Жену ключевого свидетеля по делу Вороненкова на Украине подвергли пыткам

Жену ключевого свидетеля по делу Вороненкова на Украине подвергли пыткам

Дарью Мастикашеву похитили на улице и обвинили в том, что она — «российская террористка»

The_wife_of_a_key_witness_in_the_case_Boronenkov_in_Ukraine_was_torturedУбийцы Дениса Вороненкова и «теракты в Москве», похищение и пытки, любовь и безнадежность. История одной из самых известных полизаключенных на Украине, Дарьи Мастикашевой, которую назвали «российской диверсанткой» — одна из самых показательных для современной истории Украины.

До Нового года между Украиной и Донбассом должен состояться обмен пленными, долгожданный впервые за длительный период безвременья и умалчивания, пустых обещаний, данных на «очередном Минске». Это стало возможно после недавнего личного звонка Путина главам самопровозглашенных республик.

Донецк и Луганск требуют, чтобы всех меняли на всех. В их списках значатся бывшие ополченцы, беркутовцы, спецподразделение МВД Украины, участники Майдана со стороны Януковича, а также политзаключенные.

Одна из самых известных на данный момент политических заключенных на Украине, чья фамилия также внесена в этот перечень — 30-летняя Дарья Мастикашева, трехкратная чемпионка Украины по тхэквондо. Ей инкриминируют измену родине, шпионаж в пользу России, подготовку терактов.

Однако гражданский муж Даши уверен, что дело не в ней, а в нем, так как на данный момент он является одним из ключевых свидетелей российского расследования убийства бывшего депутата Дениса Вороненкова, сбежавшего в Киев вместе со своей супругой Марией Максаковой и расстрелянного в марте этого года на улице.

СБУ уже официально объявила, что Дарья Мастикашева продалась России и планировала диверсии — только почему-то по очень запутанной схеме, взрывы должны были происходить на российской территории руками украинских военнослужащих. «Главная новинка российских спецслужб — использование втемную участников АТО для прикрытия своих операций», — категоричен глава Службы безопасности Украины Василий Грицак.

По сведениям Грицака, Дарья Мастикашева, имеющая вид на жительство в России, вербовала украинцев, чтобы те переправлялись в Москву, устраивали там теракты, а затем специально сдавались ФСБ, подставляя Незалежную. Такая вот сложная провокация.

Генералы уличных карьеров

Когда я впервые услышала эти имя и фамилию — Дарья Мастикашева, в памяти что-то шевельнулось. Фотография изуродованной на допросах девушки, избитой, с заплывшим глазом, на первый взгляд ничего мне не говорила.

А на второй… Даша Мастикашева! Бог ты мой! Что же с нею стало!

…Я помню Дашу по 2015 году. Собственно говоря, тогда мы и познакомились. Худенькая, смелая, она лихо водила по Москве большую черную машину и только недавно приехала из Украины, где шла гражданская война. Сама Дарья была не из Новороссии, но откуда-то поблизости — из Днепродзержинска. Она очень переживала, что дома остался ребенок, маленький сын, что там мама и как-то нужно всех вытаскивать, но как?

Сама без кола и двора, с таким трудом оформляла разрешение на временное проживание — два года назад, в 2015-м, этот документ выписывали уже со скрипом, квоты на беженцев закончились, тем более что Даша не жила на Донбассе. Кстати, о войне мы с ней говорили очень мало, в основном о спорте.

Трехкратная чемпионка Украины по тхэквондо, Даша болела спортом, мечтала о том, как с помощью обычной уличной атлетики и дворового футбола станет вытаскивать из плохих компаний беспризорных и неприкаянных мальчишек.

Она общалась с этими ребятами на одном с ними языке — языке улиц. «Золотая лига» — так называлась организация, которую возглавляла Дарья. Она ездила по российским регионам, добивалась приема у самого высокого начальства, уговаривала чиновников провести чемпионаты по воркауту и затем шла по дворам с давно разрушенными спортивными площадками, собирала ребят, бесцельно тусующихся по подъездам, и лично показывала им, что возможна и другая жизнь.

«Футбольный фристайл, паркур, слэклайн — это же так здорово!» — сыпала Даша совершенно незнакомыми мне, дилетанту, терминами. «Нужно собраться всем вместе и проводить международные соревнования, фестивали уличных видов спорта, ведь для этого даже особые вложения не нужны — из любой балки и скамейки во дворе можно сделать настоящий спортивный снаряд», — воодушевленно объясняла она.

Я даже пообещала Даше как-нибудь написать про воркаут, черт, как же переводится это слово? Но вскоре благополучно забыла — казалось, что тема эта слишком мелкая, недостойная больших, на полосу, публикаций. В конце концов это же не про войну.

