Центробанк ждет тебя

Центробанк ждет тебя

Как работает новая схема санации

The_Central_Bank_is_waiting_for_youГлавный аналитик Сбербанка Михаил Матовников 20 декабря в интервью РИА «Новости» рассказал о том, какие опасения вызывает новая схема санации банков через Фонд консолидации банковского сектора (ФКБС): банки вынуждены агрессивно привлекать средства, в том числе госкомпаний; при этом у Центробанка, который одновременно является и акционером, и регулятором, возникает конфликт интересов.

Любопытно, что работа новой схемы началась фактически с письма другого аналитика. В августе директор по работе с состоятельными клиентами УК «Альфа-Капитал» Сергей Гаврилов посоветовал этим клиентам «дистанцироваться от риска», исходящего от четырех крупных банков – «ФК Открытие», «Бинбанка», Московского кредитного банка и Промсвязьбанка. Гаврилов предположил, что «ситуация вокруг них может быть окончательно решена уже этой осенью». Разразился скандал, аналитика вызывали на ковер в ЦБ, «Альфа-Капитал» отзывала письмо и т.д. Но в конце августа ЦБ объявил о санации «Открытия», в сентябре – о санации «Бинбанка». А 15 декабря временное управление было введено в Промсвязьбанке.

Краткие итоги четырех месяцев работы новой схемы санации по просьбе Republic подводит управляющий директор Национального рейтингового агентства Павел Самиев.

В чем причины бедственного положения крупных банков, попавших под санацию?

Причины проблем у всех банков сходные: рискованная стратегия ведения бизнеса, покупка крупных активов на заемные средства, активное кредитование собственников без должного внимания к риск-менеджменту. Кроме того, и «Открытие», и «Бинбанк», и Промсвязьбанк также ранее выступили санаторами других кредитных организаций.

Еще одна важная причина, сопровождающая возникновение проблем и ускоряющая его, – негативный информационный фон, его быстрое распространение, отток средств со счетов клиентов.

Зампред ЦБ Василий Поздышев недавно заявил, что политика Промсвязьбанка не была нацелена на кредитование собственников. Тем не менее масса кредитов независимым от банка и от собственников компаниям стали проблемой.

Сколько денег потрачено на спасение? Что это за деньги и должны ли банки их вернуть?

Оценки расходов на санацию варьируются. Например, в октябре тот же Поздышев называл сумму около 800 млрд рублей, потраченных на спасение «Открытия» и «Бинбанка». А размер проблем в Промсвязьбанке оценивался в последнее время в 100–200 млрд рублей.

Зачастую в размер ⁠стоимости санации включают ⁠все средства, ⁠которые регулятор выделяет в разных формах на проведение санации. ⁠Но это неверно: средства, которые регулятор (инвестор) направляет в санируемый ⁠банк, – это ⁠кредитные, возвратные и платные ресурсы, ⁠в том числе краткосрочные, это не «затраты» на санацию или на закрытие дыры, если корректно понимать термин «затраты». Также дырой часто называют все активы, по которым есть некоторая неопределенность или претензии регулятора (например, необходимо дообеспечение, дорезервирование; требуется дополнительный анализ заемщика и т.д.), но и это неверно – сложные, даже проблемные активы еще не обязательно невозвратные.

Все средства, которые нужны на санацию, можно разделить на две части. Первая часть – невозвратная; деньги, идущие на покрытие проблем, то есть фиксация некоего входящего убытка. Вторая часть – средства на временное поддержание ликвидности либо финансирование санации, но на возвратных условиях. Это могут быть в том числе и средства на докапитализацию, так как полученный капитал далее не предполагается в ходе санации проедать, а в случае впоследствии успешной продажи инвесторам – обязательно вернуть и даже получить прибыль. Скажем, по средствам на поддержание ликвидности возврат идет практически сразу. Например, у «Открытия» объем задолженности перед ЦБ всего за два месяца (июль и август) превысил 1 трлн рублей – это было замещение быстро утекающих рыночных пассивов. В сентябре банк уже успешно вернул 350 млрд рублей.

К каким экономическим последствиям могут привести эти масштабные интервенции? Чем хороша и чем плоха новая схема санации?

В этом году ЦБ разработал и уже применил на трех упомянутых банках новую модель санации через Фонд консолидации банковского сектора.

