это возможно.

«В том же Telegram переписка может вестись двумя видами: по умолчанию, она незашифрованная либо можно инициировать ее шифрование, — объясняет «Новой» технологию руководитель «Роскомсвободы» Артем Козлюк. — Тех, кто не шифрует свои сообщения, всегда можно полностью отследить: какие каналы он читает, в каких группах состоит». Казахстанские власти хорошо освоили технологию Big Data: еще в январе президент страны Нурсултан Назарбаев говорил, что нужно активнее применять ее. Правда, речь тогда шла о Big Data в бизнесе, но одно другому не мешает. Читаешь Аблязова — значит, виноват априори.

Тем, кто не хочет столкнуться с полицейскими у дверей, власти дали маленькую лазейку: можно выйти из всех групп, связанных с «ДВК» — и тогда к уголовной ответственности никто привлечен не будет. Однако о массовом выходе из «ДВК» сообщений не поступало — более того, количество участников телеграм-канала «Активист «ДВК» только растет и составляет уже без малого 94 тысячи человек. «Власти как всегда решили пройтись по вершкам, а про корешки даже не думают, — констатирует директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев. — Протестные явления никуда ведь в итоге не денутся. Понятно, что такими шагами государство хочет взрастить в людях внутреннего самоцензора. Мол, если вы даже когда-то лайкнули пост Аблязова, то никогда больше этого делать не смейте. Была дана команда нейтрализовать «ДВК», ее и выполняют — но по законам XX века, не понимая, что сейчас уже давно век XXI-й».

Помимо давления на участников телеграм-групп «ДВК», власти Казахстана работают и в офлайне. На минувшей неделе под домашний арест по подозрению в «финансировании «ДВК» суд отправил 28-летнюю жительницу Алматы Акмарал Тобылову. В чем именно заключалось «финансирование» виртуального движения — непонятно (детали дела не раскрываются), но родственники девушки утверждают, что вся ее вина заключается лишь в том, что она, не являясь сторонником «ДВК», смотрела информацию о запрещенном в Казахстане движении. Кроме того, на прошлой неделе на 10,5 лет по обвинению в убийстве банкира Ержана Татишева в 2004 году был осужден бизнесмен Муратхан Токмади — он заявил, что заказчиком этого убийства был Мухтар Аблязов.

Также подписывайтесь и читайте новости на нашем Telegram-канале: @Newvz_ru

Вячеслав Половинко

«novayagazeta.ru»