Свалка с двойным дном

Свалка с двойным дном

Коммерческая компания собирается поспорить со Смольным за часть Финского залива на юго-западе города. Чиновники утверждают, что бизнесмены ссыпают в море строительные отходы, а бизнес говорит, что это город залез на их территорию

Dump_double_bottomС «незаконной свалкой строительных грунтов» на золоотвале в Финском заливе, о которой рапортовал Смольный в начале октября, не все оказалось однозначно. Землю сюда возит законный собственник подъездных дорог и дамбы, и он не совсем понимает, на каких основаниях здесь работает ГУП «Ленводхоз», подведомственное комитету по природопользованию. По словам компании, грунты понадобились, чтобы дамбу не размыло, и чиновники об этом знали. Скоро начнутся суды, после которых часть залива может быть объявлена прудом и перейти в частную собственность, а Смольному придется искать новое место для складирования.

Золоотвал на реке Красненькой – не глухой бурелом в безлюдном районе, где можно безнаказанно вывалить несколько грузовиков мусора. Площадка находится недалеко от станции метро «Автово» на берегу Финского залива. А главное, сюда около 20 лет ГУП «Ленводхоз» вывозит донные отложения, которые поднимает со дна рек и каналов, для этого несколько лет назад даже пришлось получать специальное разрешение от Невско-Ладожского бассейнового управления. Но с ноября прошлого года подъездные дороги и сама дамба находятся в собственности у ООО «Синий». Соответственно, нет больше никакого шлагбаума Ленводхоза с сидящим на страже береговым матросом. Подъезд к заливу теперь контролирует частное охранное предприятие, которое, по крайней мере, пока пропускает грузовики ГУП. Но, как выясняется, не только.

Dump_double_bottomКак грунт среди ясного неба

По словам комитета по природопользованию, первый раз грузовики с грунтами поймали на золоотвале еще весной, тогда хватило нескольких протоколов полиции на водителей, чтобы поток прекратился. «Синий» свою причастность отрицает – по словам компании, до июля проезд контролировался Ленводхозом и никаких обсыпных работ там не велось. Новые собственники дамбы (о том, как они стали хозяевами участка, – позже) утверждают, что грунты повезли на территорию золоотвала в августе для реконструкции дороги, поэтому компания называет их материалами. Запретить это собственнику участка нельзя, однако затем, говорит комитет, выяснилось, что высыпанное сталкивают в акваторию. Лишь в начале октября Балтийско-Арктическое морское управление Росприроднадзора, ФСБ и комитет нагрянули на участок, составили протоколы, арестовали технику.

Росприроднадзор инициировал административное производство в отношении организатора свалки строительных грунтов: часть первая статьи 8.42 КоАП (использование прибрежной защитной полосы водного объекта, водоохранной зоны водного объекта с нарушением ограничений хозяйственной и иной деятельности) и статья 8.2 (несоблюдение экологических и санитарно-эпидемиологических требований при обращении с отходами производства и потребления, веществами, разрушающими озоновый слой, или иными опасными веществами). Для юрлиц штрафы составляют от 200 до 400 тыс. и от 100 до 250 тыс. рублей соответственно. Комитет возбудил дело по статье 11.1 Закона «Об административных правонарушениях в Санкт-Петербурге» (организация несанкционированной свалки) – штраф от 500 тыс. до 1 млн рублей. Кроме того, речь идет об уголовной статье 247 (нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов).

«Комитета как такового на месте не было, – говорят в ведомстве. – Там работает Ленводхоз, а неспециалист не может навскидку сказать, что туда везут — материалы или грунты. Без выезда невозможно определить, что там происходит, а оснований в виде зафиксированного нарушения не было. Мы не считаем, что там как-то особенно долго процветало незаконное размещение, мы подавили его в зародыше».

Вот тут спорно, зародышу минимум не одна неделя. Объемы вывезенного еще не подсчитаны, однако ранее говорилось о десятках тысяч кубометров. Специалисты не специалисты, но, если верить чиновникам, в марте именно ленводхозовские работники вызвали полицию. Приехавший на место сотрудник комитета тогда помог составить правильно протоколы по специфическим статьям природоохранного законодательства.

