Как полицейский бутлегеров выкупал

Как полицейский бутлегеров выкупал

ФСБ задержала оперативника, который неосторожно поинтересовался у знакомого следователя тонкостями дела о подпольной водке. Взятка 100 тысяч за лояльность к бутлегерам сочтена оскорбительной

As_a_policeman_bootleggers_boughtПриморский суд Петербурга 13 декабря отправил под домашний арест сотрудника экономической полиции Романа Мишенина за посредническую роль в судьбе производителей суррогатного алкоголя. Он якобы хотел подкупить знакомого следователя СКР, чтобы на свободе остались изобретатели схемы по развозке подпольной водки по городу на автомобилях скорой помощи. Мишенин винит служебную охоту за информацией, ведь и она стоит дорого.

Почти год в Следственном комитете Всеволожска расследуется дело о подпольном производстве алкоголя. На 7 декабря 2017-го наметили масштабную реализацию. Обыски прошли по шестнадцати адресам. Фабрику по изготовлению брендовых водки и коньяка бутлегеры оборудовали в гаражах Кудрово. Точки хранения были раскиданы по всему Петербургу, от оптовой базы на Софийской до гаражей на Шуваловском. Со складов вывезли 75 тысяч готовых к продаже бутылок и тысячи литров спирта. Пустую тару тоже устали считать.

В тот же день, 7-го, в качестве подозреваемых были задержаны двое граждан Азербайджана – 39-летний Киримли и 31-летний Наврузов. Они считаются едва ли не ключевыми организаторами схемы развозки алкоголя по городу на автомобилях, раскрашенных под скорую помощь.

Мера пресечения Киримли и Наврузову во многом зависела от следователя. Максимальная санкция статьи 238 УК (первая ее часть) – до двух лет лишения свободы, а по Уголовно-процессуальному кодексу арест можно запрашивать для лиц, которым вменены преступления с наказанием более трех лет. Допускаются, конечно, исключения при очень веских основаниях, но вроде бы на совести Киримли и Наврузова отравленных не было.

Как считает следствие, 7 декабря состоялось еще одно значимое событие. На контакт со следователем Всеволожского СК Кириллом Адваховым вышел его знакомый, 28-летний оперуполномоченный экономической полиции Приморского УМВД Роман Мишенин. По официальной версии, в течение дня они встречались и созванивались несколько раз (такая плотность может быть объяснена тем, что полицейский входил в группу оперативного сопровождения дела о спиртном, обыски Приморского района тоже коснулись), и итогом переговоров стало то, что Мишенин предложил Адвахову 100 тысяч рублей за услугу – «поиграть» с мерами, не обращаться в суд с ходатайством об аресте бутлегеров. То есть по 50 тысяч за свободу каждого. Деньги, якобы подчеркнул оперативник, не его собственные, он только посредник от деловых партнеров Киримли и Наврузова.

Опять же официально, свидетелем предложения был еще один следователь СК, Али Гумбатов. Он или Адвахов довел информацию до своего руководства, доподлинно неизвестно, но за Мишениным оперативно установили контроль сотрудники УФСБ.

Полицейский и Адвахов встретились на следующий день, 8 декабря, на Фермском шоссе. Тогда, по версии СК, и состоялась передача денег. Но уголовное дело в тот день не возбуждалось, Мишенина с поличным не задерживали. За ним пришли через четыре дня – в восемь утра 12 декабря. Постановление о возбуждении дела по статье 291.1 УК «Посредничество во взяточничестве» датировано тем же числом.

Общение Адвахова и Мишенина фиксировалось на аудио. Встречу со следователем подозреваемый признает, но уверяет, что Киримли и Наврузова не знал, денег не передавал, а с Адваховым общался только из оперативного интереса, чтобы получить дополнительную информацию и вычислить других организаторов подпольного производства. Примерно похожую по смелости мысль в свое время на суде развивал подполковник транспортной полиции Левковский, уверяя, что на изъятые у него 36 кило наркотика стоимостью 10 млн рублей он намеревался изловить злодея, но тут набежала ФСКН и всю операцию одинокому рейнджеру сгубила.

Оперативника доставили в Приморский суд 13 декабря и попросили арестовать. По мнению следователя Пикалова, поведение Мишенина показало, что он игнорирует понятия закона и правопорядка. Его надо только в СИЗО, потому что он может скрыться. Эта потенция, как посчитал следователь Пикалов, подтверждается «отсутствием у Мишенина жены и детей». А еще оперативник может оказать давление на следователей СК Адвахова и Гумбатова, чтобы те изменили показания. И под домашний арест отправлять его опасно, потому что живет он с мамой и братом, а у них есть средства связи и доступ в Интернет.

Холостяцкий аргумент не сработал. Мишенина отправили под домашний арест.

«Обеспечить нормальный ход следствия может и такая мера пресечения», – заключила судья Светлана Комарецкая.

Киримли и Наврузову повезло меньше. Они заключены под стражу, уточнили «Фонтанке» в следственном управлении СК по Ленобласти.

Александр Ермаков

«fontanka.ru»