Лишние – люди

Лишние – люди

Гражданская война между трудом и капиталом: челябинский единорос-миллиардер vs забайкальские горняки

superfluous_peopleВ Забайкалье, в поселке Вершино-Дарасунском нищенствуют и голодают золотодобытчики. Это не оксюморон: их сократили, заработанных денег не заплатили, и теперь они объявили голодовку. Уволены с Дарасунского рудника в конце июля-начале августа 454 работника, окончательного расчета, который должен производиться в день увольнения, нет до сих пор. А голодают – за всех – 51 человек (начинали акцию в понедельник 19). Поселковые власти их поддерживают: отдали актовый зал на втором этаже здания поссовета, рядом машина неотложки – если давление зашкаливает, ставят уколы, четверых с гипертонией и гипотонией уже увезли. После жалоб на холод и отсутствие спальных мест предоставили на ночь спортшколу: есть маты и тепло.

И краевые власти солидарны с требованиями голодающих. Это заявила в телеэфире губернатор Наталья Жданова (правоохранители, по ее мнению, должны занять активную позицию, вплоть до возбуждения уголовного дела против руководства предприятия), это подтвердил приехавший в поселок первый вице-премьер Александр Кулаков. СК изымает документы, прокуратура проводит проверку и возбуждает дела, пока административные, а краевая госинспекция труда сообщила, что пыталась провести выездную проверку здесь еще 28 августа, однако на руднике воспрепятствовали ее проведению. Документы о начислениях и выплатах не показали.

Тем не менее и без этого нарушения выявлены. Бухгалтерские огрехи, стоит один допустить, неминуемо влекут другие: вовремя не рассчитался, а где компенсация за несвоевременность? И пошло-поехало. Цепь их началась с того, что работодатель неверно распустил рабочих, объявив с 20 мая простой – без правовых оснований и без обоснования причин. 20 мая – весьма условная точка отсчета, нарушений хватало и до этого. Но в этот день, очевидно, нечто сломалось, он показателен во взаимоотношениях труда и капитала, местного менталитета и российских норм бизнеса.

За три дня до этой даты, 17 мая, отказался покинуть забой 81 горняк. Потребовали выплаты долга по зарплате и повышения коэффициента трудового участия. Долг перед 873 работниками составлял тогда 16 млн рублей. Это была зарплата за апрель, ее задержали на два дня. Могли подождать и три? А чего, собственно, ради? К рабочим спустилась губернатор Наталья Жданова (не владелец – тот не приехал). Руководство рудника пообещало перечислить деньги и пересмотреть коэффициенты. Вечером 18 мая рабочие вышли из шахты. Долг действительно тогда погасили, но собственник тут же заявил, что рудник будет закрыт как убыточный. (Между тем вот данные из базы «Контрагент»: в 2015 году выручка рудника – 677 млн рублей, чистая прибыль – 216 млн руб. Годом раньше – 661 млн. Данные «СПАРК-Интерфакса» – те же.) А пока – объявил простой и массовые сокращения.

Так часто бывает. На требования платить более-менее приличные деньги или поставить на трубы фильтры собственник отвечает, что ему проще закрыть предприятие. Знаю пример, когда владелец решил закрыть завод на следующий же день после запуска. В поселке Козульке Красноярского края – стоило увидеть, в каком виде пришла рабочая смена на следующий день после банкета. А в последующие дни обнаружить, как таяло заводское имущество – для поддержания коллективного запоя. Ну, комбинат еще какое-то время поработал, а потом его законсервировали. Так и стоит уже много лет – видимо, пока народ новый не народится.

Огромный сегмент отечественного бизнеса конкурентоспособен лишь благодаря занижению ниже плинтуса цены наемного труда и вообще минимизации расходов на все, что связано с рабсилой – на экологию, технику безопасности, в целом технологии. А рабсила отвечает любовью на любовь: око за око. Воровство – еще не самый сильный ответ.

Прокуратура до сих пор продолжает взыскивать с собственника рудника недоначисленную работникам с октября 2016-го по май 2017-го зарплату («в связи с необоснованным применением коэффициента трудового участия»). В интересах 656 работников в суд ушли иски на 31 млн рублей, удовлетворены 554. Показательно, что ответчик часть их обжаловал, и люди поэтому не могут пока получить свои гроши. Понятно, что это, быть может, даже и не крохоборство, а принципиальность, бизнес, текучая работа юристов, продолжите сами. Но.

Кто собственник? Дарасунский рудник до последнего времени входил в группу «Южуралзолото» (АО «ЮГК»). Владелец «ЮГК» и президент – Константин Струков, полный кавалер знака «Шахтерская слава», вице-спикер Заксобрания Челябинской области и, по рейтингу Chel.ru, богатейший челябинец. В последнем рейтинге Forbes его состояние оценено в 950 млн долларов.

Фракция «ЕР» в Забайкальском Заксобрании обратилась и к Струкову, и к челябинским коллегам, чтобы те повлияли на него (копии – в редакции): «справедливость и законность должны быть восстановлены без каких-либо оговорок и условий со стороны собственника».

