У «Транснефти» поднялось давление

У «Транснефти» поднялось давление

Во втором туре судебного спора победу одержал Сбербанк

"Transneft"_has_raised_the_pres«Транснефть», проигравшая Сбербанку в апелляции спор на 66,5 млрд руб., подаст кассационную жалобу. Компания уверена, что на суд «оказывалось беспрецедентное давление» и он «не обеспечил процессуального равенства участников». Сбербанк не менее твердо говорит о «правильности своей позиции». Но эксперты считают, что спор вокруг убыточных сделок с производными финансовыми инструментами (ПФИ) еще может завершиться мировым соглашением сторон.

Девятый арбитражный апелляционный суд признал сделку «Транснефти» и Сбербанка по производным финансовым инструментам законной. «Мы полностью удовлетворены решением суда и не сомневаемся в правильности нашей позиции»,— сообщил зампред правления Сбербанка Александр Морозов, добавив, что на клиентские отношения с «Транснефтью» ситуация никак не влияет. В свою очередь «Транснефть», которая требует признать недействительной убыточную сделку со Сбербанком по ПФИ (см. “Ъ” от 7 июля), не собирается мириться с проигрышем. «По получении решения суда в полном объеме компания подаст жалобу в кассационную инстанцию»,— заявил советник главы «Транснефти» Игорь Демин.

Если кто-то из нас сегодня купит бумаг на $100 тыс., то завтра он станет квалифицированным инвестором, потому что обстоятельства, по которым это решается,— это размер и значимость того бизнеса, который он ведет

Зампред правления Сбербанка Белла Златкис 23 августа

По его мнению, суд не обеспечил процессуального равенства участников. «Нам было отказано в приобщении экспертных заключений по новым доводам в жалобе Сбербанка, не предоставлена возможность полностью доложить свою позицию»,— отметил он. По словам господина Демина, на судебную систему оказывалось «беспрецедентное давление». «Накануне заседания суда в десятках СМИ некие эксперты нарисовали апокалиптическую картину для экономики при оставлении решения суда в силе»,— привел он пример.

В июле суд первой инстанции встал на сторону «Транснефти», приняв ее довод «о недобросовестности Сбербанка, который продавал сложно структурированный продукт, будучи одновременно консультантом» компании. В конце 2013 года компания приобрела у Сбербанка для хеджирования валютных рисков барьерный опцион-пут с отлагательным условием и продала барьерный опцион-колл с отлагательным условием на сумму $2 млрд с датой исполнения в сентябре 2015 года. Барьерное отлагательное условие в рамках сделки наступало, если курс рубля преодолевал 45 руб./$1. Осенью 2014 года на фоне ослабления рубля барьерное условие по сделке было изменено на 50,35 руб./$1. Однако уже 1 декабря 2014 года курс превысил барьер, достигнув значения 52,62 руб./$1. В дату истечения срока сделки, в сентябре 2015 года, Сбербанк уведомил «Транснефть» о курсе 66 руб./$1 и обязанности компании выплатить в пользу банка 66,95 млрд руб.

В решении суда первой инстанции указывалось, что банк навязал компании высокорисковую спекулятивную сделку, а «Транснефть», будучи непрофессиональным участником финансового рынка, не смогла самостоятельно оценить риски. По мнению вице-президента Sberbank CIB Андрея Шеметова, окончательное решение в пользу «Транснефти» могло привести к массовой подаче подобных исков к банкам, в результате чего общие убытки системы могут достигнуть 1 трлн руб. Не остался в стороне и ЦБ, который взялся за проблему глобально, попросив системно значимые банки предоставить информацию о сделках по хеджированию рисков клиентов (см. “Ъ” от 22 августа).

Накануне заседания апелляционного суда стало известно, что Сбербанк предложил «Транснефти» мировое соглашение, однако, по словам господина Демина, на его изучение «почти не оставалось времени». После победы в апелляции Сбербанк мириться передумал. Зампред правления Сбербанка Белла Златкис вчера заявила, что сейчас мировое соглашение не обсуждается, а предложение было направлено «Транснефти» еще 4 июля. По словам первого вице-президента Ассоциации российских банков Юрия Кормоша, решение апелляционного суда фактически означает, что «Транснефть» все-таки признается квалифицированным инвестором. К таковым относятся инвесторы, которые обладают необходимыми знаниями, опытом и финансовыми возможностями, позволяющими качественно оценивать риски.

Хотя сейчас стороны настроены крайне решительно и мириться не желают, эксперты все еще допускают, что дело может завершиться именно соглашением сторон. Возможность и содержание соглашения будут зависеть от мотивировочной части решения апелляционного суда, указывает ведущий эксперт Центра развития современного права Дмитрий Морев. Он предполагает, что в судебном акте будут устранены очевидные ошибки суда первой инстанции — такие, как, например, «недобросовестность» Сбербанка или «неквалифицированность» «Транснефти». «Стороны окажутся в более или менее равном положении»,— полагает юрист. При этом, по мнению господина Морева, нет беды даже в том, если дело пойдет в вышестоящие судебные инстанции. «Законодательство в сфере регулирования сделок с производными финансовыми инструментами несовершенно, что, собственно, и привело к возникновению проблем и дало пищу для спора. Тем не менее, принцип независимости судебных инстанций, лежащий в основе организации арбитражных судов, позволяет предположить, что решение по данном делу будет взвешенным и основывающемся на законе и здравом смысле», — заключил господин Морев.

Юлия Полякова, Ольга Мордюшенко, Андрей Райский

«kommersant.ru»