Кто и что на самом деле стоит за арестом Керимова?

Кто и что на самом деле стоит за арестом Керимова?

Может ли означать обвинение французскими властями российского сенатора и 21-го «Форбса» Сулеймана Керимова в «отмывании» денег то, что Запад опять пытается вмешиваться в нашу экономику и политику?

Итак, небезызвестный миллиардер, задержанный по прилете в аэропорту Ниццы, находился во Франции исключительно по личным делам – въезд в страну он произвел с обычным паспортом, а не с дипломатическим. В полицейском участке он провел двое суток, даже невзирая на протесты российского МИДа. Теперь выпущенному под залог и под подписку о невыезде Керимову может грозить до 10 лет лишения свободы – если будет доказано инкриминируемое ему «отмывание» десятков миллионов евро. Сам сенатор заявляет, что невиновен.

Прокурор Жан-Мишель Претр спустя 10 дней после инцидента дал большое интервью «желтому» местному изданию «20 минут», где описал якобы имеющую место схему ухода от налогов обвиняемым путем покупки люксовых вилл на Лазурном берегу «по дешевке» (по стоимости, заниженной почти в 5 раз). Там же он рассказал, что за несколько лет Керимов незаконно ввез в страну 750 млн евро наличными – в «дорожных чемоданах» (цитата), по 20 миллионов в каждом. Выступив с аналогичными заявлениями на суде, Претр добился увеличения суммы залога для сенатора с 5 до 40 миллионов евро. Покидать Францию обвиняемый все так же не имеет права.

Представители Керимова уверяют, что подобное обвинение абсурдно хотя бы потому, что по российскому закону сенаторы не имеют права приобретать зарубежную недвижимость – в декларации о доходах, подаваемой ежегодно, у миллиардера есть всего две квартиры в Москве, причем одна из них довольно скромна по размерам – 53 «квадрата».

Правда, с учетом 21-го места в списке «Форбс» в такое тоже поверить сложно – состояние Керимова, владельца компании «Полюс-Золото», оценивают в 6 млрд долларов. Поскольку с 2008 года он является сенатором, управление всеми его предприятиями перепоручено трастовым фондам, с 2013-го это один фонд – объединенный Suleyman Kerimov Foundation, зарегистрированный в Швейцарии и управляемый давним знакомым Керимова Александером Штудхальтером. Кстати, именно он и проходит по документам в качестве покупателя вышеупомянутых вилл – потому и следствие полагает, что на самом деле их владелец – не кто иной, как обвиняемый.

Французские СМИ отмечают, что предварительная «охота» на Керимова не велась – на Лазурном берегу немало роскошных вилл, и полиция потихоньку проверяет законность приобретения всех. В этом же случае «ажаны» заинтересовались неким юристом Стефаном Кьяверини, известным в узких кругах «специалистом» по уходу от налогов путем покупки недвижимости. Через довольно сложную цепочку правоохранители вышли на Штудхальтера, связанного с одним из клиентов Кьяверини, а затем и на Керимова.

С виду все выглядит пристойно, однако можно заметить одно интересное совпадение. Дело с нечистым на руку Кьяверини стали раскручивать почти сразу после введения ЕС антироссийских санкций – прошло тогда всего два месяца.

Имя Керимова, конечно, не фигурирует в санкционных списках, как и управляемые Suleyman Kerimov Foundation компании, однако странно тут не это. По отношению к Кьяверини суд проявил редкостную гуманность, предъявив ему обвинение в «отмывании» денег лишь спустя 5 месяцев после задержания. Все это время юрист пребывал в тюрьме и, похоже, охотно делился со следствием адвокатской тайной – конфиденциальными сведениями о крупных клиентах. Обвинение против сенатора строится, по всей видимости, именно на этой информации: до Штудхальтера французские следователи пока добраться не могут.

Еще один возможный источник – Тельман Исмаилов, бывший владелец печально известного «Черкизона», недавно перебравшийся, вероятно, с просьбой политубежища во Францию. Просто так подобный статус не предоставят – наверняка от Исмаилова потребовали поделиться компроматом как на российских бизнесменов, так и на представителей отечественной силовой верхушки. Не исключено, что главная цель задержания Керимова кроется как раз в необходимости получать дальнейшую информацию.

От действий французов миллиардер пострадал не только морально – сразу после задержания стали падать в стоимости акции компании «Полюс-Золото». Уже сейчас состояние Керимова уменьшилось на 117 млн долларов.

К слову, российский сенатор после автокатастрофы 2006 года имел серьезные проблемы со здоровьем – а потому есть сомнения, что он мог держать в руках те самые чемоданы с наличкой, о которых говорил прокурор Претр: их вес, если те вмещали 20 млн евро (со слов обвинения), составляет порядка 45 килограммов у каждого. При этом никто другой их нести не мог: дипломатический иммунитет, позволяющий без досмотра пересекать границу, был только у Керимова.

Как в свете вышесказанного не задуматься о том, что арест сенатора был демонстративным актом, призванным устрашить российских бизнесменов, держащих свои активы на Западе? Они, кстати, как раз задумались – и уже сейчас, по информации из неразглашаемых источников, некоторые отечественные предприниматели просят у правительства выпуска валютных облигаций. Цель таковых – вернуть капиталы «на историческую родину», дабы не подвергнуться аналогичному преследованию со стороны западных властей или не подпасть под новый виток санкций.

Правда, есть и еще одна версия, кулуарная – Керимов был посредником. То есть чемоданы с миллионами евро действительно ввозились во Францию, но принадлежали они не сенатору.

Это некая сборная сумма от депутатов Государственной Думы, предназначенная для инвестиций в недвижимость, а выбор пал на Керимова потому, что он хорошо разбирается в вопросе. Если это действительно так, то ситуация патовая. Деньги на «шопинг» сдавали явно не два-три человека – таковых было несколько десятков. Все 750 миллионов евро уже арестованы прокурором Претром. Ну а их истинным владельцам остается лишь смириться с подобным положением вещей – в противном случае есть риск пойти по столь странному уголовному делу в качестве соучастников.

Михаил Петров