Принц или нищий

Принц или нищий

Как Е Цзяньмин решил купить 14% акций «Роснефти» и исчез

Prince_or_beggarИсчезновение возможного партнера «Роснефти» привлекло внимание к его противоречивой биографии. Есть версия, что взлету, а затем и падению карьеры главы CEFC Е Цзяньмина способствовала его близость к китайским спецслужбам.

Куда пропал глава китайской корпорации CEFC, которая должна была выкупить 14,16% «Роснефти» у трейдера Glencore и Катарского инвестфонда за $9,1 млрд? Этим вопросом российские и зарубежные СМИ задаются с тех пор, как 1 марта китайское деловое издание Caixin сообщило, со ссылкой на анонимные источники, что глава CEFC Е Цзяньмин задержан и в отношении его ведется расследование. Некоторые китайские СМИ утверждают, что приказ о задержании якобы отдал лично председатель КНР Си Цзиньпин. В CEFC заявляют, что Е Цзяньмина не задерживали и предположения СМИ не имеют весомых оснований. Но официального подтверждения или опровержения этой информации пока нет.

Факт в том, что Е Цзяньмин пропал, а это может отразиться и на покупке акций «Роснефти». Сроки и так уже переносились: изначально сделку планировалось закрыть до конца 2017 года. В «Роснефти» воздерживаются от комментариев, как и в ВТБ, который должен был финансировать эту сделку посредством бридж-кредита на $5,1 млрд. Вопрос, что теперь будет со сделкой, конечно, важный. Но не менее любопытно, откуда взялась малоизвестная до последнего времени CEFC и кто этот таинственный Е Цзяньмин?

Новый игрок​​

История взлета молодого ​​ (1979 года рождения) предпринимателя вызывает недоумение, особенно если вспомнить китайские экономические и политические реалии. В 2016 году журнал Fortune включил Е Цзяньмина в рейтинг 40 самых влиятельных людей мира моложе 40 лет. Причем китайский бизнесмен был на втором месте, обогнав даже будущего президента Франции Эмманюэля Макрона. Его частная инвестиционная компания — CEFC (основана в 2002 году) — была на 229-м месте Fortune Global 500 с выручкой примерно $42 млрд в год. Компания скупала активы по всему миру, в одной лишь Чехии — более чем на $1,5 млрд. СEFC вошла в СП «Достыкгазтерминал» на границе Казахстана и Китая и за $680 млн купила 51% акций казахстанской KMG International — «дочки» государственного «Казмунайгаза», работающего в 12 странах.

В африканском Чаде новый игрок приобрел 35% в нефтяных блоках тайваньской China petroleum company за $110 млн. А еще за $900 млн получил 4% в нефтяной концессии в Абу-Даби, рассчитанной на 40 лет. CEFC рассчитывала и на 19% акций американской финансовой компании Cowen Group и предлагала за них $100 млн. Однако Комитет по иностранным инвестициям США сделку не одобрил.

Наконец, пока незакрытая сделка с «Роснефтью» отнюдь не первый шаг китайской CEFC в Россию. Например, в IPO En+ Олега Дерипаски CEFC вложила $500 млн. При этом в России о CEFC практически ничего не слышали до тех пор, пока компания не объявила о покупке доли в «Роснефти». Не знали о ней и в Европе, пока не началась скупка активов в Чехии. Что интересно, в самом Китае компания оказалась в центре внимания СМИ лишь в 2010 году. И то потому, что один из аналитиков подконтрольного CEFC некоммерческого фонда China Energy Fund Committee, бывший полковник ВВС КНР Дай Сюй, выступил за применение силы в территориальных спорах с Вьетнамом и Филиппинами в Южно-Китайском море.

Возникает ощущение, что новая крупная компания взялась ниоткуда и сразу начала масштабную экспансию по всему миру. При этом CEFC с самого начала показывала отличные финансовые результаты и, что самое интересное, не привлекала никакого внимания контролирующих органов. Как будто нет ничего особенного в том, что на монопольном рынке государственных сырьевых гигантов вдруг возникает частный и растущий с невероятной быстротой игрок. Не менее странно, что о самой компании крайне мало информации в открытых источниках. Еще более скудны и противоречивы данные о ее основателе.

Сын лодочника

Из-за феноменального взлета Е Цзяньмина и сходства фамилий стали распространяться слухи о том, что он внук маршала Е Цзяньина (1897–1986) — видного военного руководителя времен Мао. Впрочем, эти слухи были опровергнуты как самим бизнесменом, так и китайскими СМИ. Выяснилось, что Е Цзяньмин всего лишь сын лодочника из провинции Фуцзянь. Окончил среднюю школу, отслужил в армии. Одни сообщают, что он после армии сразу переехал в Гонконг, основал там торговую компанию. По другим данным, Е Цзяньмин сначала работал лесником в родной провинции, потом торговал противопожарным оборудованием, а затем удачно поймал волну приватизации и стал владельцем поршневого завода в родном городе. Но при любом раскладе возникает вопрос: как сын лодочника заработал свой первый капитал?