Первый вице-премьер Кулаков: «Весной было понятно, что по каким-то причинам собственник должным образом не ведет хозяйственную деятельность, не вкладывает средства в развитие производства. Чтобы до такого состояния довести предприятие, надо постараться. Давно не сталкивался с таким безобразием».

Действительно: впечатление, что это и не бизнес, а сведение счетов или вовсе гражданская война. Кого с кем? Всего со всем, например, успешности с лузерством. Челябинского единороса-миллиардера с забайкальскими шахтерами. Но это, конечно, кажется. Говорю же, так бывает. Бизнес закрывают.

И ладно бы, пусть Струков закрывал рудник, в чем проблема. Проблема в том, что Вершино-Дарасунский включен правительством РФ в категорию моногородов. Рудник Дарасунский – градообразующий. Но чья это проблема?

О поселке известно, что в 50-х здесь выщелачивали цианид зэки, в 60-х в местной восьмилетке учился будущий академик Эпов, в 70-е это был 12-тысячный поселок, крупнейший на всю округу, с аэропортом. Теперь все притушено, население уменьшилось более чем вдвое, зато построили церковь. Рудник же, судя по открытым базам данных, давно ходил по рукам – как шлюха, с нарастающим со временем и обстоятельствами жизни дисконтом. В сентябре 2006 года в пожаре на руднике погибли 25 горняков. Тогдашний собственник – Highland Gold Mining Ltd, прекратив добычу золота, стал искать покупателя, и через год «ЮГК» купило рудник за 15 млн долларов (включая права на разработку месторождений Теремки и Талатуй) и добычу возобновило. А минувшим летом – после майского бунта в шахте – продало рудник ООО «Урюмкан»лишь за 1 млн долларов. В 15 раз меньше, даже без учета миллиардных вложений «ЮГК»! Похоже, это уже цыганская лошадь на ярмарке. Тюнингованная, перекрашенная и надутая горячим дымом – голова в цветах, жопа в мыле. Еле живая.

О сделке, как состоявшейся, сообщали отраслевые издания и источники. Меж тем на сайте «ЮГК» рудник все еще значится в активах группы, в выписке из ЕГРЮЛ на 19 сентября собственником также определен «ЮГК». Власти Забайкалья заявляют: сделка пока находится на рассмотрении антимонопольной службы. Как бы то ни было, надеющийся возобновить добычу «Урюмкан» ни при чем, голодовка – последствия работы «ЮГК».

Это то, что на поверхности. Глубинная же проблема, простите за тривиальность, одна: низкий уровень жизни в Забайкалье. Из-за чего – сдача земель, лесов и предприятий Китаю, самая вопиющая статистика по преступности, популярность АУЕ («арестантско-уркаганского единства»). А что до непосредственно Вершино-Дарасунского (поселок – из старейших золотодобывающих в Забайкалье), тут следствием нищеты является теневая золотодобыча. С точки зрения народа, это – по «понятиям». С точки зрения бизнеса, приходящего сюда временно, это – воровство. И с этим глобальным антагонизмом, понятно, – никуда. Должен быть иной уровень жизни.

Такой замкнутый круг. Все течет, ни черта не меняется. Напомню: по многим свидетельствам, и Ленский расстрел 1912 года произошел не столько из-за тухлятины, скормленной работягам, не столько из-за конского члена, проданного им в качестве мяса, сколько из-за запрета им дополнительно зарабатывать на самородном золоте.

Вот продолжение рифм: владельцем контрольного пакета ленских приисков была зарегистрированная в Великобритании Lena Goldfields. Разумеется, как и в наши времена этой компанией владели отнюдь не англичане. После расстрела ее пакет скукожился с 66 % до 17. Сталин писал: с Ленского расстрела «тронулась река народного движения», «настал конец терпению страны». «Всё, что было злого и пагубного в современном режиме, всё, чем болела многострадальная Россия, – всё это собралось в одном факте, в событиях на Лене». И что? Уже в 1925 году Lena Goldfields с триумфом вернулась, советская власть передала ей множество новых копей и приисков в Сибири и на Урале, и теперь уже доля компании составляла 93% (в 1929-м, правда, ее вынудили уйти, но в 1968-м правительство СССР признало иск Lena Goldfields на 65 млн долларов).

Ну и главное: только в 1938 году по решению «тройки» расстреляли 948 рабочих Ленских приисков. Против 150-270 (по разным оценкам) при царизме.

Поэтому не сказать, что ничего не меняется. Да, смысл событий вокруг рудного золота, сама канва и даже фабула те же, но сейчас хотя бы не расстреливают, смягчение нравов налицо.

По данным регправительства, 19 сентября транш в 11,8 млн рублей из обещанных собственником 38 млн на счета рудника поступил. Но люди намерены голодать до полного погашения долга. Вечером 20 сентября местные власти рапортовали о зачислении уже всей суммы и скорых выплатах. Наверное, люди заработанное получат. Вот только что им делать дальше? Рудник законсервирован. Сколько и кого примет на работу «Урюмкан» и когда возобновит добычу, пока никто сказать не может, есть лишь намерения.

Алексей Тарасов

«novayagazeta.ru»