Чайка не сможет привлечь «Ночного губернатора» за создание Тамбовского ОПГ

Чайка не сможет привлечь «Ночного губернатора» за создание Тамбовского ОПГ

Получит ли Владимир Барсуков заслуженное наказание?

vladimir_barsukov_sudГенеральная прокуратура инициирует скорейший судебный процесс над петербургским «ночным губернатором» Владимиром Барсуковым, не желая возвращения к его ключевому делу. Более того, обвинение подозревает, что суд Северной столицы всячески затягивает процедуру, дожидаясь истечения срока давности, соответственно, помогая преступнику – в прошлом тесно связанному с печально известной Тамбовской ОПГ.

Как известно, дело Барсукова длится уже десятилетие, и апофеозом в череде инкриминируемых «ночному губернатору» злодеяний должно было стать создание преступного сообщества. Однако 25 октября текущего года такого не произошло: судья Куйбышевского суда Андрей Дондик сообщил, что дело следует вернуть в прокуратуру для устранения неких недостатков, а также для уточнения точного места и времени создания Тамбовской ОПГ. При этом получается, что упомянутые «недостатки» являются практически недоработкой генпрокурора: именно Юрий Чайка утверждал обвинительное заключение.

Разумеется, в прокуратуре столь серьезные обвинения в некомпетентности со стороны райсуда стерпеть не могли и встречно обвинили последний в «искусственном затягивании сроков разбирательства», в «нарушении прав на своевременный доступ к правосудию» и проч. Жалоба была принята горсудом, который 23 ноября 2017-го обещал ее рассмотреть.

Если результат окажется отрицательным для обвинения, то прокуратуре придется вновь вникать в мельчайшие подробности дела, по которому вот-вот истекает срок давности. И вариантов нет – если, конечно, хочется справедливости.

Что же так не понравилось судье Дондику в обвинительном заключении? Например, такой факт: Тамбовская ОПГ, как следует из документов, была создана «не позднее марта 2005-го», когда «ночной губернатор», тогда еще работающий охранником в «Розе ветров», предложил одному жителю Петербурга вступить в команду. Соответственно, по мнению Куйбышевского суда, преступная организация в тот момент уже имелась, наличествовали структурные подразделения. Барсуков, конечно, отрицает сам факт причастности к ОПГ, но если бы он вдруг решился пролить свет на данную историю, то мог бы вспомнить, например, о том, что еще в 2001-м Борис Грызлов упоминал «тамбовцев» в контексте их связи с руководящей петербургской элитой, а самого Барсукова именовали членом указанной ОПГ еще годом раньше – об этом говорил экс-начальник ГУВД Петербурга Анатолий Пониделко «Российской газете».

И это только информация из официальных открытых источников. А меж тем Барсуков «засветился» в откровенно гангстерской истории намного раньше даже этих упоминаний. Так, 1 июня далекого 1994 года его автомобиль расстреляли на улице Турку – классическая попытка «убрать» лидера криминалитета в те времена.

А еще за несколько лет до этого события, в декабре 1988 года, Александр Малышев, «оппонент» Барсукова, упоминал ту же тамбовскую ОПГ в неформальном разговоре. По словам Евгения Вышенкова, признанного знатока Петербурга и Ленинграда тех лет, дело происходило на Ленинском проспекте в ресторане «Паланга». Та встреча Малышева с «коллегами» оказалась фатальной: именно с этого момента криминальная субкультура города на Неве была разделена на две преступные группировки.

Из других обнаруженных судьей Дондиком несостыковок стоит отметить фигурирующее в документах место создания криминального структурированного сообщества – развлекательный комплекс «Золотая страна» на Владимирском проспекте. В 2007 году, в августе, именно там правоохранителями был задержан «ночной губернатор». Однако в Ленинграде конца 80-х, когда о «тамбовских» уже говорили в определенных кругах, такого заведения попросту не существовало, а сам Барсуков предпочитал ресторан «Нева». Евгений Вышенков считает, что все основные дела элита преступной группировки обсуждала именно там. Его точку зрения подтверждает даже художественная литература: в романе «Крыша» и знаменитом «Бандитском Петербурге» о «карьере» «ночного губернатора» сказано немало – и практически документально.

Словом, претензии судьи Куйбышевского суда выглядят если не полностью справедливыми, то как минимум обоснованными. Одно плохо: создание ОПГ – преступление особо тяжкое, и пятнадцатилетний срок давности по нему действительно истек, так что виновный, если он таковым является, может остаться безнаказанным. Потому обозначенный в документах дела «март 2005-го» остается единственной надеждой генпрокуратуры на свершение правосудия.

Сергей Семенов