Любовь Барыкина: «Нас, русских, всегда должно что-то закалять»

Любовь Барыкина: «Нас, русских, всегда должно что-то закалять»

На вопросы нашего издания любезно согласилась ответить чемпионка России по художественной гимнастике, мастер спорта международного класса, художник, автор проекта «Искусство в спорте» Любовь БАРЫКИНА

Как начался Ваш путь в большой спорт и искусство?

С 2-х летнего возраста мама приобщила меня к художественной гимнастике. Она – тренер первой российской олимпийской чемпионки Юлии Барсуковой. Я училась в школе с углубленным изучением изобразительного искусства. Закончила Высшую школу танца в городе Эссен, Германия. Также шесть лет отучилась в Академии искусств города Дюссельдорф на факультете живописи и закончила наш Российский Государственный Университет физической культуры, спорта и туризма (факультет педагогики). Я смогла хорошо защитить диссертацию. С 2014 года решила организовать свой проект «Искусство в спорте», соединить те сферы, которыми я профессионально занимаюсь с самого раннего детства. Главной целью моего проекта «Искусство в спорте» является развитие образования девочек-спортсменок в различных сферах искусства. Дети получают возможность заниматься с педагогами по танцу, актерскому, цирковому мастерству, живописи.

Вы сейчас нацелены на то, чтобы давать детям возможность прикоснуться к разным видам искусства. Ваш центр – это реализация несбывшихся детских желаний?

У меня как у спортсменки эта возможность была: родители отдали меня в школу с углубленным изучением изобразительного искусства. Мне повезло: я не только каждый день занималась спортом, а еще училась в школе как все нормальные дети и могла дополнительно заниматься живописью, рисунком, керамикой. Я реализовала себя в спорте, а также смогла получить художественное образование. Но мне немного жаль, что я не умею играть на фортепиано, не пою. Именно поэтому хочется дать шанс другим детям, чтобы у них была возможность после спорта заниматься чем-то совершенно другим. 

Чья система образования Вам нравится больше – российская или немецкая?

Если брать сферу искусства, я считаю, что немецкое образование уступает нашему. Там недостаточно хорошо дают базу. В России нас муштруют, учат строить сначала человеческие тела и пропорции, рисовать натюрморты. Пока у нас сил уже не остается, от того, что это скучно и все делают одно и то же. Но позже я поняла, что это правильно. В Европе, в Германии подход другой. Первые два семестра более-менее все делают одно и то же, набирают оптимальную базу, потом всех отпускают к конкретным профессорам, мастерам, как в подмастерья. Допустим, ты можешь за год выбрать педагога, к которому хочешь потом пойти, и всех распределяют по классам. Каждый может попасть к тому, к кому он хочет, и до конца обучения мы занимаемся у одного педагога. Я была в праве самостоятельно выбрать себе тему, а мастер меня только направлял. Не было четкой программы, кроме устных теоретических предметов, а все, что касалось практики, было свободой творчества. Я считаю, что это и хорошо, и плохо. Многие просто заходили в тупик и не знали, что им делать. В Германии считают, что это правильный метод для того, чтобы художник себя мог найти.

Отличается ли подготовка гимнасток в разных странах?

Конечно, отличается. Тем не менее, в некоторых странах подготовка спортсменок базируется на нашей советской и российской школе. Во многом благодаря отечественным специалистам гимнастика, например, в таких странах как Германия, Италия, Испания, Австрия, смогла подняться на высокий уровень.

Каково Ваше отношение к тому, что в российских школах олимпийского резерва уделяется минимум внимания образованию будущих чемпионов?

Жизнь после спорта продолжается. Многие выдающиеся спортсмены после завершения спортивной карьеры задумываются о том, как себя реализовать. Тренировки не должны препятствовать обогащению внутреннего мира спортсменов.

В продолжение темы о жизни вне спорта: что повлияло на Ваше решение открыть собственный бизнес?

Осознание того, что сочетание моего многолетнего спортивного опыта и образования в сфере искусства может сделать из меня уникального специалиста, помогающего детям развивать себя в разных направлениях.

Спорт часто ассоциируется с конкурентной борьбой. Как вы справлялись с конкуренцией в юном возрасте, находясь в сборной России по художественной гимнастике?

Несмотря на то, что я была юной, у меня был взрослый взгляд на конкуренцию. Будучи тренером, моя мама никогда не баловала меня своим вниманием, как многие думают. Все гимнастки были в равных условиях. Также я видела, что со мной тренируется много сильных спортсменок, которые превосходили меня. Это закаляло мой характер.  В моем окружении всегда были гимнастки сильнее меня, особенно в последние годы моей карьеры: Батыршина, Кабаева, Зарипова. Поэтому я никогда не питала иллюзий быть где-то впереди, это было просто невозможно. Барсукова была на 5 лет меня старше, Зарипова–  на 7. Разница в возрасте имеет большое значение, ведь на чемпионате России все соревнуются в одной категории. Так что конкуренция была всегда, и я никогда не думала, что стану чемпионкой России. Для меня это как стать олимпийской чемпионкой, потому что у нас в стране это действительно очень сложно: на одно место 25 человек. В Германии ситуация другая: там конкуренция начинается уже внутри клуба. Гимнастки ссорятся, а родители скандалят: «Если Вы не будете уделять моей дочке больше времени, то мы уйдем». Конкуренция должна подстегивать, а не наоборот.

