Хозяева приехали

Хозяева приехали

Пока одни мигранты торгуют наркотиками и собой, другие зарабатывают миллионы

The_owners_cameМигрантам, хлынувшим в Европу в поисках новой жизни, Германия представлялась раем. Они были уверены: заполучив столь желанный статус беженца, они обзаведутся отдельным жильем и будут купаться в деньгах и социальных благах за счет немецких налогоплательщиков. Реальность оказалось жестокой, а страна не вполне готовой всех переварить. Многих «понаехавших» ждали переполненные центры по приему беженцев и недовольство местных жителей. Едва сводя концы с концами, бывшие инженеры, учителя и врачи шли мыть окна и разгружать фургоны. Выходцы из африканских стран и Афганистана ежедневно пополняют ряды драгдилеров, сутенеров и проституток. Однако немало и тех, для кого Германия стала страной, где сбылись их самые смелые мечты. «Лента.ру» рассказывает, чем может обернуться для беженцев переезд в одну из богатейших стран мира и как обустраиваются бегущие от исламистов жители Ближнего Востока..

Интим предлагать

«Эти мигранты, которым мы предлагаем за деньги спать с немецкими мужчинами и женщинами, обязательно должны быть молоды и красивы. Скажем так, от 16 и старше, но, конечно, чем они моложе, тем дороже стоят. С каждой такой встречи я получаю откат в размере 20 евро. Сам парень — от 30 до 40 евро», — это признание охранника одного из берлинских лагерей для беженцев в эфире телеканала ZDF в конце октября потрясло всю Германию.

Так, немцы узнали, что внутри лагерей для беженцев налажены целые сутенерские сети. Сводниками выступают охранники, наперебой предлагая нуждающимся в деньгах мигрантам выйти на панель. Многие соглашаются, не видя других перспектив. «Я ненавидел то, чем занимался, мне было так противно, но другого выхода не было, а мне слишком сильно нужны были деньги», — сокрушается 20-летний афганский беженец, добавляя, что спрос на такие услуги в последнее время стремительно растет.

Молодые мигранты из Афганистана, Ирана и Пакистана обычно начинают заниматься проституцией в 18 лет, как только остаются на мели, — в этом возрасте их исключают из системы поддержки юных мигрантов. По словам охранника, мужчинам грех жаловаться — им платят в три, а порой и в четыре раза больше, чем женщинам, которые и без того постоянно подвергаются насилию в центрах по приему мигрантов.

Точное число беженцев, занимающихся проституцией, не сообщается. Известно только, что за прошлый год их количество выросло в разы. Договариваются о встречах через охранников и специальные интернет-форумы, однако есть и те, кто ищет клиентов в общественных местах. Так, одна из главных достопримечательностей Берлина — парк Тиргартен — превратилось в место тусовок пожилых геев и молодых беженцев.

Однако не всегда занятие проституцией — осознанный выбор «понаехавших», нередко они становятся жертвами криминальных банд, которые продают их в рабство. Зачастую в ловушки преступников попадают молодые женщины, а также дети и подростки, путешествующие без сопровождения взрослых. Те, кто не занимается сексом за деньги, обычно торгуют «дурью» на улицах немецких городов.

Опасное соседство

Мигрантка по имени Сара долгое время с семьей скиталась по лагерям для беженцев, мечтая переехать в отдельную квартиру. Недавно такая возможность появилась — удобное жилье в красивом доме недалеко от центра немецкой столицы. Сара не знала, что район Марцан, куда в последнее время расселяют многих мигрантов, известен своими крутыми нравами. Улицы Марцана расписаны свастиками и нацистскими лозунгами — эту часть города наводнили бесчисленные националистические и расистские группировки.

Сара признается, что в последнее время боится выходить на улицу. «Однажды я стояла на перроне вместе с сыном, к нам подошел 12-летний мальчик и плюнул в меня. Его мама никак на это не отреагировала. На прошлой неделе в трамвае мужчина ударил меня сумкой по голове и начал оскорблять за то, что на моей голове был платок», — рассказывает пострадавшая.

