Русский Вайнштейн

Русский Вайнштейн

К чему приведут обвинения в домогательствах против Леонида Слуцкого

Russian_WeinsteinНеделю назад телеканал «Дождь» рассказал о том, что две журналистки кремлевского пула подвергались сексуальным домогательствам со стороны депутата от ЛДПР Леонида Слуцкого, а 27 февраля с аналогичными обвинениями открыто выступила заместитель главного редактора RTVI Екатерина Котрикадзе. История, которая в любой стране с развитым гражданским обществом и независимой прессой мгновенно стала бы темой номер один, пока развивается совершенно по другому сценарию: государственные СМИ стараются не привлекать большого внимания к ситуации, депутаты Госдумы в массе своей защищают коллегу и ищут в истории заговор американских спецслужб, а в Кремле, по словам пресс-секретаря Дмитрия Пескова, за скандалом вообще не следят. Republic перечисляет главные факты и оценивает потенциальное значение этой истории.

Суть обвинений

  • «Дождю» о домогательствах Слуцкого анонимно рассказали продюсер и две журналистки. Одну из них депутат трогал за промежность, когда она зашла к нему в кабинет. Вторая не уточнила подробностей домогательств, отметив, что из-за них впоследствии испытывала трудности с работой в Думе. Продюсер сказала, что на одном из эфиров он пытался поцеловать ее в губы и потрогать за ягодицы. Никто из них не обращался в правоохранительные органы.
  • Екатерина Котрикадзе ⁠сказала, что Слуцкий ⁠приставал к ней ⁠в 2011 году: она хотела взять у него интервью, а он ⁠пригласил ее в свой кабинет, запер дверь и стал ⁠ее трогать ⁠и пытался поцеловать. Журналистка убежала. ⁠Она подчеркнула, что тогда не стала рассказывать об этом, чтобы не навлечь на себя обвинение во вранье.
  • Сам Слуцкий категорически отверг обвинения и назвал происходящее «грязной информационной кампанией». Он также пригрозил «Дождю» судебным иском.

Реакция депутатов

  • В ЛДПР, где состоит Слуцкий, разбираться с обвинениями отказались. Лидер партии Владимир Жириновский заявил, что не намерен «бросать избирательную кампанию, бегать и подсматривать, кто к кому там приставал». Вице-спикер Госдумы от ЛДПР Игорь Лебедев заявил, что фракция поставит вопрос о лишении аккредитации журналистов «Дождя».
  • Кандидат в президенты журналист «Дождя» Ксения Собчак заявила, что направит жалобу на действия Слуцкого в думскую комиссию по этике. В самой комиссии 27 февраля подчеркнули, что официальных документов не получали, а «комментировать слухи и газетные утки» не намерены.
  • Участницы женского клуба Госдумы заступились за Слуцкого, заявив, что «вирус бездоказательных обвинений, который стал способом борьбы с конкурентами», проник в Россию с Запада, и назвали «неслучайной» публикацию обвинений накануне Дня защитника Отечества.
  • Депутат Оксана Пушкина сказала, что намерена внести в законопроект о равных правах мужчин и женщин (внесен в Думу еще в 2003 году) дополнения о сексуальном насилии на работе и само понятие «харассмент». Она заявила, что «нужно объединяться против насилия и говорить о нем громко», чтобы достичь эффекта.

Скандал с харассментом в США

  • В октябре 2017 года несколько актрис обвинили влиятельного голливудского продюсера Харви Вайнштейна в домогательствах, которые совершались десятилетиями.
  • Вайнштейн был вынужден оставить собственную компанию Weinstein Company, позже она была переименована и продана новым владельцам. Его лишили целого ряда престижных кинематографических премий; политические деятели, кампании которых он финансировал на протяжении долгого времени, вернули его пожертвования.
  • Скандал привлек широкое общественное внимание и запустил целую серию аналогичных обвинений в отношении других влиятельных людей в Голливуде и за его пределами (многие из них в итоге подтвердились). Фактически результатом общественной кампании стал пересмотр норм сексуального поведения в США.

Итог

«Вайнштейн-гейт» в США случился потому, что там работает институт репутации, независимые СМИ и суд и потому, что в обществе созрела проблема харассмента. До этого были отдельные громкие обвинения, в том числе судебные процессы, но они не порождали такого мощного социального эффекта. Сейчас же работодатели стали отказываться от знаменитых работников, не дожидаясь каких-либо судов. Значимую роль сыграли личные обвинения – жертвы не скрывали имен, и общество воспринимало их как героев.

В России не получится «Слуцкий-гейт» прежде всего потому, что культура гендерных взаимоотношений и мораль у нас гораздо более дремучая. Здесь во многих случаях принято солидаризироваться не с жертвой, а с агрессором. Общественного запроса на преодоление харассмента нет. Девушки, обвинившие Слуцкого в приставаниях, не назвали своих имен, кроме Екатерины Котрикадзе. В этом есть рациональное зерно – в отсутствие независимого суда конфликт с влиятельным депутатом может закончиться плохо. Например, компенсацией морального ущерба и опровержением «порочащих фактов».

Репутация в России как механизм социального контроля не работает. На хорошем счету надо быть только у начальства. Малочисленные независимые СМИ не в состоянии создать общественное мнение.

Репутация работодателя Слуцкого – Госдумы – также не пострадает от обвинений. Его избирателям все равно, как он себя ведет (сложно сказать, идентифицирует ли себя кто-то как избиратель именно Слуцкого).

Может быть, в будущем решать подобные проблемы поможет закон с четким определением харассмента? Это типичная практика для Госдумы: придумать для любой ситуации закон, который должен решить конкретную проблему – вместо общества. В лучшем случае такие законы не работают, в худшем – служат инструментом поправки отчетности для силовых служб.

Также подписывайтесь и читайте новости на нашем Telegram-канале: @Newvz_ru

Григорий Левченко, Андрей Синицын

«republic.ru»