Каково Насте Рыбке в таиландской тюрьме

Каково Насте Рыбке в таиландской тюрьме

Бьют палкой, рассказал сиделец

What_is_Nastya_Fish_in_Thai_prisonСкандально известная Настя Рыбка (Анастасия Вашукевич) находится в тюрьме Таиланда уже несколько дней — ее обвиняют в организации незаконных секс-тренингов. В соцсетях она жалуется на условия содержания, на то, что застудила почки. В тюрьме Рыбке и организатору тренингов Алесу Лесли до суда предстоит провести несколько месяцев. Об условиях в тайских тюрьмах мы поговорили с сидевшим там трэвел-блогером Алексеем Овчинниковым.

— Сразу замечу: я не какой-то там бывалый зек. В тюрьму я попал за правонарушение, которое совершил осознанно, хотя и из-за определённых обстоятельств.

Это произошло в январе. Я арендовал мотобайк и в залог оставил паспорт. Съездил потусить на пляж, попил там пива. Когда нужно было ехать домой, а это не ближний путь, то вспомнил про железного коня. Бросать его было никак нельзя и пришлось ехать в бунгало на нём. Поверьте, если не считать этот инцидент, то я веду порядочный образ жизни, особенно дома.

— Верим на слово. Что же было дальше? Тебя остановила дорожная полиция?

— Это были не гаишники. Обычные полицейские проезжали мимо, вечером увидели туриста, остановились, преградили дорогу.

Далее правоохранители доставили курортника в отдел и поместили в камеру прямо в участке. В камере с ним сидел украинец, которого «замели» за то, что он просто перепарковал байк с места на место в нетрезвом виде. Но вот условия содержания оказались вполне сносные.

What_is_Nastya_Fish_in_Thai_prison
Алексей Овчинников. Из личного архива.

— В участке пхукетской полиции я провёл двое суток. На полу плитка, спать сидя — неудобно конечно, но это только первое время, потом привыкаешь. Ни телефон, ни деньги не забирали. Кормили городской едой, в основном это были национальные рисовые блюда с курицей. Потом нас погрузили в закрытый пикап с кондиционером и доставили в суд.

В храме тайской Фемиды всех доставленных (около 50 человек) поместили в «клетку», в которой был монитор и микрофон. Всех по очереди осудили и на тех же комфортабельных фургонах отвезли в тюрьму. Алексея приговорили к штрафу в 10 тысяч бат (около 18 000 рублей) или 20 дням заключения. Деньги у парня были только на карте, и ему пришлось отбывать своё наказание в тюрьме, пока его не разыскали близкие и не оплатили штраф с воли.

— В Пхукете всего одна каталажка, — говорит Алексей. — Туда свозят всех: женщин мужчин, трансов, туристов, мелких жуликов и отъявленных головорезов. Когда нас привезли, сразу было понятно, куда мы приехали. Был тщательный досмотр, описали и забрали все вещи, осмотрели тела. Тех, у кого были солнечные ожоги, даже помазали какой-то мазью. Специальная стрижка, «пальчики», фас-профиль — всё серьёзно.

Нас отвели помыться. Есть специальная зона на улице, выложенная плиткой, там посередине стоит общий чан с водой, из которого моются черпаками. Всё это время за нами следили активисты — помощники администрации из числа заключённых. Одеты они были в специальную форму — синие шорты и белые футболки. Нас поселили поближе к этим самым помощникам — они живут в отдельной казарме.

— Бараке, ты хотел сказать?

— Да нет, это скорее казармы. Помещения выложены плиткой, и их ежедневно убирают группы заключённых. Там всегда чистота и порядок.

— Узников каким-то образом разделяют?

— Конечно. Всего в тюрьме сидели на тот момент 2500 мужчин и 450 женщин. В нашей «бастилии» было строгое разделение по половому признаку: женщин мы не видели, но, по слухам, у них всё то же самое.

— А куда помещают транссексуалов?

— Они живут с мужчинами. В первый день дико видеть лысого мужчину с женской грудью, ну а через некоторое время это становится обыденностью. Всего там несколько казарм, в которых живут от 37 (активисты, повара) до 350-ти человек. Есть закрытый корпус, где сидят те у кого срок от 15-ти до пожизненного. Я несколько раз видел этих заключенных, они все были в кандалах.

За весь срок я видел только 4-5 человек, которые выглядели неважно. Тайцы вообще чистоплотный народ. Почти все там вне зависимости от возраста, хотя возраст у них определить на вид очень сложно — все моложавые, пользуются мазями и присыпками — это у них, как ритуал.

— Кормили лучше, чем в участке?

— Не сказать, но в общем вполне сносно. Каждый день рис и отдельно соус. Такое меню, конечно, угнетает, но ближе к пятому дню я привык. Можно даже взять добавку. А раз даже давали мандарины. Большинство узников покупает пищу в магазине, куда перечисляют деньги с воли.

По словам собеседника, в заключении можно было встретить людей почти любой национальности — европейцы, арабы, русские. Алексея с первого дня окружили заботой соотечественники.

— Ребята уже смирились с тем, что помощи ждать неоткуда. Они угощали меня, говорили: «Нам ещё сидеть, а ты кофе выпей, поешь». Пользуясь случаем, передаю им огромное спасибо за поддержку. Они так всё себе наладили, что даже мне там стирали вещи другие заключённые.

— Как там относятся к российским туристам? Были ли какие-то стычки?

— Да так же, как и ко всем. Драк не было. Было два случая, когда надсмотрщики избивали деревянными палками провинившихся заключённых. Одних за то, что после отбоя тренировались — отрабатывали техники муайтай, а другого, британца, за то, что он отказывался соблюдать режим. Такое наказание там в порядке вещей.

— Расскажи про распорядок дня.

— День сурка. Встаёшь, купаешься, стираешься, и так далее. Даже дневной сон разрешён, но вот спать надо приноровиться — большая удача, если есть своё покрывало. Никаких кроватей, подушек ни у кого нет. Есть библиотека, проводятся соревнования, можно работать — убираться, шить.

По окончании срока заключённых доставляют обратно в полицейский участок, где они могут провести еще до недели. Алексей отделался всего двумя днями. Как он написал у себя на страничке в соцсети: тюрьма в Пхукете — санаторий, и судя по его рассказу, ужасы тайских тюрем сильно преувеличены.

Также подписывайтесь и читайте новости на нашем Telegram-канале: @Newvz_ru

Лев Сперанский 

«mk.ru»