The_owners_came
Полиция дежурит около здания школы в Марцане
Фото: Fabrizio Bensch / Reuters

Ультраправые практически ежедневно избивают мигрантов и нападают на лагеря, в которых те проживают. По словам многих из них, жизнь в этом районе стала для них настоящим адом: нападки, унижения и оскорбления стали привычной частью их жизни. Впрочем, об этих историях с атаками на беженцев немецкие власти предпочитают умалчивать, вместо этого охотно публикуя рассказы об успехах мигрантов, переехавших в страну.

«В детстве я мечтал стать порноактером»

Пока одни сирийские дети грезили стать врачами, учителями, водителями или торговцами, Антонио Сулейман хотел сниматься в кино, причем не в обычных фильмах, а в порно. В Сирии об этом нельзя было и мечтать, однако, когда он сбежал от боевиков террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России) в Германию, перед ним открылись все двери.

The_owners_came
Сириец Антонио Сулейман еще в детстве мечтал сниматься в кино
Фото: @syrian_pornstar

Когда ему исполнилось 18 лет, он впервые оказался на съемочной площадке и буквально опьянел от радости, согласившись сниматься в первой ленте практически бесплатно. «Вот такой подарок я захотел сделать Германии. В этой стране я наслаждаюсь свободой, могу делать то, что мне было категорически запрещено дома», — рассказывает 19-летний Сулейман.

С псевдонимом для съемок в фильмах для взрослых он решил не заморачиваться, назвавшись Сирийской Порнозвездой. Это имя и правда принесло ему удачу — сейчас он самый известный порноактер из раздираемой войной страны, на счету которого десятки фильмов. Однако путь на вершину был довольно тернист. «Когда немецкие продюсеры узнавали, что я из Сирии, их отношение ко мне становилось резко негативным, зачастую меня просто отказывались брать на работу (…) Многие сирийцы в Германии заявляют, что не сталкивались с национализмом и что все здесь хорошо. Думаю, что они лгут сами себе», — сетует он.

Впрочем, вместе со славой на Сулеймана и его семью обрушился нескончаемый поток угроз от проживающих в Германии соотечественников, которым его творчество пришлось не по вкусу. В соцсетях звезды постоянно появляются желчные комментарии о том, что он «марает сирийское тело».

Не оценили творчество сирийца и многие немцы, считающие, что у них и без него в этом бизнесе хватает талантов. Сам актер старается не обращать на них внимания, продолжая заниматься любимым делом. «Да, я использую свое тело, использую его для того, чтобы показать, что оно может заниматься любовью, сексом, оно существует не только для того, чтобы впоследствии умереть», — отвечает мужчина злопыхателям.

Учи немецкий, пригодится

В Германии появились сотни сайтов, пестрящих рассказами о том, как приехавшие в ФРГ беженцы совладали с немецким языком и добились больших успехов. Одним из таких примеров интеграции стала история 37-летнего сирийца Анаса Кодаимати и его семьи. В квартире сирийца нельзя догадаться, что ты попал к немцу в первом поколении — повсюду расставлены милые сердцу любого бюргера вещицы, полки ломятся от немецких книг, стены украшают сувениры с Октоберфеста и фотографии из туристических походов.

The_owners_came
Анас Кодаимати вместе с семьей занялся пешим туризмом, как и большинство немцев
Фото: страница Anas Kodaimati в Facebook

Из Сирии до ФРГ Анас, его жена, трое их детей и племянница добирались более двух месяцев. Оказавшись в Германии в 2015 году, Анас первым делом засел за немецкую грамматику, потом устроился на работу и записался с семьей в секцию пешеходного туризма. «Ведь это нечто такое — истинно немецкое», — заверил он родственников.