Потом Даша потерялась из виду, кто-то мне рассказал, что она вышла замуж. Называли и имя ее супруга — Сергей Соколов, бывший глава службы собственной безопасности Бориса Березовского, человек неоднозначный и с непростой репутацией, с ним мы тоже как-то пересекались, и я подумала, что, значит, у Дашки все хорошо…

Похищение на улице

В августе этого года Даша Мастикашева была похищена неизвестными лицами в Днепродзержинске, куда приехала навестить маму и собрать сына в школу, лишь через несколько дней она объявилась в СИЗО СБУ — и тут же пошла официальная информация: диверсантка, российская террористка, якобы ее автомобиль, где спецслужбы провели обыск, был буквально нашпигован взрывчаткой.

Позже Даше удалось передать через адвоката свою версию произошедшего.

На дороге ее машину заблокировали с двух сторон неизвестные автомобили черного цвета. Из них выбежали четверо мужчин в балаклавах и с оружием в руках, они потребовали, чтобы Даша немедленно открыла свое авто, двое из нападавших выбили автоматами ветровое и водительское стекла.

«Они повалили меня на пол, надели наручники и запихнули в черную «Ладу», на голове у меня тоже были пакет и балаклава, стали избивать в живот и грудную клетку кулаками. На каждый мой вопрос: «Кто вы такие?» — просто били».

На попытку Даши узнать, куда ее везут, похитители пренебрежительно бросили: «А ты не догадываешься?» Затем все-таки проговорились, что они патриоты Украины и что с Дашей хотят «пообщаться». Кто? Где? Когда?

В подвале с железной дверью единственное окно было забетонировано, так что определить свое местонахождение оказалось нельзя. Зато на бутылке с водой, которую пила Даша, стояла надпись, что та изготовлена в Луганской области.

«Где я нахожусь?» — «А ты догадайся?» — «Под Донецком или Луганском?» — «Вот, блин, прокололись», — с досадой произнес один из похитителей, когда Даша показала ему маркировку на бутылке. «Тогда они признались, что они «Правый сектор» (организация, запрещенная в РФ) и что скоро я все узнаю».

Через час заявились еще двое, и начались пытки, Дашу раздели, бросили на пол, сели на нее верхом и пакетом на голове душили до тех пор, пока она не отключилась. Затем привели в чувство и спросили, согласна ли она сказать то, что они прикажут, на видеокамеру.

Истязания продолжались очень долго. Менялись только лица и методы. Какие-то неизвестные люди пытались вколоть ей в руку содержимое шприца, жидкость темно-коричневого цвета. Затем дали прочитать текст по бумажке. Главный, так его определила Даша, пригрозил, что если она не подчинится, то они привезут сюда ее ребенка вместе с матерью и зарежут у нее на глазах. «Я согласилась выучить текст наизусть. Пока они его записывали на видео, я ошибалась три раза, за это меня опять били. После того как съемка закончилась, мне дали в руки оружие и спросили, готова ли я убить человека. Что это будет на меня компромат».

На следующее утро ее опять повезли куда-то. Сопровождавшие Дашу похитители постоянно переписывались по вайберу, звучали незнакомые имена — Дима, Вася, Серый. Рядом с Днепропетровском ее пересадили в другой автомобиль, снова долго ехали, затем девушку завели в какое-то официальное здание, через час в кабинет вошли двое. Один — черноволосый, высокого роста, в белой рубашке, синем костюме и черных туфлях, как показалось Даше, он всем и командовал — с ненавистью произнес: «Ну что, проститутка, попалась? Теперь тебе конец».

В другом кабинете висела благодарственная табличка с именем подполковника СБУ Жадана Ильи Игоревича. Так Даша поняла, что она не у бандитов, а в Службе безопасности Украины. Хотя какая разница?

«Вся схема убийства Вороненкова у меня есть»

В последний раз мужа Даши Мастикашевой Сергея Соколова я видела в марте на съемках программы про убийство Дениса Вороненкова, оба мы выступали на ней в качестве экспертов — я как журналист, незадолго до побега Вороненкова и Максаковой в Киев делавший с ними интервью для глянцевого журнала, Соколов же пересекался с бывшим депутатом Госдумы еще раньше, по полуэкономическим-полукриминальным делам. «Вороненков был решальщиком. То есть за деньги обещал прекратить любое уголовное дело. Но из обещанного не делал практически ничего», — откровенно рассказывал Соколов журналистам.

Убийство Вороненкова расследовали сразу две страны, не желая делиться друг с другом. Киев очень скоро объявил, что заказчики и исполнители убийства беглого российского политика известны. Это якобы ФСБ и бывший гражданский муж Максаковой — вор в законе Владимир Тюрин.

В нашем Следственном комитете расследование еще идет. Проверяются связи убитого Вороненкова, все обиженные и подставленные им люди. Коих немало. Одним из ключевых свидетелей является Сергей Соколов.

