Скованное творчество

Скованное творчество

Чем занимаются, лишившиеся свободы, бывшие чиновники

Constrained_creativityБывший глава Минэкономразвития собрался написать книгу под домашним арестом. «ДП» посмотрел, чем занимались другие чиновники, оказавшиеся в местах предварительного заключения или лишения свободы. Как оказалось, в отличие от бизнесменов они выбирали менее практичные занятия.

Экс-министр экономического развития Алексей Улюкаев, находящийся под домашним арестом, рассказал, что пишет книгу о хорошей жизни. На это он уже пытался намекнуть еще на прошлом заседании суда, когда журналисты, привыкшие, что экс-министр все время является на слушания с какой-нибудь книжкой, поинтересовались, что они читает сейчас. Улюкаев же тогда многозначительно заявил: «Сегодня я пишу. Сегодня чукча не читатель, а писатель. Вам только хи-хи да ха-ха, а тут серьезное дело». Дело, конечно, все-таки более творческое, чем серьезное. И вот что интересно: подобные занятия свойственны именно чиновникам, оказавшимся под арестом или уже непосредственно в местах лишения свободы. Вот предприниматели, попав за решетку, продолжают вести активную в той или иной степени деятельность, вплоть до того, что налаживают бизнес, даже лишившись свободы. Например, бывший бизнесмен и создатель крупнейшей финансовой пирамиды Бернард Мэдофф, уже пребывая в тюрьме, организовал там подпольную торговлю какао, почти полностью монополизировав рынок учреждения. Российский же бизнесмен Сергей Полонский прямо в «Матросской тишине» начал готовиться к президентским выборам, сагитировав как минимум трех заключенных отдать голоса в его пользу. Что же касается российских чиновников, то они, оказавшись в неволе, выбирали скорее занятия для души — сочиняли стихи, писали картины, а также готовились к изданию собственных литературных трудов. В общем, судя по всему, занимались всем тем, на что не могли выкроить время, находясь на службе.

Читатели и писатели

Написание книг в местах предварительного заключения, будь то помещение в СИЗО или домашний арест или непосредственно в тюрьме — то, чем увлеклись многие российские чиновники. Так, например, один из фигурантов «дела Гейзера», экс-начальник отдела информации администрации главы Коми Павел Марущак, находясь в следственном изоляторе, начал писать книгу «Как выжить в российском СИЗО». Бывший глава Мари-Эл Леонид Маркелов, оказавшись в СИЗО, хоть, по собственным словам, и испытывал трудности с вдохновением, но все же писал стихи в камере. Сначала из-под пера экс-губернатора вышло произведение следующего содержания:

«Днем субботним влепили пощечину,

Не помог мне святой оберег.

Меня выбросили на обочину,

Прямо в грязный апрелевский снег».

А уже месяц спустя, видимо, пережив творческий кризис, Леонид Маркелов написал масштабное обращение к Владимиру Путину в стихотворной форме. В стихе бывший чиновник просил помиловать его и уверял, что не брал взятку, в получении которой его обвинили.

Те, кто сам не брался за написание книг и стихов, предпочитали чтение. Так, например, бывший губернатор Сахалинской области Александр Хорошавин, по словам его адвоката, выписывал деловую прессу, а также брал в библиотеке «Матроской тишины» поэзию и русскую классику, в частности, читал романы Достоевского. Экс-глава Коми, оказавшись в СИЗО «Лефортово», тоже активно погрузился в чтение — он просил родственников передавать ему книги, которые потом дарил следственному изолятору.

Экс-мэр Владивостока Игорь Пушкарев, попав в следственный изолятор, продолжал вести активную жизнь в соцсетях, в частности, посоветовал подписчикам прочитать книгу Ивана Миронова «Замурованные».

Активная жизнь

Но как бы активно ни вел себя в социальных сетях бывший мэр Владивостока, образ жизни бывшей чиновницы Минобороны Евгении Васильевой после помещения под домашний арест был куда более насыщенным. Будучи ограниченной стенами своего дома (впрочем, есть мнение, что вырваться время от времени ей все же удавалось), экс-госслужащая проявила максимум своих творческих способностей. Она написала сборник стихов, сочинила песню «Тапочки», посвященную бывшему главе Минобороны Анатолию Сердюкову, и даже сняла клип. Кроме того, «в заточении» экс-чиновница увлеклась живописью — она написала портреты Алексея Кудрина, того же Сердюкова и еще ряд произведений. После освобождения Евгения Васильева щедро преподнесла свои произведения в дар Русскому музею, но там, немного подумав, от них все же отказались.

Бывший губернатор Кировской области и вовсе наладил в СИЗО личную жизнь, по крайней мере формально. О его намерении жениться, находясь под арестом, стало известно еще в 2016 году, а совсем недавно он все-таки реализовал задуманное.

Маргарита Кудрявцева 

«dp.ru»