Казалось бы, начать более серьезно реагировать на происходящее и выяснять, чем занимается новый собственник участка, в Смольном могли бы еще весной. Комитет и ФСБ в последнее время часто фигурируют в релизах по результатам совместных рейдов, говорится о нескольких уголовных делах, 36 изъятых единицах техники и даже трех приговорах именно по организации незаконных свалок. В то же время прежние проверки в отношении самого комитета до уголовных дел не доходят. И даже если придерживаться версии Смольного, выходит, что на глазах комитета, УФСБ и Балтийско-Арктического управления Росприроднадзора на эксклюзивной по своему назначению территории выросли горы мусора, которые посыпались в воду. Вопрос о том, проводит ли профильный куратор УФСБ собственные проверки или реагирует на уже поступившие сигналы о нарушении, в ведомстве отказались комментировать.

Dump_double_bottom

Dump_double_bottom

Dump_double_bottomДолгий путь золоотвала

Территория угольного золоотвала ТЭЦ-14 до середины нулевых находилась в собственности «Ленэнерго». В 2005 году в рамках реформы РАО «ЕЭС России» была создана территориальная генерирующая компания № 1 (ТГК-1), именно ей через 2 года достались объекты генерации и соответствующая инфраструктура Тогда же все котлы были переведены с угля на газ, так что золоотвал перестал выполнять свою прямую функцию.

В 2010 году ТГК-1 нашла покупателя на территорию. Им оказалась компания Mobile Optima LTD, зарегистрированная на Виргинских островах и, как считается, на тот момент аффилированная с Сулейманом Керимовым. Акт приема-передачи подписали в апреле 2011 года, компания собиралась за 5 лет и 250 млн евро построить здесь порт «Финский залив». Все пошло не так с самого начала, и уже осенью 2012 года ТГК-1 потащила контрагента в суд, чтобы взыскать с него недополученные за участок 19,5 млн рублей. Претензии к Mobile Optima LTD имела не только ТГК-1, некое московское ЗАО «Вистейт» предъявило в третейском суде новому владельцу золоотвала 3,1 млн долларов долга, а приставы возбудили исполнительное производство и объявили торги по продаже объекта. Виргинская компания заявила о попытке рейдерского захвата и в январе 2013 даже вроде бы сумела отбиться — Октябрьский районный суд приостановил производство. Однако ситуация ухудшалась, ТГК-1 тоже это чувствовала и попыталась наложить обеспечительные меры на территорию, чтобы она не ушла третьим лицам. Безуспешно, в мае 2016 года приставы таки продали золоотвал на публичных торгах за 47,5 млн рублей, купило его ООО «Орион».

Через год оспорить эти торги попыталось ООО «Переведеновский», которому ТГК-1 переуступила долг, однако было уже поздно. «Орион» безвременно скончался, перепродав золоотвал в ноябре 2016 года ООО «Синий», зарегистрированному за несколько месяцев до этого. При этом совладелец «Ориона» Владимир Савицкий перекочевал в состав ООО «Первомайское», которое числится среди собственников «Синего». С Савицким компанию делят Александр Мурахин и Андрей Дубровский.

Последний фигура интересная. На нем имущественные приключения золоотвала делают полный круг: Дубровский в течение нескольких лет работал в юридическом департаменте ТГК-1, ушел оттуда в 2014 году. Он и раньше становился героем публикаций «Фонтанки». В 2013 году, оставаясь юристом ТГК-1, он представлял интересы компании «Вертикаль», которая банкротила ЖКС № 2 Василеостровского района. Впрочем, уходил он из ТГК-1, судя по всему, плохо. Генерирующая компания была в списке кредиторов банкротящегося «Жилсервисхлеба». Его (и ЖКС № 2) конкурсный управляющий Андрей Коробов неожиданно решил заключить договор на оказание услуг с «Правовым агентством экономической безопасности» (ПАЭБ) на 9 млн рублей и расплатился с этим агентством, в полном соответствии с законодательством, в первую очередь. Таким образом, интересы ТГК-1 оказались задвинуты на вторую строчку, а примечательнее всего было то, что директором ПАЭБ был как раз Андрей Дубровский. Свое появление в «Синем» он объясняет тем, что покупатель дамбы привлек человека, знакомого с правовым статусом объекта.