Мы встречаемся возле метро. И я вижу, как сильно он сдал за последние полгода. Будто бы совсем другой человек. «Понимаешь, я прошел Чечню, Албанию, всю эту мерзость 90-х годов, Березовского… Но даже в тогдашнем беспределе были четкие правила: не трогать женщин и детей. Поэтому я был уверен, что Дашке ничего не грозит».

— Она знала про твою работу?

— Были, конечно, моменты, когда она просила рассказать, чем я занимаюсь. Но я видел, что это совсем не ее, что она на глазах тухнет и что ей все эти дела, интриги, расследования совсем не интересны. Она ж спортсменка.

— Ты действительно знаешь, кто убил Вороненкова?

— Да, даже могу прислать тебе схему его убийства. Кто готовил оружие, кто селился в гостиницу и разрабатывал план, кто исполнил заказ. Днепровские, днепропетровская ОПГ — это не значит, что они из этого города, просто название такое — как у нас измайловские, ореховские.

Еще в январе 1994 года по указанию Черномырдина я работал в предвыборном штабе Кучмы, который баллотировался в президенты. Понятно, что мне приходилось часто ездить на Украину. Я поддерживал отношения с огромным количеством народа: из СБУ, МВД, из криминальной среды. Моей целью было создать информационную сеть, деньги на которую в том числе я получал и от своего тогдашнего работодателя Бориса Березовского.

— Информация была нужна для чего-то конкретного?

— Не всегда. Просто информация ради информации. Ведь то, что не востребовано сегодня, завтра может стать настоящей бомбой. К тому же я понимал, что рано или поздно, но добром это не кончится, начнется война — так как власть на Украине является преступной по своему составу, а выборы — лишь передел сферы влияния между ОПГ.

Уже в 2004 году в Днепропетровске из числа бандитов начали создаваться народные дружины, которые потом получат статус «национальной гвардии» и нацбатальонов — «Азов», «Донбасс», «Айдар», «Днепр». Финансировал это движение олигарх Игорь Коломойский — Беня.

Цель создания этих подразделений одна — завоевание власти, отъем чужих ресурсов и бизнеса. Все это по пищевой цепочке шло на самый верх иерархии с участием спецслужб, правительства и так далее. Некоторые члены группировки со временем стали мне продавать интересную информацию, в том числе документы и видео, я получал от них детали совершения различных преступлений — это и порнобизнес с участием малолетних мальчиков и девочек, и транзит наркотиков, амфетаминов, которыми снабжают сегодня все спецподразделения в зоне АТО, ну и заказные убийства.

— Когда Вороненков сбежал на Украину как политический диссидент, ты не удивился?

— Нет. Но я знал, что он плохо кончит. Осенью 2016 года один из членов днепропетровской ОПГ сообщил, что у Вороненкова, который к тому времени находился в Киеве, начались финансовые дела с самим Беней. Тот дал ему деньги на раскрутку.

Я попытался объяснить, что это за человек, Денис Вороненков, и что верить ему нельзя, что он кинет и Коломойского, как перекидал всех в Москве. В ответ мне со смехом пояснили, что тогда его ждет участь Аксельрода (украинский строительный магнат, сам себе поставивший памятник в центре Днепропетровска, был застрелен неизвестными велосипедистами в 2012 году).

— Прогнозы сбылись?

— Да, как оказалось, Вороненков все-таки кинул Беню. Но на январь 2017-го никаких указаний относительно того, что с ним делать, моим информаторам не поступало.

Об убийстве Дениса я сам узнал из СМИ 23 марта. Тогда же связался со своими людьми, и один из них вообще отказался со мной разговаривать на эту тему, зато другой довольно подробно объяснил, как все было.

Что заранее подобрали из группировки двух проверенных стрелков: Боксера — Павла Паршова (непосредственного исполнителя) и Соболя — Игоря Гончара, который должен был ликвидировать киллера. Об участии друг друга в убийстве они не знали. Так же как и о том, кого нужно ликвидировать — им сказали, что «цель» — обычный коммерс-москаль, который кинул Беню на приличную сумму.

Простым исполнителям было сказано так, тем, кто повыше, добавили чуть больше правды — что все согласовано на самом верху и что этим убийством появится возможность «пнуть москалей, Кремль и Путина, обвинив во всем Москву».

— Какой гонорар получили за заказ киллеры?

— Боксеру, насколько мне известно, передали 250 тысяч гривен. И еще 500 тысяч — Соболю. Боксеру подробно показали схему и точку «огня», которая должна была находиться за пределами угловой камеры видеонаблюдения. После выполнения заказа исполнителю объяснили, что он должен пересечь Пушкинскую улицу и сесть в автомобиль «Рено» серебристого цвета. На этой машине его должны были вывезти из Киева — Боксеру объяснили, что это вынужденная временная мера. Фотографию «цели» обещали показать уже на точке, также было сказано, что объект будет не один, но его спутник не представляет никакой угрозы — это «свой опер» из СБУ.