В крупную компанию CEFC превратилась в 2006 году, когда Е Цзяньмин купил нефтетрейдера Xiamen Huahang, изначально принадлежавшего бизнесмену Лай Чансину, получившему пожизненный срок за контрабанду. Его компания была конфискована в пользу государства и продана Е Цзяньмину властями провинции Фуцзянь. В интервью Fortune в 2016 году сам Е объяснял, что деньги на покупку ему дали госбанки и состоятельные инвесторы из Гонконга и провинции Фуцзянь. Но бизнесмен не пояснил, как малоизвестный молодой человек 27 лет смог не только убедить инвесторов в перспективности сделки, но и получить кредиты госбанков, которые с большой неохотой кредитуют даже крупные частные компании, предпочитая финансировать госпредприятия.

Агент под прикрытием?

Возможное объяснение можно найти в годовом отчете CEFC для инвесторов за 2012 год. Там, в краткой биографии Е Цзяньмина, говорится, что с 2003 по 2005 год он работал заместителем генерального секретаря Китайской ассоциации международных дружественных контактов. Эта структура подчиняется управлению по политической работе Центрального военного совета КНР (ЦВС) — высшего органа по управлению вооруженными силами страны. Официально задачи ассоциации — пропагандировать достижения КНР в развитии социализма с китайской спецификой. По сути ассоциация — это разведывательная служба политуправления ЦВС. Поначалу структура была нацелена в основном на Гонконг и Тайвань. Ее агенты проникали в коммерческие и военные структуры, чтобы вести скрытую политико-идеологическую работу.

Связь Е Цзяньмина с ассоциацией прослеживается не только из упоминания в годовом отчете. В 2015 году консорциум Carrier Capital инвестировал $277 млн в гонконгскую медиагруппу Mei Ah Entertainment. Carrier Capital контролировался Е Цзяньмином и Е Цзинцзы, которая оказалась дочерью генерала Е Сюанина, долгое время возглавлявшего Китайскую ассоциацию международных дружественных контактов. Даже логотип компании CEFC очень похож на эмблему Китайской ассоциации международных дружественных контактов.

Если предположить, что глава CEFC Е Цзяньмин связан с китайской политической разведкой, то многое становится понятно. Например, почему его биография так туманна, понятно, что он делал в Гонконге, и не так уже удивительно, что молодому предпринимателю дали зеленый свет.

Да и вряд ли можно считать совпадением, что все крупные сделки CEFC с другими странами объявлялись или незадолго до, или вскоре после встреч председателя КНР с лидерами этих государств. Почти сразу после первого в истории визита китайского лидера в Чехию CEFC сообщила о покупке чешских активов на $1,5 млрд. А о сделке по покупке акций «Роснефти» было объявлено буквально через несколько дней после визита президента Владимира Путина в Пекин в сентябре 2017 года.

Но удивительно другое: почему не только в Африке, но и в Чехии, Казахстане и, в конце концов, России так легко приняли компанию с непонятной историей? Возможно, здесь сработало удачное сочетание интересов партнеров компании с задачей распространения китайского влияния. Например, вхождение CEFC в чешские активы вполне укладывается в китайскую инициативу 16+1, выдвинутую в 2012 году. Ее суть заключается в активизации сотрудничества КНР с 11 странами ЕС из Восточной Европы и пятью балканскими странами в области инвестиций, транспорта, финансов, науки, образования и культуры.

Казахстанские проекты укладываются в рамки другой китайской инициативы — «Один пояс, один путь». Даже в новогоднем обращении к сотрудникам CEFC Е Цзяньмин призывал брать на себя больше ответственности за ее реализацию.

Покупка акций «Роснефти» также удачно вписывается в контекст отношений России и Китая. Получалось, что сотрудничество с CEFC вроде как выгодно всем. На каком-то этапе это сыграло на руку компании. Е Цзяньмин, например, смог настолько войти в доверие к президенту Чехии Милошу Земану, что тот сделал его своим советником по экономическим вопросам.

Даже если Е Цзяньмина арестовали, то интрига может затянуться надолго. Практика показывает, что расследования в отношении крупных бизнесменов и коррумпированных чиновников могут длиться месяцами и при этом не предаваться огласке. Например, в январе 2017 года из отеля Four Seasons в Гонконге пропал миллиардер, основатель финансового конгломерата Tomorrow Group Сяо Цзяньхуа. По сообщениям свидетелей, Сяо якобы забрали сотрудники силовых структур, чтобы привезти его в материковый Китай. Судьба бизнесмена неизвестна до сих пор.

В случае с Е Цзяньмином можно только догадываться, что помешало его успешной карьере. Но мы видим, что Си Цзиньпин занимается зачисткой не только политической элиты страны, но и армии и спецслужб. Возможно, ситуация с Е Цзяньмином — часть именно этого процесса.

Также подписывайтесь и читайте новости на нашем Telegram-канале: @Newvz_ru

Леонид Ковачич

«rbc.ru»