Ни рубля для ОПК

Ни рубля для ОПК

Зачем «Альфа-банк» публично отказался от работы с российской оборонкой

A_penny_for_defense3 января первый зампред совета директоров «Альфа-банка» Олег Сысуев заявил о том, что банк прекращает обслуживать предприятия российской оборонной отрасли, чтобы снизить риски международной деятельности. Решение крупнейшего частного банка России дистанцироваться от ОПК связано со вторым пакетом американских санкций, принятым летом 2017 года ― с того момента в черный список может попасть любой контрагент российских оборонных предприятий и спецслужб. В ответ на новые санкции российское правительство предложило засекретить перечень банков, работающих с гособоронзаказом, и перевести госзакупки на закрытые торговые площадки. Позже появились слухи о создании монопольного госбанка для финансирования оборонки на базе «дочки» Внешэкономбанка «Глобэкс», которая вскоре должна быть передана на баланс Росимущества.

Основатель «Альфа-групп» Михаил Фридман еще в декабре публично озвучил позицию банка в отношении клиентов из ОПК, но острую реакцию она почему-то вызвала именно сейчас. К высказыванию Сысуева крайне неодобрительно отнесся вице-премьер Дмитрий Рогозин, отметив, что банк не был уполномочен работать с гособоронзаказом: «Не даю этическую оценку заявлению руководства Альфа-банка «…». Просто обращаю внимание на то, что Альфа-банк действительно просил, но так и не получил разрешение работать со средствами гособоронзаказа». В банке, впрочем, пояснили, что речь идет о прекращении кредитования и предоставления военным предприятиям расчетных услуг, а не о работе со средствами гособоронзаказа. В кредитный портфель «Альфы» среди прочего входили «Уралвагонзавод», «Гражданские самолёты Сухого», дочерние компании «Ростеха» и структуры Минобороны.

Что касается гособоронзаказа, то право привлекать на депозиты средства оборонных предприятий имеет лишь ограниченный круг российских банков, которые принадлежат государству и имеют лицензию на работу с гостайной. В последние годы включение в систему гособоронзаказа стало для банков возможностью заработать легкие деньги на колоссальных военных бюджетах. Так, по оценкам эксперта по военной экономике Василия Зацепина, только в рамках комбинированной схемы финансирования госпрограммы вооружения банки выделили предприятиям ОПК 1,4 трлн рублей кредитов под госгарантии, заработав на этом более 300 млрд рублей. В 2016 году «Альфа» безуспешно добивался включения в эту схему, но отказ правительства в конечном счете сыграл банку на руку: в феврале российский крупный бизнес ожидает новый санкционный пакет от США, который может стать более болезненным и масштабным, чем предыдущие. Риторика руководства банка про разрыв с ОПК ― как раз попытка перестраховаться от этой угрозы.

В отличие от Рогозина, широкая патриотическая общественность не стала воздерживаться от этических суждений и обрушилась на «Альфа-банк» с обвинениями в преследовании шкурных интересов и в нежелании переходить на военные рельсы в трудное для страны время. В ход пошли аргументы об израильском гражданстве Фридмана и об участии украинского филиала «Альфы» в финансировании АТО на Донбассе. Однако патриоты упустили из виду тот парадоксальный факт, что политика частного банка отличается от действий госкорпораций и госбанков разве что большей степенью публичности. К примеру, «Сбербанк» и ВТБ не только до сих пор не работают в Крыму, но и платят сотни тысяч долларов американским лоббистким фирмам за поиск путей смягчения санкций. « <…> мы ничем не отличаемся от Сбербанка, от ВТБ, от банков, которые оперируют долларами, имеют корреспондентские счета в США, мы, конечно же, ограничиваем в этом смысле свои риски», ― цитирует Сысуева Business FM.

Открытое партнерство с российским режимом обходится бизнесменам и банкирам во все более высокую цену. В 2015 году «Альфа-банк» вынужденно закрыл представительство в Нью-Йорке, а год назад ключевые фигуры топ-менеджмента банка, Михаил Фридман и Петр Авен, были названы американской прессой советниками Владимира Путина в связи с вмешательством в президентские выборы в США. Несмотря на вытеснение с западных рынков капитала, руководству «Альфы» все еще есть, что терять: Фридман, по данным Forbes, за прошлый год вложил $5 млрд в иностранные компании ― больше всех остальных российских бизнесменов. Более того, история с Крымом показывает, что даже ВТБ и «Сбербанк» могут предпочесть отказаться от прибылей с гособоронзаказа, чем попасть под жесткий санкционный каток. Это означает, что в ближайшее время нас ждет новый виток дискуссий об экономическом суверенитете России и степени патриотизма отечественных бизнес-элит.

Также подписывайтесь и читайте новости на нашем Telegram-канале: @Newvz_ru

Арнольд Хачатуров

«novayagazeta.ru»