Санацию много критикуют из-за высокой цены вопроса. Однако именно быстрая реакция на развивающиеся события самих банков и способность регулятора оперативно снимать негативный информационный фон стали ключевыми для решения проблемы. Трудности в этих крупных банках в итоге не вылились в проблемы для всего рынка, не создали масштабного банковского кризиса.

Новая модель санации отличается от старой тремя принципиальными моментами.

Первое. Раньше санатором выступал частный инвестор – в подавляющем большинстве случаев это был банк или финансовая группа. Санатор получал льготный кредит от Агентства по страхованию вкладов (близкая к нулю ставка по кредиту и очень длинный срок – до 20 с лишним лет). Сейчас санатор – Фонд консолидации банковского рынка, и фактически ЦБ через него становится владельцем банка. Раньше это были частные санации, но на дешевые госденьги.

Второе. Санируемые банки в старой модели могли не исполнять нормативы, и их оздоровление было фактически не ограничено по времени. То есть банк на санации и через год, и через два мог продолжать нарушать нормативы, показывать убытки и списывать все новые объемы проблемных активов (или не списывать, а сидеть с ними и дорезервировать, что совсем не лучше).

Теперь же банк с началом санации должен сразу не только обеспечивать бесперебойную операционную работу, но и исполнять все нормативы и требования. То есть специальный режим регулирования к нему не будет применяться.

Третье. Раньше предполагалось, что для частного инвестора-санатора смысл участия в этом процессе именно в том, что он получал очень дешевое финансирование, которое по идее перекрывало объем проблем, и мог дальше докапитализировать санируемый банк и выводить его в нормальный режим.

Сейчас сразу происходит докапитализация, но банк работает на первых этапах как госбанк. А после того как он станет операционно рентабельным и самодостаточным, его можно продавать на рынке полностью или частично.

Насколько реально будет найти покупателей?

В результате оздоровления банки действительно могут снова вернуться на рынок, новая модель санации это предполагает. Тогда расходы, которые ЦБ понес на спасении банков, будут сокращаться. В принципе, у банков уже начинают появляться новые клиенты – речь пока идет о «Бинбанке» и «Открытии». Обновление клиентской базы постепенно приведет к запуску нового бизнеса и новому выходу на рынок.

Да, это определенный вызов рынку: доля банков с госучастием и так уже больше двух третей от активов сектора, а в некоторых сегментах и более 70%. Важно, чтобы санируемые банки стали в конечном счете снова частными.

Впрочем, огосударствление рынка происходит не столько за счет этих новых банков в Фонде консолидации, сколько по причине мощного перетока клиентов в государственные банки на фоне кризиса доверия и общей ситуации на банковском рынке. Проблема в том, что чем дальше, тем этот процесс все сильнее будет давить на конкуренцию, а значит, и снижать общую эффективность на рынке.

Как вы оцениваете возможный конфликт интересов ЦБ как акционера и регулятора в одном лице?

Новая модель санации, конечно, вызывает много вопросов в плане влияния на конкуренцию и особенно – в связи с потенциальным конфликтом интересов регулятора. Он действительно начинает выступать фактически как активный собственник санируемых банков, участвуя в управлении, ставя задачи в том числе по привлечению средств, росту объемов, структуре бизнеса.

Не могу сказать, что это существенный риск для рынка, это скорее неизбежный момент, и если не будет перегибов, то, как мне кажется, ничего страшного в этом нет. Да, ЦБ заинтересован в относительно быстром возврате тех средств, что дал санируемым банкам для замены утекающих рыночных пассивов. Сейчас эти банки действительно активно привлекают пассивы по ставкам выше, чем другие банки с госучастием, и выше, чем даже ряд частных банков. Однако это все же локальное явление – думаю, что уже в начале следующего года ставки у них будут на уровне других госбанков в среднем. Также не думаю, что санируемые будут вести агрессивную политику экспансии, скорее надо ожидать даже некоторого сокращения объемов их портфелей и совокупных активов.

Впрочем, пока итоги рано подводить: фактически даже полноценное новое управление – новая команда – только в декабре реально начинает работать в этих банках, так что выводы будем делать после первого квартала следующего года.

Также подписывайтесь и читайте новости на нашем Telegram-канале: @Newvz_ru

«republic.ru»