Особенности банкинга Оксаны Лут

Особенности банкинга Оксаны Лут

Почему терпит убытки «Россельхозбанк» на фоне возрождающегося сельского хозяйства

oksana_lut_rosselhoznabkВ конце прошлого года впервые за многие годы правительство РФ признало работу одного из ведущих российских банков, Россельхозбанка, неудовлетворительной. Министр финансов Антон Силуанов в интервью ТАСС заявил, что вся прибыль РСХБ за 2017 год пойдет на погашение долгов.

«К сожалению, из-за малоэффективной работы банка нам приходится формировать дополнительные средства, чтобы банк работал, выполнял обязательства перед кредиторами», — заявил министр. — Поддержка из бюджета в размере 20 млрд рублей, которая будет оказана банку в этом году, тоже пойдет не на дивиденды и выполнение дополнительных обязательств, а на то, чтобы рассчитаться по долгам и увеличить объемы кредитования», — подчеркнул Силуанов.

По причине теперь уже официально признанной правительством РФ неэффективной работы РСХБ по самого последнего времени ежегодно докапитализировался по программе поддержки сельского хозяйства. Так, в 2015 году банк получил из бюджета в капитал 10 млрд рублей, в 2016 году – 8 млрд рублей, в 2017 году – еще 5 млрд рублей. Помимо этого существенную поддержку неэффективному банку оказало, например, Росимущество, которое в августе выкупило допэмиссию РСХБ на 25 млрд рублей. Всего в 2018–2020 гг банк ожидал получить с ее помощью еще 60 млрд рублей!

Неэффективность банкинга РСХБ точно подсчитана аналитиками рынка. Так, средняя маржа РСХБ в прошлом году составила 2 процента, в то время как средняя по сектору – выше 4 процентов.

Специалисты и аналитики банковского дела связывают проблемы РСХБ с большим числом проблемных кредитов. Чтобы избежать больших невозвратов, банку необходимо создать резерв, который сможет удержать финансово на плаву РСХБ. Дополнительный капитал на резервы и устранение неприятностей потребуется не малый: более 50 миллиардов рублей. Государство, как стало ясно, не в силах делать такие капиталовложения, поэтому и не включило РСХБ в государственный бюджет 2018-2020.

Несмотря на заявления представителей банка о том, что они справятся с проблемными кредитами и долговой нагрузкой без финансирования государства, аналитики склоняются к худшему развитию событий. Велика вероятность, что организация может повторить судьбу санируемых «Открытия», «Югры» и «БинБанка».

Нелишне напомнить, что проблемные кредиты и долговая нагрузка не беспокоили РСХБ вплоть до 2010 года, когда в банк пришло новое руководство, и на должность директора Департамента организации работы с клиентами-ключевого подразделения РСХБ была назначена Оксана Лут. Ранее она возглавляла управление по работе с непрофильными активами в «Ростехе», где так обозначала мейнстрим своей деятельности:

«Обязательно привлечем независимых оценщиков и обеспечим максимальную прозрачность по всем видам работ, связанных с использованием непрофильных активов». Решение, что делать с непрофильным активом — перепрофилировать, сдать в аренду, продать, реконструировать или начать новое строительство, будет принято после анализа. Все действия будут согласованы с предприятиями и холдингами, входящими в госкорпорацию».

Но, как оказалось, и в «Ростехнологиях» и в РСХБ Оксана Лут действовала по совершенно иной схеме, не имеющей ничего общего с эффективным менеджментом. «Функция госпожи Лут заключалась в то, что она проводила с помощью «дружественных структур» так называемую независимую оценку активов по ликвидационной стоимости, — так охарактеризовало деятельность этого «высокоэффективного» топ-менеджера одно из региональных изданий, изучив, как Оксана Лут реализовывала проекты в Алтайском крае. — Как показывает практика, обычно в таких ситуациях новые хозяева уже известны. И, как правило, именно они и заказывают такие масштабные рейдерские захваты».

Именно с появлением в банке Оксаны Лут, как пишет автор публикации, «РСХБ превратился в настоящего рейдера. Одно за другим посыпались дела против крупнейших и проверенных заемщиков в регионах России. Банк начал требовать досрочный возврат кредитов, пачками подавать иски, инициировать псевдогромкие расследования. У тех, кто не мог вовремя вернуть долги, отбирали активы».

Жертвами такой с позволения сказать кредитной политики РСХБ стали, как пишет издание, самарская группа «Аликор», 10 элеваторов, которые РСХБ забрал за долги у некогда одной из крупнейших зерновых компаний России — «Настюша», крымский рыбопромышленный холдинг «Синее море», крупнейший производитель мяса в Ленинградской области «Парнас-М», сахарные заводы «Евросервиса», мясной переработчик «Бурятмясопром», зерноперерабатывающее предприятие ООО «Зерностандарт-Кострома», столичное ОАО «Мельничный комбинат в Сокольниках» и т.д.

Из наиболее крупных сельхозпредприятий, попавших под банковский каток РСХБ, которым управляла Ольга Лут, можно назвать лидера птицеводства и пищепереработки Приволжья, одну из крупнейших птицефабрик России «Акашевская» и Алтайский агрохолдинг «Изумрудная страна».

Оксана Лут во всех случаях действовала по отработанной до мелочей схеме: наиболее чистые и не обремененные долгами активы оценивались по ликвидационной стоимости, то есть за гроши, новым хозяевам, «а старым владельцам придется отдавать РСХБ непонятно как образовавшиеся долги.

Вместо того, чтобы тщательно и со знанием дела кредитовать российских сельхозпроизхводителей, менеджмент РСХБ, где первую скрипку играла Оксана Лут, созначтельно доводил их до банкротства и забирал их активы.

Собственно говоря, отсюда и растут, как говорится, ноги огромного числа проблемных кредитов РСХБ. В этом и причина реального парадокса: в то время как российский агропром демонстрирует устойчивый рост, ведущий государственный сельхозбанк показывает рекордные убытки.

В правительстве это прекрасно понимают и не горят более желанием потворствовать специалистке по « независимой оценке» Оксане Лут, чьими стараниями один крупнейших системных банков России пришел на грань банкротства и, по мнению участников рынка, просто не способен уже самостоятельно справиться со своими проблемами.

То, что в российском банковском секторе не все благополучно, с этим, как говорится, спорить, не приходится. Все ясней становятся основные причины неэффективной работы многих кредитных организаций, включая даже такие системообразующие, как Россельхозбанк, менеджеры которого ухитрились вогнать банк в кризисное состояние на фоне мощного роста российского агропрома, кредитовать который можно и нужно было с пользой не только для самих аграриев, но и для РСХБ. Здесь налицо беда многих государственных структур, в которых разработка корпоративной стратегии доверена молодым специалистам, которые не имеют ничего общего с профессионалами старой школы, которые не путали, как говорится, свою личную шерсть государственной и дорожили как своей, так и корпоративной репутацией.

По всей очевидности, Оксана Лут с самого начала своей карьеры в РСХБ довольно цинично, надо думать, избрала для себя иные критерии успеха, а совет директоров банка до недавних пор закрывал на это глаза, поскольку государственная поддержка позволяла затыкать черные дыры банковского баланса. Остается лишь догадываться, какой ущерб был принесен в итоге российскому агропрому в результате либерализма Минфина и регулятора в отношении упомянутых  неэффективных менеджеров этой кредитной организации. Хотя, возможно, российским правоохранителям все же придется оценить этот ущерб и взвесить его на весах беспристрастной Фемиды.

Игорь Михайлов

«Rospres»