Газпром сэкономит миллиарды

Газпром сэкономит миллиарды

Инвестпрограмма «Газпрома» на 2018 год может составить около 1 трлн руб., в 2017 году она составит свыше 910 млрд руб., 625,45 млрд руб. из них (68,7%) пойдет на проекты капитального строительства

Подобные масштабы затрат в условиях нестабильных цен на энергоносители, действующих в отношении России в целом и в отношении ряда газпромовских проектов в частности экономических санкций заставляют Газпром задуматься об экономии и оптимизации затрат.

Компания сформировала и ежегодно обновляет программу оптимизации затрат, которая предусматривает целый ряд мероприятий и процедур, призванных удерживать затраты в рамках запланированных, а также изыскивать возможности для их сокращения.

Управлением и контролем данного процесса занимается департамент корпоративных затрат, выросший из тендерного комитета и существенно расширивший за последние пять лет свой функционал.

Возглавляет его Михаил Сироткин, чья биография последнее десятилетие связана с Газпромом, что позволяет ему хорошо ориентироваться не только в затратах, но и в процессе привлечения подрядчиков, контроле расходов, оценке необходимости тех или иных затрат, а также возможностей по их сокращению.

Михаил Сироткин

Работа департамента Сироткина позволяет газовому монополисту ежегодно экономить от 100 до 200 млрд. рублей. Достигаются такие результаты не только за счет поиска возможностей по более дешевой закупке услуг, оборудования и ресурсов – в немалой степени это достигается и за счет различных управленческих технологий и решений в организации взаимодействия с поставщиками.

Так, при реализации мегапроекта «Сила Сибири» было принято решение по разбивке крупных тендерных лотов на более мелкие.

«Это новый проект, — говорит Михаил Сироткин. — Он осуществляется в новом регионе хозяйствования. При этом «Сила Сибири» основывается на крайне жестких бюджетных ограничениях. Поэтому мы на стадии проектирования на каждый вид работ вывели определенную квоту по деньгам, за которую выйти мы не можем. Причем внутри каждой квоты мы должны еще найти резервы для снижения затрат. Для того, чтобы у нас внутри проекта еще был резерв на покрытие инфляции, курса валют или других непредвиденных факторов.

Мы применяем все возможные методы для того, чтобы максимально снизить цену при надлежащем качестве. Вторая задача — удержать эту цену в момент проведения работ».

Еще одно перспективное направление оптимизации – переход на управление крупными проектами с использованием системы ЕРС. EPC-контракт предполагает фактически «стройку под ключ»: исполнитель обязуется взять на себя полный цикл работ — проектирование, закупку материалов и собственно строительство. Такая система предусматривает фиксированную цену, а вознаграждение за управление проектом и организацию работ не предусматривается.

Но при этом Газпром сохраняет требования к качеству выполнения работ как генеральным подрядчиком, так и всеми привлекаемыми субподрядчиками. «Для нас важно, чтобы контрагент был очень надежным. В этом смысле мы ориентируемся и на крупные компании, у которых есть собственные внутренние резервы, есть возможность заимствований – говорит Сироткин. — Но у них и большая ответственность за выполнение той или иной работы. Поэтому всегда во всем мире для реализации большой работы нанимаются большие генеральные подрядчики, которые затем нанимают субподрядчиков, субсубподрядчиков. Но в нашей контрактной стратегии важно понимать стоимость работ на каждом уровне».

Сергей Шапкин