Доктор едет, едет. В белых «Жигулях»

Доктор едет, едет. В белых «Жигулях»

За закрытыми воротами автобазы скорой в центре Петербурга стоят десятки заметенных снегом микроавтобусов «Форд». Как объяснили «Фонтанке» их водители — это жертвы импортозамещения. По воле Дмитрия Медведева «неотложка» будет чаще приезжать к жителям Северной столицы на «Газелях», или даже на «Жигулях»

The_doctor_is_coming,_coming._In_white_"the_Zhiguli»Водителей неотложек массово начали пересаживать с привычных им «Форд Транзит» на отечественные разработки, которые были закуплены по распоряжению премьер-министра Дмитрия Медведева. Иномарки теперь стоят в резерве, или просто заметены снегом в ожидании списания. По словам их водителей, замена неполноценная — как для шофера, так и для пациентов. Один из них рассказал «Фонтанке» о ситуации, попросив не открывать его лица.

The_doctor_is_coming,_coming._In_white_"the_Zhiguli»
Фото: Михаил Огнев
The_doctor_is_coming,_coming._In_white_"the_Zhiguli»
Фото: Михаил Огнев
The_doctor_is_coming,_coming._In_white_"the_Zhiguli»
Фото: Михаил Огнев

— Как началась замена?

– Еще года 1,5 – 2 года назад вся автобаза была заставлена «Газелями». Пришло 60 машин, и они все стояли. А сейчас ситуация поменялись кардинально: вся автобаза заставлена автомобилями «Форд», причем относительно новыми.

Изменения начались полгода назад. Потихонечку стали внедрять «Газели». Поначалу мы не обращали на это внимания. Но теперь это бросается в глаза. У нас в отделении скорой помощи при поликлинике (ОСМП) 10 машин. Если раньше из них была всего одна «Газель», а все остальные были «Форд», то теперь «Форда» осталось три. Остальные – «Газели» и Lada Largus.

Начальник автоколонны мне сказал, что ему было приказано поставить два Lada Largus в ОСМП, и ради них пришлось «снять» «Форд» 2016 года выпуска, потому что старые «Газели», которые там уже есть, было велено не трогать.

— От «Фордов» решили совсем избавиться или всё-таки их как-то используют?

– Есть такое понятие — резерв. Сидят водители в специальной комнате, стоят машины. Если где-то ломается автомобиль, вместо него тут же посылается резерв. Не может же медицинская бригада без машины работать. Так вот раньше приезжали старые «Газели». А сейчас в качестве резерва присылают новые «Форды». Недавно у нас сломалась «Газель» 2016 года выпуска, так вместо неё приехал «Форд» 2014-го.

— Это коснулось и скорой помощи, и реанимации, которая ездит на серьезные происшествия?

– Нет, на такие вызовы ездят бригады городской станции скорой помощи (изменение коснулось районной скорой — той, что мы привыкли называть неотложкой). Мы ездим на вызовы, которые не предполагают госпитализации. Приехал врач с кардиографом, показания снял, укольчик сделал — вот это все. Служба 03, реанимация – это все «Форд». А на неотложку бросили «Газели» и «Лады». Была поставлена задача, чтобы они все работали на линии.

— То есть вы не возите пациентов?

– Возим. Количество госпитализаций очень приличное – практически на каждом втором вызове.

— А что делать в «Ларгусе» с пациентом? Это же легковушка.

– В медицинском «Ларгусе» снято заднее сиденье и за водительским креслом расположены салазки. На них коротенькие узенькие носилки – от водительского сиденья до задней дверцы. Спецсигналов на «Ладе» нет — только красный крест. Обычно это вызовы из-за температуры, давления и так далее. Но бывает, что надо и отвезти пациента.

The_doctor_is_coming,_coming._In_white_"the_Zhiguli»
Фото: Михаил Огнев

— Чем плохи «Газели» ?

– Это середина прошлого века. Это рессорная подвеска сзади, на которой пациент, даже если к носилкам пристегнут, подпрыгивает до потолка на «лежачих полицейских». Это двигатели в 103 лошадиные силы, которые при общем снаряженном весе «Газели» в 2,5 тонны вообще никуда не едут. Ни о каких радиоприемниках, стеклоподъемниках электрических там и речи не идет. Этого нет как класса.

Что говорить… Водитель, для того чтобы закрыть машину, должен выбежать с ключом и закрыть 4 двери: левую, правую, заднюю и боковую. Все ключом. Чтобы открыть — то же самое. Никакого центрального замка. И это машина 2016 года выпуска!

Даже небольшого роста врачу в «Газель» забраться проблематично. Ступенька очень высокая. Приходится девушкам часто помогать попасть в машину. Еще неудобные в газелях носилки. Для того, чтобы их вытащить и закатить их с больным обратно, надо сделать в три раза больше операций, чем на «Форде».