Занимаясь каждые выходные хайкингом, он обзавелся немецкими друзьями. «Мой шестилетний сын говорит, что ему очень нравится в Германии, здесь так красиво, а еще, помимо всего прочего, есть центральное отопление и горячая вода», — делится отец семейства, добавляя, что несмотря на все блага, оставаться на чужбине не намерен: «Как только война закончится, мы сразу отправимся домой. Я хочу восстановить свою родину из руин», — твердит он как мантру.

Однако есть и те, кто настолько прочно осел в ФРГ, что уезжать не собираются. Так, Рани из Ирака вначале и мечтать не мог о том, что когда-нибудь откроет здесь свой бизнес. Вместе с семьей он покинул Мосул, когда ситуация в городе «достигла своего предела». Около двух месяцев в пути — и вот долгожданная Германия и столь желанный статус беженца. Однако, несмотря на то что семья исправно получала пособия, домовладельцы не хотели сдавать мигрантам жилье и брать их на работу.

Тогда Рани обратился в один из центров по изучению языка. Выучив немецкий, он в течение нескольких лет не мог найти себе хорошую работу. Тогда и пришла идея — открыть собственный бизнес. Немецкие власти пошли ему навстречу и отправили Рани на специальные курсы для будущих предпринимателей.

Через некоторое время он открыл бакалейную лавку, которая приносит неплохую прибыль. В планах — заняться ремонтом мобильных телефонов. «Учите немецкий — это ключ к успеху. Те, кто работают, живут здесь намного лучше, чем в своих странах, а также пользуются многими правами», — делится он секретом успеха с другими «понаехавшими».

Спокойствие, только спокойствие

С ним согласен беженец Фирас Альшатер, ставший известным немецким комиком. В соцсетях ролики, на которых он рассказывает немецким бюргерам о том, какими их видят мигранты, набирают десятки тысяч просмотров.

В первом ролике он решил поставить эксперимент: вышел в центр Берлина с завязанными глазами с плакатом на груди, на котором было написано, что он мигрант, к тому же мусульманин, а значит, у граждан ФРГ есть все основания для того, чтобы считать его террористом. Но несмотря ни на что, он предлагает немцам обняться с ним. «Я доверяю вам, а вот верите ли вы мне?» — задавался вопросом сатирик. По его словам, дожидаясь, когда же его заключат в объятия на продуваемой Александр-Платц, он едва не окоченел и хотел было все бросить. Но внезапно к нему подошел мужчина и сделал с ним селфи. После этого к Альшатеру выстроилась очередь из желающих обняться. «Их как будто прорвало. Тогда я понял: немцы — это те, кто долго запрягают, но быстро едут. Так что теперь я абсолютно уверен: интеграция выгорит, просто нужно запастись терпением», — резюмирует он.

Несмотря на локальные истории успеха, в целом ситуация вовсе не такая радужная: устроиться на работу ежемесячно получается лишь у каждого пятидесятого беженца. Учитывая, что в страну приехали сотни тысяч человек, цифра небольшая. При этом наиболее распространенными стали профессии, не требующие дополнительного образования — грузчики, уборщики и продавцы в ресторанах быстрого питания, а также те, которые требовали специальную квалификацию — дальнобойщики, мясники и кондитеры. Менее 20 процентов из них устроились на более престижные должности, требующие высшего образования.

Безусловно, процесс «переваривания» беженцев в Германии идет достаточно медленно. Несмотря на то что кому-то из мигрантов удается наладить жизнь в новой стране, нередко сирийцы и иракцы становятся источником проблем для местных жителей и для полиции. На этом фоне все большую поддержку получают ультраправые политики внутри страны, противоречия между немцами нарастают. Не будет преувеличением сказать, что от того, удастся ли «архитектору» наплыва беженцев канцлеру Ангеле Меркель обеспечить их успешную интеграцию, будет зависеть будущее «локомотива Европы» на десятки лет вперед.

Ксения Мельникова

«lenta.ru»