Последнее время много скандалов вокруг российского спорта. Это подрывает веру в страну? 

Или подрывает, или, наоборот, делает нас более сплоченными, в хорошем смысле обозлёнными, чтобы мы учились за себя бороться, несмотря на, действительно, трагические, драматические ситуации. Нас, русских, всегда должно что-то закалять. Нас вечно все бьют и, в конце концов,  мы мобилизуемся так, что готовы всех побороть. Наверное, нам это где-то, к сожалению, необходимо. Вот такая мы нация. 

Говоря о допинге, от кого исходит инициатива принять допинг или запрещённые препараты? 

В гимнастике, честно говоря, никакого допинга никогда не было, нет и быть не может. Все используют только свои собственные ресурсы, ресурсы своего организма. Для этого спортсменов надо поддерживать: создавать им правильную среду, правильное питание. Все должно быть в комплексе, чтобы не приходилось обращаться к допингу.

Вас окружали сильные гимнастки. Вы с ними дружили?

Конечно, мы дружили, но на ковре была конкуренция. Мы не поступали подло: не прокалывали мячи, не подкладывали гвозди и иголки, как многие рассказывают. Ничего такого не было, все жили дружно, как в семье, и я до сих пор со всеми из них общаюсь!

Возможно, у  Вас не было таких радостных воспоминаний из детства, как у многих детей, которые не занимались профессиональным спортом, это так?

У меня нет никакого сожаления. Да, конечно, иногда хотелось пойти к кому-то на день рождения, погулять во дворе. Но если  я и делала такие вещи, то я наслаждалась ими гораздо больше, чем те дети, которые в изобилии все это получали. Пройти все это во взрослом возрасте так, как я ребенком это делала – мне кажется, что это так сложно. Но для нашей страны, для нашего города лучше, чтобы дети были заняты, а не гуляли, где попало.

Был ли у Вас свой кумир, та спортсменка, на которую Вы бы хотели быть похожей?

Да, например,  Оксана Костина — одна из самых лучших гимнасток. Она действительно была моим кумиром. Жаль, что её судьба закончилась трагически: после окончания карьеры Оксана Костина погибла в автокатастрофе. Также хочу отметить Елену Витриченко, украинскую гимнастку, и испанских спортсменок. Из российских гимнасток выделила бы Наталью Липковскую.

Как Вы считаете, возможность добиться значительных успехов в определенном виде спорта у детей обусловлена только лишь талантом?

Есть такие гимнастки, у которых не было особых данных для их вида спорта, но все равно они ими стали благодаря колоссальному трудолюбию, воле, работе над собой и большому желанию, например, Ирина Чащина. А Юлия Барсукова начала профессионально заниматься гимнастикой только с 11 лет, но добилась больших успехов и стала олимпийской чемпионкой.

Во сколько лет нужно отдать ребёнка в секцию художественной гимнастики, чтобы рассчитывать на большой спорт?

Сейчас родители отдают детей в секции с 3-4 лет. Я считаю, что это не очень правильно. Но если ребёнка приводят в более позднем возрасте, то другие девочки уже на несколько лет её опережают. К сожалению, это играет сейчас большую роль. Однако многое зависит ещё и от тренера: кто-то может сделать из тебя чемпиона, даже если ты поздно начала заниматься гимнастикой.

Вы не будете настаивать на том, чтобы Ваша дочка профессионально занималась гимнастикой?

Может быть, с помощью моего центра я бы предоставила ей и себе возможность увидеть, какими способностями она обладает. Однако не для того, чтобы заставить её стать гимнасткой, а позволитьей проявить себя и выявить те сферы, которые ей интересны.

Ваш проект «Искусство в спорте» нацелен на творческое развитие детей. Не думали ли Вы расширить границы и открыть его двери для подростков, и, может быть, даже для взрослых?

Я думаю, в рамках этого проекта можно идти в разных направлениях и в разных возрастных категориях. Начала я со спортивных сборов девочек-гимнасток, а после рождения собственного ребёнка поняла, что сейчас самое время на её примере начать смотреть, как дети развиваются в раннем возрасте, попробовать дать им в базу: гимнастику, танец, актёрское мастерство, изобразительное искусство. С помощью этого центра я хочу помочь родителям и детям с выбором дальнейшего пути развития, чтобы с началом школы секции выбирались уже в соответствии со способностями и желаниями ребёнка. 2-3 месяца назад я сделала следующий шаг – были открыты центры, где сейчас занимаются дети с 3 лет. В будущем, возможно, что-то и для родителей придумаем.

Беседовали студенты МГИМО:

Анна Шерешкова, Кристина Рогова, Лейла Валеева, Полина Федосова, Александр Гурнов, Дарья Никулина, Наталья Козлова, Юлиана Арсланова, Данила Гольников, Рафаэлла Низаева, Мария Денисова.