— А какое задание дали Соболю?

— Соболю пояснили, что его в Днепродзержинске подберет экипаж, отвезет в Киев, где он должен ликвидировать человека, на которого ему укажет некий «инструктор», тоже человек из СБУ. Чем все закончилось в реальности, мой информатор, как и я, узнали из СМИ. После моего выступления по российскому телевидению по поводу убийства Вороненкова этот человек очень сильно обиделся и сказал, что больше не будет со мной общаться. На что я ему сказал, что купил эти сведения и поэтому могу распоряжаться ими так, как хочу.

Мужские игры

Сергей и представить себе не мог, что в их мужские игры, такие значимые, серьезные, важные, окажется замешана ни о чем не подозревающая Даша. Что ему не простят разглашения данных по днепропетровской ОПГ и ее связях с СБУ в российских правоохранительных органах. Но отвечать за это придется ей. «В тысячу раз проще, когда подставляешь только себя. У меня столько раз так бывало — и всегда выходил сухим из воды… Я готов поменяться на Дашку в любую минуту, но они не согласились…»

Последняя записка Дарьи Мастикашевой из тюрьмы, она передала ее для матери и сына накануне объявления долгосрочной голодовки: «Дорогие мама и Данечка! У меня нет больше сил терпеть унижения и пытки со стороны СБУ. Не имея никаких прав на защиту или хотя бы на человеческое отношение, я решила объявить голодовку в знак протеста против произвола подонков, похитивших и пытавших меня, издевающихся надо мной в тюрьме.

Не знаю, сколько мне еще осталось… В диком холоде, сырости и темноте камеры я мечтаю о тебе и Данечке. Очень хочу вас обнять. Прощай, мама!»

В начале ноября в камеру к Дарье подселили уголовницу-наркоманку, та специально нарывалась, выясняя с ней отношения, чтобы уж точно повесить на арестованную девушку эпизод с нанесением тяжких телесных, но Дарья не поддалась. И тогда ее попытались поместить в психбольницу.

Спортсменку поставили в известность, что она должна пройти принудительную судебно-психиатрическую экспертизу. Пять часов она ждала, пока ее туда отвезут, на сквозняке, легко одетая, в холодной транзитной камере. Поднялась температура, воспалились лимфоузлы, дергался лицевой нерв. Но следствие ждало не этого, им нужно было получить официальное медицинское заключение о якобы имеющем место психическом заболевании Дарьи Мастикашевой — тогда ее положили бы на принудительное лечение в специализированную больницу на неопределенный срок, а само уголовное дело по терроризму и госизмене, в котором практически нет никаких доказательств, кроме эмоций, — я видела публиковавшиеся в украинской прессе материалы — само собой, сошло бы на нет…

«Когда жена написала мне письмо «оттуда», я неделю не мог собраться с мыслями и его прочитать, не было сил, слезы стояли в глазах. Все, что я, что мы можем делать для Даши — это чтобы расследование ее уголовного дела проходило как можно более открыто, с участием правозащитников, международных организаций. То, что на данный момент она жива и более-менее нормально себя чувствует — это все из-за поднявшейся шумихи на Украине и в России. Иначе бы они ее просто сгноили…» — говорит муж Сергей Соколов.

«Мамочка! Я не хочу, чтобы ты умирала. Я хочу гулять с тобой, обниматься и целовать тебя. И бабушка тоже так хочет. Я уже знаю, что ты в тюрьме, но ведь в тюрьму сажают только плохих людей, а ты очень хорошая», — написал письмо маме в СИЗО и 10-летний Даниил.

Между тем неправительственная правозащитная организация Human Rights Watch сделала официальное заявление о том, что Служба безопасности Украины два дня удерживала Мастикашеву без предъявления ей обвинения и не давала связаться с внешним миром, что ее подвергали запрещенным пыткам, в то время как в ее машину могли подкинуть сколько угодно доказательств террористической деятельности.

В СБУ утверждают, что им неизвестно, кто похищал чемпионку, им молодую женщину просто передали, подбросили к зданию госбезопасности.

На сегодняшний день уголовное дело в отношении «российской диверсантки» Дарьи Мастикашевой продолжается. Да, со стороны Донбасса она включена во все списки по обмену, но насколько согласится отдать столь «ценный товар» СБУ?

«Они ее не отдадут. Не отпустят. Они осудят ее, чтобы сделать ее освобождение еще дороже. Потом Дашу, может быть, потребуют поменять вообще на двадцать человек. Об этом обязательно нужно написать, чтобы помешать их сценарию. Заранее огромное спасибо. Твой убитый горем друг Сергей Соколов».

Екатерина Сажнева 

«mk.ru»