— Есть же и что-то хорошее в «Газели».

– Единственное, что там есть приличного, — гидроусилитель руля. Без него было бы совсем печально. А еще «Газель» выше, чем «Форд», и по дворам на ней ездить удобнее. Можно перескочить через поребрик, например. «Форд» его цепляет брызговиками.

— Может быть, «Газель» стоит дешевле?

– Безусловно, «Газель» стоит дешевле. Но есть же другие расходы. Например, расход дизельного топлива у «Форда» – 13,5 – 13,9 литра на 100 км. Расход топлива на «Газели» — 25 литров бензина. Разница в 2 раза. А когда поездишь по дворам, на первой-второй передаче, то бывает и больше.

— А у водителей и врачей выбор есть?

– При распределении нарядов среди медиков идет возня, чтобы на «Газель» не попасть. Каждый день на любой станции делается наряд на конкретную машину. Люди договариваются. А водители машину не выбирают. В приказном порядке звонит диспетчер: «Так, завтра эту машину на автопредприятие сдайте, вы пересаживайтесь вот на это». Мы – как солдаты. Конкретная бригада водителей закреплена за конкретным автомобилем. Бригада – это 3 – 4 человека, которые работают по сменному графику.

Пенсионеров пересаживают на «Ларгусы». Там более низкая тарифная ставка, а человек и так получает пенсию — значит, можно спокойно ему уменьшить заработок на 5 – 7 тысяч рублей.

The_doctor_is_coming,_coming._In_white_"the_Zhiguli»
Фото: Михаил Огнев

— А сколько всего составляет месячный заработок?

– По третьему классу, если работаешь сутки через трое (это 8 – 9 суток в месяц), получаешь 43 – 45 тысяч рублей чистыми на руки. При пересадке на «Ларгус» зарплата получается около 38 тысяч при той же смене.

— Зачем делается вся эта замена? Кому нужны «Газели»? 

– Я в транспорте без малого 40 лет. Я понимаю, что Горьковский автозавод надо спасать. Я понимаю, что Волжский автозавод надо спасать. Но я сомневаюсь что это Дмитрий Анатольевич сказал директору нашей автобазы снять «Форды» и заменить их «Газелями» и «Жигулями». Я думаю, что команда прошла в Минздрав, в комздрав. И каким-то светлым головам надо просто отчитаться о выполнении национального проекта. А на чем водители работают и на чем возят людей — им вопрос десятый.

В Комздраве «Фонтанке» заявили, что «массовость» замены преувеличена. 

– Нельзя называть замену массовой, – заявили в пресс-службе ведомства. – «Фордов» все равно больше, чем «Газелей» и «Лад». Ежегодно какие-то машины добавляются, какие-то списываются – парк постоянно обновляется. На новых машинах, естественно, ездят. Да, на территории автобазы действительно стоят машины. Они выведенные из эксплуатации – стоят под списание или на ремонте.

Директор СПб ГКУ «Автобаза скорой и неотложной помощи» Алексей Белов также заявил «Фонтанке», что нарисованная нашим собеседником ситуация не соответствует действительности. Соотношение отечественной и иностранной техники, несмотря на поступления отечественных машин, в автопарке в процентном соотношении всё еще высоко — примерно 80 на 20.

По его словам, на автобазе около 600 автомобилей скорой помощи, из которых на городской станции медицинской помощи в Санкт-Петербурге работают 200 автомобилей (это «Форд»). В районных отделениях скорой медицинской помощи при поликлиниках работают 360 машин, еще 40 машин работают в режиме неотложной помощи.

Действительно, на автобазу поступили 60 «Газелей» по федеральной программе и были закуплены 40 автомобилей Lada Largus, которые с 1 января 2018 года работают в режиме неотложной помощи в тех же районных поликлиниках. Они эволюционно сменили более старые машины – раньше там работали «Газели» и «Форды».

– У нас все реанимационные бригады ездят на автомобилях на базе «Форд Транзит», – сообщил Белов. – А если говорить про неотложную помощь, то там полноценный автомобиль скорой избыточен. Они выезжают на неэкстренные вызовы, и нет необходимости в большом количестве оборудования.

Кроме того, глава автобазы считает, что новая «Газель» все равно лучше, чем списываемый 8-летний «Форд» (машины 2014 – 2015 годов, как он уверяет, никто списывать не будет).

– «Газель» в любом случае отработает 5 лет. А что будет с «Фордом» через 5 лет? Ему будет 13 лет! А эксплуатация у нас интенсивная, круглосуточная, из года в год. Износ очень большой, – заявил Белов. – Если стеклоподъемника нет (в чем я сомневаюсь), то я не считаю, что это влияет на качество оказания медицинской помощи.

Также подписывайтесь и читайте новости на нашем Telegram-канале: @Newvz_ru

Илья Казаков

«fontanka.ru»