Государственное море и частный пруд

У ООО «Синий» своя версия: коротко говоря, комитет и Ленводхоз должны сказать спасибо, что собственник вообще пускает грузовики с донными отложениями на подъездные дороги и дамбу. На руках у компании решение арбитража от 2004 года: «Запретить СПб ГУП «Ленводхоз» осуществлять строительство причалов на принадлежащем ОАО «Ленэнерго» золоотвале…, их эксплуатацию, ремонт и иные действия по владению и пользованию указанными причалами, а также складировать донные отложения или мусор в чашу золоотвала с использованием дамбы золоотвала, иным способом использовать дамбу золоотвала без согласия ОАО «Ленэнерго». Логика компании состоит в том, что вместо «Ленэнерго» можно подставить название любого последующего собственника, от ТГК-1 до «Синего». 16 октября должно состояться судебное заседание по официальному правопреемству. «Причал №2 на отвале в устье реки Красненькой» «Ленводхоз», кстати, все-таки построил, в прошлом году только на содержание этого скромного со стороны сооружения было направлено 16 млн рублей.

Дамба представляет собой шпунтовую стенку, к которой примыкает выровненная полоса грунта шириной в 10 метров и еще 15 метров откоса. По этой так называемой профильтрационной призме идет технологическая дорога, предназначенная для ухода и ремонта за плотиной. «Синий» ссылается на заключение Всероссийского научно-исследовательского института гидротехники имени Б. Е. Веденеева, который обнаружил, что часть дороги и откоса осыпалась. Чтобы восстановить ее, по словам собственника, и стали сыпать грунты, компания сообщила об этих планах комитету на совещании еще в начале августа. При этом «Синий» опирается на законодательство, которое говорит, что поддержание дамбы в нормальном состоянии — это обязанность собственника гидротехнического сооружения.

Согласно выписке из государственного реестра, путь от ТГК-1 к «Синему» прошла не огороженная дамбой чаша, а только объект недвижимости «золоотвал в море» площадью 5 с небольшим гектаров. Складывается эта площадь из подъездных дорог и самой дамбы. Отгороженная дамбой часть залива остается в федеральной собственности, как и любой подобный водный объект, говорят в комитете. «По нашему мнению, сейчас ООО «Синий» попытается перевести эту часть акватории в категорию пруда, — говорит замглавы комитета по природользованию Александр Кучаев. – По закону обводненный карьер или пруд в границах участка может быть в собственности юрлица. Но все это очень сомнительно. Невско-Ладожское бассейновое управление и федеральные органы руководствуются тем, что это именно часть залива, иного мнения ни от одного ведомства я не слышал».

Dump_double_bottomЗдесь нельзя избежать каламбура, комитет как в воду глядел. Слово «пруд» Андрей Дубровский действительно употребил несколько раз в беседе с корреспондентом «Фонтанки», утверждая, что и дамба и пруд — это неотъемлемые части золоотвала. Город, по его мнению, сам подтверждает это своими действиями, так как федеральное законодательство не разрешает захоранивать в море золу и шлак. Что касается донных отложений, то 155-й федеральный закон разрешает их захоронение в заливе в том случае, если дноуглубительные работы проводятся во внутренних морских водах и в территориальном море, а не в каналах и реках. Так что, по логике «Синего», либо Ленводхоз нарушает закон, либо чаша золоотвала не относится к морю.

«Не знаю, зачем еще покупать дорогу и дамбу, если только не для сброса грунтов», – говорит собеседник в комитете по природопользованию. Эта позиция, к слову, доказывает, что чиновники могли бы с самого начала следить за тем, что происходит на золоотвале. Но в самом «Синем» только смеются, никакой свалки, по их словам, здесь не будет. Впрочем, и на вопрос о том, зачем было покупать такой несуразный с точки зрения бизнеса объект, тоже прямо не отвечают. За формированием земельного участка, относящегося к гидротехническому сооружению, пока никто не обращался. «Это не вопрос сегодняшнего дня, хотя в какой-то момент мы к этому, видимо, придем, – говорят в компании. – Но это же не значит, что мы что-то хапнем. Если участок будет сформирован, будет идти речь о приватизации по кадастровой стоимости. И в любом случае это нельзя сделать за рамками закона, без одобрения города, без экологической экспертизы и общественных слушаний». По словам «Синего», интерес к потенциальному участку проявляют разные структуры. Проект называют практически венчурным, а вопрос коммерческого использования отодвигают на 6-7 лет; говорят, что это будет не порт (дорого), не бизнес-центр (никому здесь не нужен) и не жилье (охранная зона ТЭЦ и Петербургского нефтяного терминала).

Николай Кудин

«fontanka.ru»