Банкротство шахты «Заречная»

Банкротство шахты «Заречная»

Что с долгами?

The_bankruptcy_of_the_mine_"Zarechnaya"Судьба кемеровской шахты «Заречная» вызывает тревогу не только в регионе, но и в Москве: получат ли рабочие зарплату, не будет ли «голодного бунта»? С июня 2017 года новый собственник, ТОО «Уголь Казахстана», пытался прийти с «Газпромбанком» к мировому соглашению по процедуре банкротства шахт «Заречная» и «Алексиевская», Угольной компании «Заречная» и шахты «Сибирская». Однако, соглашение достигнуто не было.

Аман Тулеев, губернатор Кемеровской области, ещё 24 октября обратился в Генпрокуратуру. Вызвано это было долгами по зарплате в компании «Заречная», уже частично выплачиваемыми. Несмотря на то, что «Уголь Казахстана» с лета вложил в кузбасские шахты миллиард рублей и составил программу финансового оздоровления, глава региона заявил, что новым собственником в производство деньги не вкладываются.

О возможном интересе администрации Кемеровской области сменить собственника на «своего» сообщало издание «Урал: факты и комментарии». Теперь можно сказать, что попытка избавиться от нынешних владельцев удалась, так как по решению от 2 ноября, вынесенному на собрании кредиторов (крупнейший из них —  Газпромбанк), Арбитражным судом Кемеровской области введено конкурсное производство: 13 ноября на шахте «Алексиевская» и 20 ноября — на «Заречной».

В результате в силу ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» прекращены полномочия органов управления, и казахская компания больше не реализует права акционеров. Аналогичная процедура конкурсного производства будет введена на Угольной компании «Заречная» 27 ноября, а шахту «Сибирскую» та же участь ожидает до 12 декабря. Сейчас уголь добывается только на шахтоучастке «Октябрьский», который входит в состав шахты «Заречная».

К началу конкурсного производства у ОАО «Шахта «Заречная», где работают больше 3 тысяч человек, долг перед работниками по зарплате за октябрь–ноябрь составил 188,2 млн. рублей, перед бюджетом по НДФЛ — 149 млн. рублей, а по налогам и сборам только 1,4 млрд. рублей составила текущая задолженность (из общей, равной 2,4 млрд.). Конкурсным управляющим угольных предприятий теперь предстоит решить комплекс непростых вопросов.

Во-первых, сократить сотрудников (чего, кстати, не делал «Уголь Казахстана», стремившийся сохранить производственные возможности шахты) и при этом провести все положенные по трудовому и налоговому законодательству выплаты. Долги по зарплате обещают возвращать аж до конца 2018 года.

Во-вторых, оценить активы и согласовать с кредиторами способы их реализации, провести анализ сделок за три года – с 2013 до даты возбуждения дел о банкротстве. Кстати, «Уголь Казахстана» рапортовал о найденных после прежних хозяев серьёзных неучтённых нигде запасах угля и другой продукции. Вероятно, придётся проследить и судьбу этих «накоплений».

В-третьих, необходимо рассчитаться по обязательствам предприятия, соблюдая очередь, возникшую с 2016 года.

Так как в первую очередь в случае процедуры банкротства погашаются налоговые и судебные долги и только во вторую – задолженность по зарплате, шахтёры обоснованно переживают: хватит ли на них средств. Если нет, то предприятию-банкроту долги простятся, а вот люди задерживаемую до сих пор зарплату могут и не получить. Судьбу Угольной компании «Заречная» и горняков еще только предстоит решать. Например, по ряду мнений, перспективные угольные шахты с большими запасами угля могут закрыть, а затем открыть вновь, но уже с новым и не названным пока владельцем.

Пострадавшими от такого развития ситуации можно было бы считать не только здравый смысл, шахтёров и «Уголь Казахстана», но и «Ростех»: одним из крупнейших кредиторов и неформальным совладельцем шахты считалась уральская компания «УВЗ-логистик», входящая в концерн. Будут ли власти Кузбасса и новые владельцы шахты учитывать её интересы – неизвестно. Ещё один острый вопрос – социальная стабильность региона в предвыборный период. Нужны ли Кемерово весной 2018 года вышедшие на улицу недовольные шахтёры?

Семён Разумов

«sovsekretno.ru»