«Говорил, что работал в спецслужбах, называл громкие имена»

«Говорил, что работал в спецслужбах, называл громкие имена»

«Росбалту» удалось узнать, что рассказали ключевые свидетели по делу о контрабанде кокаина, обнаруженного в школе при посольстве в Аргентине

"He_said_that_he_worked_in_the_security_services,_called_big_names»Со слов свидетелей выходит, что главного фигуранта расследования Андрея Ковальчука дипломаты знали как бывшего сотрудника спецслужб и департамента безопасности МИД РФ. Он прилетал в разные страны с официальными делегациями. А за кружкой пива иногда делился воспоминаниями о службе.

400 кг кокаина под бюстом Ленина       

Крайне подробно следователям о том, как развивались события, рассказал завхоз посольства РФ в Аргентине Игорь Рогов. Из его слов следует, что на должность он был назначен в июле 2016 года, но по техническим причинам прибыл в Буэнос-Айрес гораздо позже. Сразу  начал принимать дела у прежнего завхоза — Али Абянова.  Процесс этот растянулся более чем на месяц, поскольку делал все медленно из-за болезни. Здание школы бывший завхоз передавал новому последним. Показывая помещение уборщиц  (под парадной лестницей), указал, что под грудой хлама находятся 12 чемоданов Андрея Ковальчука. Под хламом подразумевались списанные принтеры, сломанные стулья, кресла и бюст Владимира Ленина. При этом Али пояснил, что Ковальчук — это человек «из центра», то есть — из МИД РФ, который знаком со многими из посольства в Аргентине.  При обсуждении возможного содержимого чемоданчиков два завхоза решили, что там вино, так как дипломаты вывозят его из Буэнос-Айреса коробками.

В августе Абянов улетел в Москву, откуда поддерживал с Роговым общение по телефону. А в октябре позвонил и сам Ковальчук. Он пообещал в ноябре прилететь за своими вещами, хранившимися в школе, а заодно привезти подарки для ее учеников. А следом уже Абянов стал просить переслать его личные вещи и чемоданы Ковальчука самолетом, который должен  был вылететь в декабре. Рогов решил спросить разрешения на отправку у посла Коронелли. Тот признал, что один раз общался с Ковальчуком, который в ходе беседы называл имена известных людей. Однако ни про какие коробки посол ничего не знал. Тогда в присутствии первого секретаря посольства Воробьева чемоданы были вскрыты. Внутри оказались перетянутые изолентой брикеты, вокруг которых был рассыпан перец, и находились предметы бытовой химии. Взрезав один из брикетов, Рогачев и Воробьев увидели белый порошок. Информация сразу была передана в Москву, и из столицы на место прибыл специалист ФСБ, который определил, что это — кокаин. Представители посольства и ФСБ связались с аргентинской жандармерией,  было решено провести совместную операцию.

Пиво, самолет для кокаина и бар Buller

Ковальчук звонил Рогову раз-два раза в месяц, интересовался судьбой чемоданчиков. И получал ответы, что их никто не трогает, но отправить в столицу не получается по разным причинам.

В октябре 2017 года Ковальчук прибыл в Буэнос-Айрес на частном самолете. Его сопровождали Владимир Калмыков (позже было установлено, что он организовывал самолет), Иштимир Худжамов  и два каких-то гражданина, вроде бы — жители Латвии. Однако в ФСБ решили, что осуществлять контролируемую поставку на частном самолете рискованно. Поэтому Рогова моментально отправили в служебную командировку. А Ковальчуку другие сотрудники посольства заявляли, что без завхоза забрать чемоданы невозможно. Ковальчук улетел, но ему было обещано, что груз вышлют на самолете в декабре. В ноябре 2017 года Андрей, вновь прибыв в Буэнос-Айрес, предложил Рогову встретиться.  ФСБ одобрила такое общение, и завхоз отправился в бар Buller, в котором его ждал Ковальчук. Они два часа пили пиво и болтали о жизни. При этом Ковальчук говорил о себе. Он сообщил, что работал в российских спецслужбах, называл в числе своих знакомых высокопоставленных лиц. Также он пояснил, что до работы в спецслужбах служил в вооруженных войсках и является психологом. У Рогова сложилось впечатление, что Ковальчук — человек, «приближенный к властным структурам, вращающийся в этих кругах и имеющий большие возможности».

Визитер поинтересовался и судьбой чемоданов, на что ему было сказано, что их обязательно отправят в Москву в декабре 2017 года.

Первый секретарь посольства Олег Воробьев сообщил, что познакомился с Ковальчуком в  феврале 2016 года на приеме в посольстве по случаю визита в Аргентину делегации МВД. Ковальчук был представлен Воробьеву как сотрудник департамента безопасности МИД РФ, при этом у него сложилось впечатление, что Андрей хорошо знаком с прежними руководителями посольства и действующими сотрудниками МИД РФ.

«Мои чемоданы с кофе подменили на наркотики»       

Корреспонденту «Росбалта» удалось через посредника пообщаться с Андреем Ковальчуком. По его версии, изучив информацию о контрабанде кокаина, окончательно убедился, что стал жертвой провокации. По словам Андрея, в июле 2016 года он приобрел в Буэнос-Айресе на сумму, эквивалентную $70 тыс., кофе, спиртное и сигары. В номере гостиницы «Полицер» этот товар был упакован в восемь чемоданов. Потом эти восемь чемоданов на машине Ковальчук привез в школу посольства и поместил в подсобное помещение, причем без всякой упаковки. Однако, согласно материалам дела, российские спецслужбы обнаружили там 12 чемоданов, которые были в скотче и специальной бумаге. Причем внутри оказался не товар, помещенный Ковальчуком, а кокаин. «У меня было шесть одноцветных чемоданов и два — с цветочками. В Москву же доставили 12 чемоданов, все с рисунком. Это не мои вещи. Кто-то их подменил. Я уже связался с отелем, чтобы изъяли записи камер наблюдения, на которых видно, что я выхожу с восемью чемоданами. Это подтверждает и перевозивший меня водитель. Машина нигде не останавливались. А потом откуда-то появились уже 12 чемоданов, причем — не похожих на мои», — сообщил «Росбалту» Ковальчук.

О месте своей работы он ответил уклончиво: «правильно будет указать, что я являлся техническим персоналом посольства РФ в Берлине».

 «Мы полагаем, что столкнулись с провокацией, организованной на высоком уровне, — рассказал агентству адвокат Ковальчука Владимир Жеребенков. —  Как вы думаете, если бы Ковальчук знал, что в чемоданах кокаин, стал бы он лично названивать всему посольству и признавать, что это его груз? Если это чемоданы Ковальчука, то почему на них нет его отпечатков пальцев? И таких вопросов я могу задавать десятки. Мой доверитель готов общаться со следователями, но пока взял паузу для сбора доказательств своей невиновности. Находясь в СИЗО, это сделать невозможно.  И у нас уже есть все документы и свидетельства очевидцев, подтверждающие, что Ковальчук к обнаруженному кокаину никакого отношения не имеет».

Также подписывайтесь и читайте новости на нашем Telegram-канале: @Newvz_ru

Юрий Вершов

«rosbalt.ru»